Урановое наследие

Проблема реабилитации хвостохранилищ для государств Центральной Азии, в частности Кыргызстана, актуальна по сей день. Только на территории нашей республики расположено 92 объекта с токсичными и радиоактивными отходами горнорудного производства. Из них в ведении МЧС находятся 33 радиационных захоронения и 25 горных отвалов с общим объёмом отходов около 12 миллионов кубометров. Многие из них находятся в населённых пунктах и бассейнах трансграничных рек. Под воздействием осадков и природных катаклизмов склоны курганов оползают, их смертоносное содержимое может попасть в воды рек и привести к экологической катастрофе. На протяжении многих лет вопрос консервации хвостохранилищ поднимался на самом высоком уровне, но до конца так и не решён. Как сегодня обстоят дела с решением проблемы уранового наследия, рассказал начальник отдела мониторинга и технического надзора Агентства по обращению с хвостохранилищами при МЧС Бакытбек АСАНКУЛОВ.


Контроль со всех сторон

Проблемой реабилитации хвостохранилищ занимается и Государственное агентство охраны окружающей среды и лесного хозяйства — регулирующий орган по радиационной безопасности. По словам директора Центра государственного регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности при агентстве Байгабыла Толонгутова, их организация совместно с МАГАТЭ, европейскими и местными экспертами, специалистами из ряда министерств разработали стратегический мастер-план реабилитации хвостохранилищ. Теперь на его реализацию нужны деньги. «В рамках данного документа Государственное агентство охраны окружающей среды и лесного хозяйства работает над усовершенствованием нормативно-правовых актов, законов, созданием правильной структурной эффективности государственного управления, контроля и надзора. Мы хотим, чтобы система стала малозатратной и эффективной. Кроме этого, планируем открыть учебный центр повышения квалификации сотрудников, разработать стратегию управления отходами, в том числе урановыми», — сообщил он.
В конце весны наша делегация во главе с Байгабылом Толонгутовым побывала в штаб-квартире Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) в Вене и представила Национальный отчёт к «Объединённой конвенции о безопасности обращения с отработавшим топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами». «На мероприятии присутствовали специалисты из разных стран. По сравнению с рядом государств, у нас радиоактивные отходы малоактивны. Международные эксперты отметили, что Кыргызстану необходимо укрепить систему регулирования в области обеспечения радиационной безопасности. То есть в стране должны быть чёткая законодательная база, хорошее лицензирование и контроль. Необходимо обучать население и готовить хороших специалистов. Нам также нужна поддержка доноров», — рассказал Байгабыл Толонгутов.


 

— В каком состоянии сейчас хвостохранилища, которые находятся на балансе МЧС?

— Сказать, что все они в аварийном состоянии, нельзя. Мы ежегодно проводим технический надзор и мониторинг наших объектов, производим по мере поступления финансовых средств из бюджета аварийно-восстановительные работы. К примеру, в этом году на эти цели нам выделено 7 млн. сомов. К сожалению, денег хватает только на то, чтобы привести хвостохранилища в более-менее безопасное состояние. Аномальные участки после непогоды закрываем, чистим селеотводные каналы, укрепляем дамбы и т. д. То есть не даём хвостохранилищам дойти до критического состояния. Ведь многие из них находятся возле трансграничных рек, и если смертоносное содержимое курганов попадёт в воду, то проблема будет не только у нас, но и у соседей.

— Значит, есть хвостохранилища, состояние которых приближается к критической точке?

— Нет. Все наши объекты законсервированы, кроме одного, на юге. Он частично закрыт, и по мере выделения денег закончим и там работу.

Ежегодно составляется план-прогноз, который согласовывается со всеми заинтересованными министерствами и ведомствами, а также курирующим заместителем министра. Согласно этому документу проводим все необходимые работы. Весной выезжаем на места совместно с комиссией гражданской защиты, специализированной комиссией, санэпидемстанцией. Делаем замеры и визуально осматриваем участки. Также учитываем мнения наших специалистов и органов местного самоуправления.

— От селей и паводков ежегодно страдают одни и те же объекты?

— По-разному. У нас климат непредсказуемый. В основном от природных явлений страдают хвостохранилища на юге страны. Мы делаем всё, чтобы не допустить экологической катастрофы.

— Сколько нужно денег, чтобы привести хвостохранилища, находящиеся в ведомстве МЧС, в безопасное состояние?

— Около $100 млн. Это расчёты национальных и международных экспертов. Денег хватит на полноценную консервацию.

— На крупных хвостохранилищах радиационный фон сильно отличается от нормы?

— У нас он повышен только на аномальных участках после селей и паводков на отрезке размером метр на метр. Во время аварийно-восстановительных работ его закрываем. Но из-за погодных явлений приходится это делать каждый год. В идеале нужно полностью провести рекультивацию объектов, тогда о проблеме можно забыть минимум на 50 лет.

get link — Радиационный фон постоянно замеряется?

— В начале и конце года замеры проводим мы, санэпидемстанция, гостехинспекция. Специальная комиссия выезжает и определяет потенциально опасные участки. Кроме этого, если на объектах ведутся какие-то работы, то параллельно берём отбор проб воды, почвы. Все заборы отправляем в соответствующие лаборатории, которые и дают нам заключения. Обязательно перед туристическим сезоном проводятся замеры и в Каджи-Сае.

— Какие работы ведутся в городе Майлуу-Суу?

— Там реализуется двухгодичный проект Евросоюза. Сейчас идёт мониторинг всех объектов. После этого станет понятно, какие хвостохранилища надо переносить, а какие оставить. Эти работы уже войдут во второй этап проекта.

— Куда их переносить будете?

— В безопасное место, за пределы населённых пунктов, подальше от бассейнов рек.

source url — Расскажите, пожалуйста, о переносе хвостохранилищ в посёлках Мин-Куш и Каджи-Сай.

— Там реализуется проект Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом». Работы ведутся в рамках межгосударственной целевой программы. Средства, а это 2 млрд. 890 тыс. рублей, вносят все четыре участника: Россия — 75%, Казахстан -15%, Кыргызстан и Таджикистан — по 5%. Деньги пойдут на рекультивацию хвостохранилищ. Первый этап программы проходил с 2013-го по 2016 год. В это время специалисты провели исследования и разработали проектно-сметную документацию. В 2017 году «Росатом» заключил государственный контракт с подрядчиком. Работы уже начались.

В Каджи-Сае на месте расположения хвостохранилищ проводится рекультивация в соответствии с требованиями Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Планируется всё завершить в августе-сентябре. А в посёлке Мин-Куш идут подготовительные работы. Там перенесут два объекта на третий, где курган не будет представлять опасности.

— Как избежать того, чтобы местное население не выпасало скот на опасных участках? Ведь такие случаи бывали.

— У нас есть всего два смотрителя-специалиста в Мин-Куше и Майлуу-Суу. Они объясняют людям, что нельзя находиться на объектах и тем более выпасать там скот. Также с населением беседуют и сотрудники других ведомств. К сожалению, не все люди осознают опасность. Заградительные сетки можно ставить хоть каждый год, но от этого толку нет.

— Сели и паводки не заражают грунтовые воды?

— Мы ежегодно проводим ведомственный мониторинг. Берём отбор проб воды в реках возле хвостохранилищ, а также в школах, детсадах, расположенных недалеко от объектов. Все показатели там в норме.

— В Кыргызстане ситуация с хвостохранилищами лучше, чем в Таджикистане, или нет?

— Я не могу сравнивать с другими странами. К примеру, в Узбекистане вообще не пускают посторонних на объекты. В Таджикистане в рамках межгосударственной целевой программы тоже ведутся работы. Но они в плане внутригосударственных процедур отстают при подготовке проектов. Хотя начинали мы вместе. Кыргызстан более открыт, и страна старается привлечь внебюджетные инвестиции.

— На недавней межгосударственной конференции предложено подготовить новую резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН о предотвращении радиационной угрозы в Центральной Азии. Чего ожидает от этого страна?

— Мы обновляем старый документ, чтобы привлечь внимание мировой общественности к проблеме для оказания финансовой помощи.

— Спасибо за беседу.

Ирина КОВШОВА.
Фото Игоря САПОЖНИКОВА.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий