Пн. Ноя 19th, 2018

Реформы без образования

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

В январе 2018 года в стенах Министерства образования и науки появился на свет очередной приказ, на этот раз об установлении требований по минимальной нагрузке на школьных учителей. По новым правилам, в школах должны остаться лишь те педагоги, у которых насчитывается больше 18 учебных часов, у кого же недобор, попадают под сокращение. По велению министра образования Гульмиры Кудайбердиевой нагрузка между учителями теперь должна распределяться равномерно, а если кому-то не хватило, будьте любезны, покиньте любимую работу и займитесь чем-то другим.

Новые правила вступили в силу осенью, как раз с началом нового учебного года, и застали учителей врасплох. Теперь вместо того, чтобы учить детей и нести в мир разумное, доброе, вечное, многие из них будут вынуждены искать себе новое место работы. Учитывая, что в Кыргызстане функционируют 2 236 школ, как минимум столько же (если не в два раза больше) человек теперь останутся без работы. Примерно две тысячи из них — пенсионеры.

Потерю работы учителями в угоду «правильному» перераспределению часов в Министерстве образования, похоже, считают абсолютно нормальным явлением. По словам министра, функция министерства заключается в обеспечении качества образования, а не в обеспечении работой жителей регионов. О том, что в большинстве случаев учитель — это призвание, или о том, что в регионах с поиском работы и нормального заработка и так не густо, министр, похоже, предпочитает не думать. Гульмира Кудайбердиева, говоря об учебной нагрузке, приводит в качестве примеров школы Сингапура, Южной Кореи и Финляндии, при этом не учитывает высочайший уровень жизни и состояние экономики в этих странах, о чём Кыргызстану пока приходится только мечтать.

Грядущие изменения в стане учителей пока вызывают больше вопросов, чем ответов: на фоне тотальной нехватки педагогов их ещё и сокращать собираются, да к тому же оправдывают это тем, что таким образом удастся улучшить качество образовательного процесса в школах. В попытке понять логику чиновников Минобразования мы решили обратиться непосредственно к самим педагогам. В редакцию нашей газеты приехала Валентина Анатольевна Лукина, учитель-методист, преподаватель с 50-летним стажем работы, руководитель Центра русского языка средней школы №7 имени Т. Кузембаева (бывш. М. Горького) города Таш-Кумыра Джалал-Абадской области. Для неё, как и для многих других учителей, новшества Минобразования стали неожиданностью.

— В последние дни каникул педагогическая общественность вдруг узнала о сокращении порядка трёх тысяч учителей, — рассказала Валентина Анатольевна. — Министр образования обосновывает это тем, что в целях повышения эффективности учебного процесса нужно сделать перераспределение часов, так как в школах, по словам министра, особенно в провинции, есть учителя, ведущие всего по 3-5 часов. Министр настаивает, что только те, у кого больше 18 часов, остаются в школе. Откуда такой принцип? И разве распределение учебных часов — это прерогатива министерства? Это дело каждого отдельно взятого образовательного учреждения, это дело самой школы. Нужно считаться с реалиями на местах.

— Считаете, примеры других стран, о которых говорит министр, нам не подходят?

— Госпожа Кудайбердиева ссылается на Малайзию, Финляндию. В Кыргызстане школа всегда страдала перегрузками, а не недогрузками. Калькировать чужой опыт в применении к нашим условиям это не есть хорошо. Мне кажется, что наш путь к повышению эффективности образования — наличие в школе квалифицированных, грамотных, результативных учителей, а не количество часов, которые они ведут.

https://malysham.info/fm/f14/u-muja-razvilas-erektilnaya-disfunkciya-t7059.html — Квалифицированные кадры в школе на вес золота. После ухода учителей пенсионного возраста равноценная замена найдётся?

— Сегодня в школы приходят настолько… — Валентина Анатольевна подбирает слова, — даже мировоззренчески «узкие» выпускники педвузов, что их страшно пускать в класс. Страшно, потому что «оно рождает оно». У нас в провинции на работу в школу приходят девушки, которые едва говорят по-русски, но имеют диплом учителя русского языка! И абсолютно не владеют методикой, не могут организовать учебный процесс. Сегодня учителя-неспециалисты — это очень серьёзная, и очень больная тема. Куда это годится, когда, например, во время открытого урока учитель говорит детям: «Вторая мировая война началась в 1941 году». Тут же сидят ветераны и поправляют его: «В 1939-м». А учитель не реагирует — не понимает. К таким учителям страшно заходить на уроки.

get link — А как же новые стандарты образования, которые внедряет министерство?

— Минобразования много говорит о новых стандартах, при этом не даёт нам ни методичек, ни примеров преподавания. Министр говорит, что мы отходим от комиссионных проверок и выработаем новые критерии. Когда и где? Скопируют где-нибудь мировые образцы, сделают наш региональный налёт и всё. Я, как учитель, знаю, что такое «гости в школе». К нам в школу приезжали и республиканские проверки, и областные, и мы «мыли шею». А сейчас в школах полная «антисанитария». Укомплектовали штат — и всё, главное, сдать ОРТ. Школа сегодня — это отстойник для детей до 18 лет. У всех одна забота — сдать ОРТ.

Валентина Анатольевна проработала в образовательной системе полвека, в этом году Лукина отмечает юбилей — 50 лет педагогического стажа. Полученные за годы работы в школе учительские регалии перечислять не любит, с гордостью упоминает лишь одну — учитель-методист, говорит, потому, что получила этот статус ещё в советское время. Не могу не спросить собеседницу, как совмещается работа в школе с не юным уже возрастом.

— Я сейчас нахожусь на таком пике, у меня столько идей! — отвечает Валентина Анатольевна. — Разработала авторскую обучающую программу «Мировое духовное наследие: новый век». Она состоит из трёх блоков: наука, история мировых религий и искусство. С этой идеей выходила на конкурсы международных организаций в Москве и выиграла отличную библиотеку для детей с книгами по истории мировых религий и философии. Работаю, публикуюсь. Мои ученики — частые гости республики на состязаниях по русскому языку с хорошими результатами. В прошлом году, к примеру, два ученика-ташкумырца стали победителями международного конкурса «Читаем «Онегина». Участвовали 52 страны мира. Это ли не успех? Я развиваю тему восточной литературы в обучении, например, Рудаки, Омара Хайяма. Конечно, не «да здравствует вино и гурии», а то, что может быть полезно для детей. «На мир взгляни разумным взором, не так как прежде ты глядел. Мир — это море. Плыть желаешь — построй корабль из добрых дел», — цитирует великого поэта Валентина Анатольевна. — Мне 69 лет, но моя голова направлена на инновации и результаты. Как можно таких учителей сокращать? Наше министерство, как всегда, поступает непродуманно.

— А как вы относитесь к недавним инициативам: увеличению часов кыргызского языка за счёт объединения астрономии и физики, объединению в один предмет «Истории Кыргызстана» и «Мировой истории», увеличению часов английского языка?

— Насчёт английского, министр говорит, что мы берём образец Малайзии. Я думаю, что пока не будет языковой среды в нашей республике, дети не заговорят на английском. Это идея фикс. Дети станут говорить по топикам и заученным фразам. Объединяя астрономию и физику, министерство занимается перестановкой мест слагаемых, но в этом случае сумма меняется — пострадают и астрономия, и физика, у одного предмета отберут часы за счёт другого. Но я за объединение «Истории Кыргызстана» и «Мировой истории». Одно без другого невозможно, везде взаимосвязь. Другое дело, что нет методичек, нет учебников. То есть министерство отчитывается перед обществом: «Мы что-то делаем». А как? Этот вопрос остаётся открытым.

— Какие, на ваш взгляд, могут оказаться последствия от январского приказа Минобразования о перераспределении учебных часов?

— Наши учителя абсолютно безграмотны в правовом отношении — считает Валентина Анатольевна. — Сейчас они услышат о сокращении и просто уйдут. Говорят, многих уже сократили. А должна существовать целая процедура: за три месяца предупреждают о сокращении, создаётся предметная комиссия, где вас оценивают как предметника. Нельзя так жестоко расставаться с пенсионерами. Посмотрите газету о поиске работы, там куча объявлений «требуются учителя», а их хотят сокращать. Это какая-то непонятная, я бы сказала, «тёмная» акция, которую назвали распределением часов. Министр образования должна встречаться с людьми на местах, нужно знать проблемы изнутри. Мне бы очень хотелось, чтобы этот вопрос стал предметом серьёзной дискуссии, — заключает Валентина Лукина.

Стоит добавить к нашему разговору, пожалуй, лишь одно: во время выступления на заседании правительства 3 августа 2018 года премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев отметил, что, несмотря на постоянное увеличение расходов государства на сферу образования, качество образования в стране продолжает падать. Так в правильном ли направлении идут образовательные реформы в Кыргызстане?

source Марина ДУБОВЧЕНКО.
enter Фото из Интернета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *