H2O

Вскоре после окончания Великой Отечественной народный комиссар внутренних дел маршал Лаврентий Берия подписал приказ, призванный укрепить кадры могущественного ведомства. Командные должности отныне доверялись только лицам с законченным средним образованием.

Первого сентября во Фрунзе открылись вечерние курсы комсостава. Шестая школа на бульваре Дзержинского раскрасилась звёздами, золотом погон, парадной формой. За знаниями пришел цвет сыска, молодые и старики: недавние герои-фронтовики, защитившие тыл в суровое военное лихолетье, гонявшие басмаческие банды в двадцатых годах, ходившие в штыковые атаки в Гражданскую.

Войдя в класс, учительница — недавняя выпускница вуза, сконфузилась и оробела. Хотела убежать, но тут почтенный аксакал сказал: «Не бойся, дочка. Фашиста одолели, ну а с такой красавицей и науку постигнем. Давай, учи!»

Открылся журнал, началась перекличка: «Азимбеков!» — «Я! Старший сержант милиции Таштан Азимбеков, участковый уполномоченный Кагановичского РОНКВД, в органах семь лет, имею правительственную награду — медаль «За отвагу», — всё это — на одном дыхании, по-военному. Девочка опять оторопела. И так — каждый. Пока знакомились, половина урока прошло. А ещё ведь и материал объяснять надо!

«Ну а я Мария, приехала по распределению из Ленинграда, буду у вас классным руководителем и химию преподавать, — представилась учительница. — Это мой первый в жизни урок. Можно у вас спросить? Почему все именно в восьмой класс записались? Сейчас проверю знания, может, кого-то сразу в девятый или в десятый переведём, кому-то, так нам директор сказал, можно и досрочно экзамены сдать, аттестат выдать. Согласны?»

Ответом было молчание. Это потом уже поняла Мария, что, имея семилетнее образование, ученики её в восьмом собрались, выше как бы и неудобно. «Кто напишет формулу воды?» Тишина… «Ну, воды, это ж просто!» — класс помалкивал. Вконец растерявшись, химичка готова была расплакаться. Заметив слёзы, с задней парты поднялся офицер средних лет. Скрипя портупеей, под всеобщее одобрение прошагал к доске. Зашуршал мелок.

«Ученики мои внимательно следили, что происходит у доски, на лицах — заинтересованная поддержка, — вспоминала потом много лет спустя Мария. — Я же сидела спиной. Поняв, что ответ готов, обернулась. Белым по чёрному, ломким почерком на доске большими буквами было выведено «БАДА».

Класс согласно кивал.

Александр ЗЕЛИЧЕНКО.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий