Тень Фетхуллаха Гюлена

see Она периодически возникает над Кыргызстаном, заставляя задуматься, какое на самом деле имеет отношение этот человек, объявленный в Турции государственным преступником номер один, к нашей стране и имеет ли вообще?

На уходящей неделе главной сенсационной новостью стало сообщение Чрезвычайного и Полномочного Посла Турции Женгиза Камила Фырата о том, что учебные заведения образовательной сети «Сапат» в своё время были построены и оснащены на деньги турецких налогоплательщиков, поэтому постепенно их здания и имущество перейдут к турецкому государству, которое в свою очередь передаст их фонду «Маариф».

На второй день МИД Кыргызстана распространил коротенькое сообщение о том, что посла пригласили в стены внешнеполитического ведомства, переговорили с ним о реализации договорённостей, достигнутых в ходе недавнего визита Президента Эрдогана в Бишкек и — в этом главный смысл — «выразили пожелание доводить до общества только объективную информацию». Обратившемуся за комментариями журналисту 24.kg директор Департамента информации МИД Муратбек Азымбакиев разъяснил, что «все школы «Сапата» функционируют на территории КР в полном соответствии с действующим законодательством республики. Соучредителем сети является Министерство образования и науки КР, которое полностью контролирует как образовательный процесс, так и в целом их деятельность. Вопрос их передачи фонду «Маариф» не стоит».

Из уст чиновника прозвучала информация, которая развеяла и другую сенсацию: о якобы переданном кыргызской стороне во время визита Эрдогана списке проживающих здесь 130 членов организации исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена — FETO, представляющих угрозу государственной безопасности Кыргызстана. Информация о передаче списка не соответствует действительности, заявил Муратбек Азымбакиев.

Вроде бы окончательную ясность в ситуацию внёс секретарь Совета безопасности Дамир Сагынбаев на состоявшейся вслед за этим очередной пресс-конференции, посвящённой ходу расследования коррупционных дел. Отвечая на вопросы журналистов, он заявил, во-первых, что здания, принадлежащие международному образовательному учреждению «Сапат», фонду «Маариф» не передадут, что школы и «Сапата», и «Маарифа» будут работать самостоятельно. Во-вторых, пресловутый «список из 130 человек» и вообще какой-либо список кыргызской стороне не передавался. Это надуманная информация, и она специально распространяется на территории страны для того, чтобы вызвать определённый резонанс, подчеркнул Дамир Сагынбаев.

Тем не менее вопросы возникают, и их немало. Один из главных: как дальше будут развиваться кыргызско-турецкие отношения? Ведь Анкара, начиная с лета 2016 года, когда там была совершена попытка государственного переворота, главным виновником которого Реджеп Тайип Эрдоган обвинил Фетхуллаха Гюлена, не скрывая, связывает перспективы с тем, внемлет ли Бишкек её призыву. То есть начнёт ли вычислять сторонников Гюлена и закроет, наконец, «Сапат», который по логике турецкой стороны является рассадником гюленовских идей. По этой причине официальные отношения между странами за последние три года развиваются волнообразно: от потепления к похолоданию.

Анкара не упускает ни одного случая напомнить о том, что у нас орудуют «сторонники Гюлена» и это чревато кровавым путчем для Кыргызстана. Первым это сделал министр иностранных дел ТР Мевлют Чавушоглу в июле 2016 года, вскоре после неудавшегося переворота, предупредив, что если Бишкек не сделает выводов, то отношения двух стран могут измениться. Бишкек сделал выводы, но… не те, которые ожидались. Алмазбек Атамбаев со свойственной ему неучтивостью посоветовал не вмешиваться во внутренние дела Кыргызстана, заявив, что страна является суверенной и сама способна увидеть, где белое, а где чёрное. Одновременно Кыргызстан счёл за лучшее обратить серьёзное внимание на «Себат», ввёл в состав его учредителей Министерство образования и науки, переименовал на кыргызское «Сапат» (что означает то же, что и на турецком: прилежание, качество) и объявил, что деятельность учреждения, включая учебный процесс, полностью подконтрольна государству.

Потом наступил цикл похолодания. В мае 2017 года его прервал визит торага Жогорку Кенеша Чыныбая Турсунбекова в Анкару. Однако премьер-министр Турции Биналы Йылдырым при встрече с ним не преминул напомнить, что ситуация вокруг «Сапата» сказалась на отношениях двух государств и предложил воспользоваться возможностями государственного образовательного фонда «Маариф», созданного Турцией, как сейчас становится понятно, вскоре после попытки переворота как часть плана по ликвидации «Себата».

В следующий раз Турция напомнила Кыргызстану о своих интересах в апреле 2018 года в ходе официального визита в Анкару Президента С. Жээнбекова. Как сообщал тогда сайт радио «Азаттык», Реджеп Тайип Эрдоган во время встречи с ним заявил, что движение Фетхуллаха Гюлена представляет также угрозу для КР, в связи с чем призвал принять меры в отношении его приверженцев. «Они (цитируем речь главы Турции в изложении «Азаттыка» — ред.) пролили кровь 251 нашего гражданина, и ещё 29 наших соотечественников погибли от их рук. Куда бы они ни сбежали, где бы ни скрывались, мы вытащим их за уши и передадим в руки правоохранительных органов. Задержание главарей этой организации, уничтожение их корней являются прямыми нашими обязанностями как президентов, так как это движение угрожает безопасности как Турции, так и Кыргызстана. Эта организация предпримет такие же шаги в Кыргызстане завтра, которые предпринимает в Турции сегодня.»

Вскоре, в июне, выплыла информация о том, что в Балыкчи, возможно, откроется очередная школа «Сапат». В связи с этим Женгиз Камил Фырат в интервью СМИ заявил, что открытие школы может отрицательно повлиять на готовящийся визит Реджепа Эрдогана в Кыргызстан и, вообще, «может возникнуть необходимость пересмотра оказываемой помощи».

И, наконец, Реджеп Тайип Эрдоган счёл необходимым ещё раз заявить о FETO во время своего недавнего визита в Бишкек. Государственное турецкое агентство «Анадолу» сообщает, что, выступая на открытии 4-го заседания Совета стратегического сотрудничества, он отметил: сторонники Гюлена всё ещё активны в Кыргызстане. «Мы не хотим повторения в братской стране кровавого сценария попытки переворота, имевшей место 15 июля 2016 года в Турции», — цитирует его агентство. Далее «Анадолу» ссылается на слова Президента о том, что «тема Гюлена должна быть исключена из повестки дня диалога с Бишкеком, а страны должны сконцентрироваться на положительных вопросах».

…Интересно, откуда вообще появилась информация о якобы переданном списке из 130 человек? Кыргызстанские СМИ, передавшие её, ссылаются на турецких коллег. В частности, «Sputnik Кыргызстан» ссылается на «Sputnik Турция». Секретарь Совета безопасности Дамир Сагынбаев называет эту новость надуманной и специально распространяемой на территории страны для того, чтобы вызвать определённый резонанс. Если это так, то кем придумана «утка» — внешним или внутренним источником, и с какой целью она запущена?

Ещё один вопрос: кому на самом деле принадлежат здания и имущество «Сапата»? Что даёт основания Турции так легко утверждать, что они должны быть возвращены ей? Насколько законно намерение забрать их и передать «Маарифу»? Входит ли в число собственников Министерство образования и науки Кыргызстана? Выуженные из ответов официальных лиц сведения неконкретны, из серии «понимай, как хочешь». МИД Кыргызстана в своём ответе Мевлюту Чавушоглу упоминает об учебных заведениях «Себата» как о «частных турецких образовательных учреждениях». Но это, напомним, было до того, как Минобразования и науки вошло в состав учредителей, то есть до преобразования в «Сапат». Заместитель президента «Сапата» Бактыбек Жекшенов в июне этого года в интервью радио «Азаттык» заявил, что «на сегодняшний день «Сапат» не имеет никакого отношения к Турции. Эти школы сейчас считаются образовательными учреждениями Кыргызстана».

Тем временем, очевидно, что охлаждение отношений невыгодно ни Бишкеку, ни Анкаре. Первому — потому что руководство Кыргызстана рассчитывает: турецкие предприниматели будут вкладываться не только в торговлю, гостиничный и строительный бизнес (что происходит сейчас), но и в энергетику, лёгкую и перерабатывающую промышленность, к чему в очередной раз призвал Президент Сооронбай Жээнбеков на сентябрьском кыргызско-турецком бизнес-форуме. Турции это похолодание тем более не нужно, так как свыше 600 открытых здесь совместных кыргызско-турецких предприятий — немалая цифра. Во-вторых, через территорию Кыргызстана открывается выход турецким товарам на 183-миллионный рынок Евразийского экономического союза. И наконец, потому что эта страна в последние десятилетия претендует на роль мудрого, справедливого старшего брата, объединяющего, по меньшей мере, мусульманский мир.

Кифаят АСКЕРОВА.
Фото автора.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий