Поручик Корженевский: служить Отечеству по зову сердца

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print
Корженевский Николай Леопольдович — исследователь Средней Азии, доктор географических наук, профессор

Начало нынешнего века новый город Ош встречает уже достаточно чётким контуром будущего уездного центра. Почти отстроился военный городок, возведено много частных домов, через Ош идут караваны в Китай, отсюда же направляются различные экспедиции на Памир и дальше.

В этот период сюда прибыл для прохождения службы выпускник Киевского военного училища поручик Николай Леопольдович Корженевский. Мать его — полька, отец — литовец, из дворян бывшей Ковенской губернии. Окончив реальное училище, Николай мечтал поступить в университет, но неожиданная болезнь отца порушила его мечты и планы, и он поступил в Киевское военное училище, где не требовалось платить за образование, которое закончил в 1901 году. Начальник училища прочил талантливому юнкеру блистательную карьеру по окончании училища в каком-либо престижном императорском полку в центре России и был немало удивлен, узнав, что способный и полный честолюбивых надежд поручик Корженевский избрал местом своей службы далёкий и неизведанный Туркестанский край. Всем известно, что туда добровольно почти никто не ехал. Туда направляли «для исправления» непокорных, бунтарей, неугодных Двору Его Величества радикалов и политически неблагонадёжных лиц.

Н. Корженевский

Но те, кто ехал в Туркестан по зову собственного сердца, как правило, пройдя суровую жизненную школу на необустроенной, отсталой окраине, закалялись физически и крепчали духовно. Многие из тех смельчаков оставили светлый след в истории Родины.

…Небольшой уездный городишко Ош, в котором в начале века проживало около 600 европейцев, не считая военнослужащих, служил для многих счастливой стартовой площадкой для достижения успехов на жизненном пути. Между тем, начало этого пути для поручика Н. Корженевского не предвещало ничего утешительного: уже в длительном и утомительном пути к месту службы через просторы России, по Каспию и Закаспийской железной дороге, пыльным ухабистым дорогам из Самарканда у неопытного и доверчивого парня жулики умыкнули единственный чемодан, а вместе с ним его скромное состояние и небогатый гардероб. Поэтому в Ош Николай Леопольдович прибыл «налегке», лишь с 20 копейками серебром в кармане, да и те пришлось отдать извозчику за проезд. И, к счастью, молодой офицер попал под опеку таких душевных руководителей, как командир батальона Сергей Топорнин и уездный начальник Василий Зайцев, которые вовремя поддержали «неудачника» и помогали ему в дальнейшем. Это важное обстоятельство, очевидно, определило счастливое продолжение его служебной карьеры.

Блестящие жизненные и творческие вехи Николая Леопольдовича, начатые в Оше, прошли через города Скобелев (ныне Фергана) и Ташкент. По общему убеждению, самые ценные и интересные годы жизни Николая Корженевского были именно в Оше. Именно здесь, с 1901-го по 1909-й (и последующие, до 1928 года), сформировался характер смелого, пытливого и настойчивого учёного и исследователя.

Во время службы в Оше энергичный и деятельный Корженевский во внеурочное время в кустарных условиях изготовил небольшую динамо-машину, с помощью которой он впервые в Оше дал электрический свет в нескольких квартирах своих знакомых. Затем он изготовил катушку Румфорда и с помощью выписанной им рентгеновской трубки произвёл первые в Оше рентгеновские снимки. Неугомонный Николай Корженевский не мог спокойно видеть, как хлопотно и трудно обслуживались существовавшие тогда газокалильные (селеновые) фонари. Он сумел усовершенствовать их и даже помогал обслуживать эти капризные горе-фонари (так в архиве).

В 1902 году Н. Корженевский при поддержке военного командования и особенно командира батальона С. Топорнина разработал и смонтировал две гелиотелеграфные станции для двусторонней связи Оша с Джалал-Абадом. К тому времени джалал-абадские минеральные источники приобрели большую известность, там лечилось много военных, а телеграфно-телефонной связи не имелось, и это, конечно, вызывало серьёзные неудобства. Старые ошане помнят, что на одной из вершин Сулайманки, примерно там, где сейчас установлена металлическая решётчатая мачта телетранслятора, были остатки конструкций зеркальных установок. Вторая такая же станция размещалась на горе, около минеральных источников в Джалал-Абаде. Гелиотелеграф чётко работал все время курортного сезона и был доступен для всего населения. Обеспечение гелиосвязи между Ошем и Джалал-Абадом — бесспорно, большая заслуга Николая Корженевского. И всё же эти занятия молодого офицера были лишь незначительными вехами перед главной целью — исследованием малоизвестного и притягательного Памира. И такая возможность вскоре представится. В 1903 году военное командование командирует Корженевского на Памир с целью изучения возможности организации беспроволочной связи для нужд сменного памирского отряда. И это задание Н. Корженевский с успехом выполнил. Следует особо подчеркнуть, что Николай Леопольдович в порядке подготовки к крупным и комплексным исследованиям упорно занимается самообразованием: досконально изучает астрономию, геодезию, метеорологию, геологию, гляциологию, ботанику, телеграфное дело и др. Все эти прикладные дисциплины помогали Н. Корженевскому квалифицированно и глубоко вести исследования и делать правильные и аргументированные заключения и выводы, что и принесло ему заслуженную мировую славу.

С 1903 по 1928 год Н. Корженевский совершил 11 путешествий и экспедиций в различные районы Памира, и все они стартовали из хорошо известного ему города Оша. Нелишне отметить, что вряд ли найдется ещё один такой самоотверженный учёный, который столько же покорял памирские выси и сделал столько же замечательных открытий. Мировая известность и признание заслуг перед географической наукой к Николаю Леопольдовичу пришли в 1928 году, когда после нескольких экспедиций по труднодоступным горным хитросплетениям Памира он составил уникальную карту-схему, где впервые доказал наличие мощного меридианального горного хребта, названного хребтом Академии наук СССР. Им же был собран богатый материал по геоморфологии и оледенению большей части территории Памира. Николаем Корженевским описаны «вечные» пласты льда на восточном берегу озера Кара-Куль и в долине Музкола. Эти интереснейшие открытия он сообщил в своей прекрасной монографии «Муксу и её ледники». И мы горды сознанием, что все эти замечательные достижения совершил наш земляк Н. Корженевский (так в архиве).

Многим посчастливилось слушать в Ташкенте содержательные доклады об экспедициях по интересным местам Средней Азии, которые читал Николай Леопольдович.

На шестом десятке жизни из-за болезни сердца Николай Леопольдович уже не принимал непосредственного участия в экспедициях, но, как крупный знаток края и авторитетный ученый, помогал молодым исследователям советами и методическими указаниями. Все, кто близко знал Николая Корженевского, сохранил о нём память, как об умном, обаятельном и доступном человеке. Многолетняя военная служба наложила на его характер соответствующий отпечаток: это тщательная и продуманная подготовка всякого предстоящего мероприятия, точность и педантичность в исполнении намеченного, мягкая, но обязательная требовательность к себе и подчинённым, спартанская неприхотливость и умеренная бережливость — вот типичные черты этого замечательного ошанина. Ольга Пославская, несколько лет проработавшая на кафедре у Николая Леопольдовича, вспоминает, что студенты обожали его лекции: «Он блистал изящной остроумной речью в своих докладах или научных сообщениях» (так в архиве).

Одна из дочерей командира 10-го Туркестанского стрелкового батальона полковника Сергея Андреевича Топорнина — Евгения Сергеевна в 1905 году вышла замуж за офицера Н. Корженевского. С первых лет совместной жизни Евгения помогала мужу в его исследованиях и обработке экспедиционного материала, вместе с отцом материально поддерживала его путешествия. Она, как говорят военные, «обеспечивала прочный тыл» в делах своего супруга, поэтому в знак признательности и преданности Николай Корженевский назвал пиком Евгении одну из открытых им горных вершин Памира (так в архиве).

Читателям будет небезынтересно знать и о военной службе Корженевского. В 1909 году он закончил Интендантскую академию и назначен интендантом во 2-ю Туркестанскую стрелковую бригаду, в которой прослужил вплоть до отправки в действующую армию Первой мировой войны. После Октябрьской революции демобилизованный Корженевский возвращается в бывший Скобелев и участвует в революционном движении. Как крупного военного спеца Корженевского назначают начальником снабжения Туркестанского фронта. В этой неспокойной специальности Николай Леопольдович успешно проработал около десятка лет, после чего его направили на военно-педагогическую работу по подготовке кадров РККА.

Е. Корженевская

Правительство и научная общественность высоко оценили вклад Н. Корженевского в географию Памира и Средней Азии. С 1903 года он действительный член Общества земледелия России, в 1921-1928 годы избирается профессором кафедры географии, затем факультета общественных и физико-математических наук САГУ (Среднеазиатского университета в г. Ташкенте). С 1931 года Н. Корженевский без защиты докторской диссертации утверждается доктором географических наук. В 1939 году ему присваивается почётное звание «Заслуженный деятель науки Узбекской ССР». Он награждён четырьмя почётными грамотами Президиума Верховного Совета Узбекской ССР и орденом Трудового Красного Знамени.

Николая Леопольдовича Корженевского с полным правом можно причислить к могучей кучке географов СССР и России, которые своими открытиями и подвигами стирали «белые пятна» с карт Памира и Средней Азии. В знак признания заслуг Корженевского его именем названы три ледника и одна вершина Заалайского хребта.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Михаил Ефремович Ионов, Сергей Андреевич Топорнин, Николай Николаевич Кондратьев и Николай Леопольдович Корженевский — это немногие из русских, которые, несмотря на то, что в те времена проживали в городе Оше, трудились для своей страны, для России, всегда помнили о своих корнях, скучали по родным местам и все свои дела и поступки совершали благодаря своим гражданским и нравственным качествам во имя благоденствия России, за что поощрены высокими званиями и наградами…

И в последующие времена для кыргызстанцев была велика роль русского народа. Первая мировая война, Февральская и Октябрьская революции, гражданская война, борьба с басмачеством, восстановление народного хозяйства, построение социализма в СССР, период культа личности Сталина и Великой Отечественной войны, победа над фашизмом, восстановление разрушенного войной хозяйства — то, через что прошло наше государство…

В будущем для Кыргызстана отношения с Россией являются в наивысшей степени приоритетными. Наше сотрудничество будет непрерывным и вечным, как вечна и многообразна наша жизнь.

Россия дана нам Богом и историей…

Софья НУРМАТОВА.
По материалам архивов.

Добавить комментарий