Мы не равны, равны не мы: о гендерном неравенстве в Кыргызстане

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

«Напишите, пожалуйста, о проблеме неравенства мужчин и женщин при приёме на работу. Я очень часто с этим сталкиваюсь. Есть, конечно, вакансии, с которыми может справиться только определённый пол, но сейчас у нас происходит явная дискриминация. И почему зарплата на одной и той же должности для мужчины и для женщины разная — женщинам платят меньше? Пусть работодатели расскажут, почему у нас так происходит».

Вот такое письмо на днях пришло на мой электронный адрес. Автор не представился, поэтому неясно — мужчина он или женщина? Судя по тону письма, скорее женщина, которой при очередном трудоустройстве пришлось столкнуться с гендерной дискриминацией. Чего скрывать, такая проблема в нашей стране имеется: часто на какую-нибудь должность берут только мужчин или, наоборот, исключительно женщин, которым при этом платят гораздо меньше. Попробуем разобраться, что не так, и главное — можно ли это изменить.

Все работодатели, с которыми удалось поговорить на тему гендерного неравенства, как один сказали, что, во-первых, брать женщин на работу невыгодно с финансовой точки зрения, потому что рано или поздно (а чаще рано) приходится выплачивать компенсацию за декретный отпуск. Во-вторых, потому что женщина (а тем более мусульманка), по сути, не принадлежит себе — её жизнью руководит муж, а потому женщины не могут оставаться после работы сверхурочно, не могут выезжать в командировки или вообще, выходя замуж, уходят с работы. Ну а уж о том, что ни одному работодателю не нравится, что его сотрудница часто пропускает работу по причине болезни детей, и говорить не приходится.

Бытовые трудности не единственный фактор, влияющий на выбор работодателя при подборе персонала, огромную роль играет психология — психология клиентов компании. Как правило, на работу, требующую общения с людьми и представления какого-либо продукта, берут девушек, потому что здесь большую роль играет подсознательный фактор фасцинации — есть такое понятие в психологии, от английского fascination, то есть «очарование». Именно поэтому маркетолог и менеджер по продажам чаще всего женщины, а в рекламе товаров чаще используется образ молодых девушек и детей, чем мужчин. А вот среди дизайнеров и разработчиков чего-либо в последнее время, наоборот, много мужчин, потому что эти профессии требуют хорошего пространственного видения. Но представить уже готовый макет или проект клиенту опять же лучше всего сможет девушка, и понятно почему.

Аналитические должности, работа с повышенной ответственностью и необходимостью принятия стратегических решений — это прерогатива мужчин, потому что считается (и даже научно доказано), что мужской и женский типы мышления очень отличаются: мужчина живёт умом, женщина — эмоциями. Про работу, где требуется большая физическая сила, говорить не буду — тут и так всё понятно, не женское это дело.

Своим мнением на сей счёт поделился менеджер одного из бишкекских турагентств:

— В нашей компании среди авиаагентов и туроператоров всегда преобладали девушки, — рассказал он. — Не знаю, почему. Может, потому что это не очень высокооплачиваемая работа, или потому, что данная сфера не воспринимается мужчинами всерьёз. Бронирование билетов требует высокой концентрации внимания, хорошей трудоспособности, обширной памяти и крепких нервов. Девушки в этом отношении уступают мужчинам в силу специфики женского мышления — чаще делают ошибки, быстрее устают и теряют концентрацию, отвлекаются на мешающие работе моменты. Поэтому те несколько мужчин, которые есть в нашей сфере, намного выше по профессиональным показателям, чем большинство девушек.

Выходит, что нет гендерного неравенства, есть естественный профессиональный отбор? Обратимся к официальным данным.

Согласно данным Нацстаткома КР за 2017 год, численность женщин в Кыргызстане превышает численность мужчин, при этом число занятых женщин по стране не уточнено. Деятельность, в которой занята большая часть женской половины, — это сфера услуг. Женское предпринимательство в нашей стране в целом не развито. Карьеристок среди кыргызстанок немного, женщины слабо представлены во всех сферах управления, им, как правило, отводится роль исполнителей.

Во всех возрастных группах уровень занятости мужчин выше, чем уровень занятости женщин, но наиболее значительный разрыв наблюдается в возрастной группе от 25 до 34 лет. В этом возрасте женщины чаще всего оставляют работу из-за рождения ребёнка. Экономически активнее мужчины, активность женщин в полтора раза ниже, при этом по выработке рабочего времени женщина трудится в полтора раза больше, чем мужчина. Женщины больше работают в бюджетных организациях: школах, детских садах, больницах, там их число составляет более 80%. В малом и среднем бизнесе эти данные по всем показателям менее 20%. Женщин-руководителей — 33% против 67% мужчин. Доля безработных женщин выше, чем доля неработающих мужчин, более 55% безработных — женщины.

Согласно отчёту Всемирного экономического форума 2017 года, в рейтинге обеспечения гендерного равенства Кыргызстан занял 85-е место. В отчёте ежегодно даётся анализ ситуации в сфере обеспечения равных прав для мужчин и женщин в 144 странах. При его составлении учитываются положение, права и роль женщин и мужчин в различных сферах общественной и экономической жизни, а также в политике. По ключевым показателям наша страна в рейтинге опережает Перу и Сенегал и уступает Грузии и Армении. Из стран Центральноазиатского региона наиболее высокие достижения у Казахстана — 51-е место. Ярко выражено гендерное неравенство в Пакистане и Йемене: они заняли 143-е и 144-е места соответственно. В тройке лидеров оказались Исландия, Финляндия и Норвегия.

Опыт Исландии в деле восстановления равноправия мужчин и женщин особенно любопытен, по сути, это первая страна, где женщины доказали несправедливость неравных зарплат, причём сделали это силой. В 1975 году более 90 процентов жительниц страны объявили забастовку, призывая мужчин уважать их труд. В так называемый «женский выходной» они не вышли на работу и устроили самый настоящий семейный бойкот, отказавшись делать домашние дела. В результате в стране закрылись детские сады, школы и магазины, а мужчины вынуждены были брать детей на работу и ходить голодными.

Чтобы подобная «бабская блокада» больше никогда не повторилась, исландцы приняли закон, согласно которому частные компании и правительственные учреждения обязаны регулярно отчитываться об уровне зарплат сотрудников и сотрудниц, который должен быть одинаковым. «Женский выходной» привёл к тому, что государство, которое называют «лучшей страной для того, чтобы быть женщиной», впервые в новейшей европейской истории возглавила женщина, а доля мужчин в парламенте страны уменьшилась.

Исландии удалось добиться гендерного равенства в оплате труда благодаря конкретной мере — за счёт предоставления отпуска по уходу за ребёнком обоим родителям, то есть фактически расширив права мужчин. Это изменило представление о роли женщины как домохозяйки и матери и позволило воспитать новое поколение исландцев, которые считают равенство полов в семейных и рабочих аспектах естественным и правильным. Возможно ли такое в Кыргызстане? Если только в мечтах.

Несмотря на закреплённое в Конституции КР равенство в правах и возможностях мужчин и женщин, на практике всё частенько выходит наоборот — по правилам, которые диктует сама жизнь, точнее, нелёгкая женская доля. Судите сами. Согласно обзору Нацстаткома КР о демографическом, социальном и экономическом положении женщин в Кыргызстане, численность женщин в нашей стране преобладает над численностью мужчин — мужчин по-прежнему мало. Для женщин старших возрастов это объясняется влиянием последствий Великой Отечественной войны, для женщин средних возрастов — более высокой мужской смертностью. Природа не терпит пустоты: при нехватке мужских рук им на смену вынужденно приходят руки женские, как результат — женщины занимаются тяжёлым физическим трудом, работают и за себя, и «за того парня».

При этом живут наши женщины дольше, чем мужчины: ожидаемая продолжительность жизни при рождении составляет 75 и 67 лет соответственно. Если современная 60-летняя женщина имеет все шансы прожить ещё лет пятнадцать-двадцать, то век мужчины, увы, короток во всех смыслах — он при благоприятном раскладе проживёт примерно ещё лет десять. Наши женщины даже после выхода на пенсию продолжают работать, и их трудовой период зачастую растягивается до момента полного физического обессиливания, проще говоря, пашешь, как лошадь, пока не упадёшь.

Прибавьте к этому заботу о семье и детях. Среднестатистическая кыргызстанка вступает в первый брак в возрасте 22 лет и в этом же возрасте рожает первого ребёнка. Всего в течение жизни женщина имеет троих детей, что является достаточно высоким показателем. Семейная жизнь женщины с её каждодневными обязанностями по степени отдачи физических сил, пожалуй, может быть приравнена ко второй работе. Вот и вертишься как белка в колесе и зачастую не от хорошей жизни.

Так уж выходит, что гендерное равноправие в любом государстве напрямую зависит от состояния его экономики — чем оно лучше, тем легче там живётся женщинам. В нашей стране пока, увы, женская доля нелегка. Впрочем, не только в нашей: проанализировав данные по 144 странам, эксперты Всемирного экономического форума пришли к выводу, что тотального равноправия женщинам всего мира придётся ждать не менее 100 лет, а равных условий труда и того больше — 217 лет.

Надеюсь, автор письма получил ответ на свой вопрос, ведь только время покажет, появится ли когда-нибудь в Кыргызстане это самое тотальное гендерное равноправие или нет. Я же пока могу определённо сказать лишь одно: если верить выводам Всемирного экономического форума, мы с вами до этого момента точно не доживём…

Марина ДУБОВЧЕНКО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *