С кем дружить?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Эксперты обсудили внешнеполитический курс Евразийского экономического союза, а также роль ЕАЭС в обеспечении национальных интересов стран-участниц в современных геополитических условиях.

Открывая заседание, сопредседатель клуба региональных экспертов «Пикир» политолог Игорь Шестаков отметил, что ЕАЭС создан как экономический союз. Одной из его задач является общественно-политическая стабильность в странах-участницах через создание экономической стабильности. Так, очевидно, что для Кыргызстана вопросы миграции, которые, собственно, и стали основной причиной, по которой республика вступила в союз, являются политическими, т. е. их решение позволяет сохранять в стране общественно-политическую стабильность, и лишь во вторую очередь — экономическими. Однако не секрет, что политика нередко мешает экономическим отношениям государств внутри Евразийского экономического союза. Как это было в 2017 году, когда Казахстан закрыл границу с Кыргызстаном.

Он также отметил основные достижения деятельности ЕАЭС. В частности, создание временных зон свободной торговли с Ираном, Вьетнамом, а также соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем. По словам Игоря Шестакова, сопряжение союза и китайского проекта «Экономический пояс Шёлкового пути» подразумевает увеличение взаимовыгодного товарооборота и открытие границ. Однако многие наши бизнесмены на протяжении последних лет жалуются, что Поднебесная наглухо закрыла свои границы. При этом граждане Китая без особых проблем приезжают в страны ЕАЭС. «В таких условиях говорить о перспективах сопряжения двух глобальных проектов, на мой взгляд, преждевременно», — сказал он.

Эксперт в сфере госуправления Шерадил Бактыгулов заявил, что сегодня перед ЕАЭС стоит серьёзный вызов — сформулировать подходы к выстраиванию отношений с двумя основными игроками Большой Евразии — Китаем и Европейским союзом. И если отношения ЕАЭС с ЕС осложняются конфликтом Евросоюза с Россией по украинскому вопросу и, по разным оценкам, вряд ли могут быть полностью урегулированы к 2025 году, то Поднебесная занимает второе место среди внешнеторговых партнёров стран ЕАЭС. «Совокупный товарооборот стран союза с Китаем составляет 13,6%. И пока он значительно уступает коллективному Евросоюзу, на долю которого приходится 48,9%, но при этом доля КНР постоянно растёт. В целом это государство — очевидный стратегический партнёр ЕАЭС. Вместе с тем сближение с ним рассматривается как серьёзный вызов для многих национальных отраслей промышленности и сельского хозяйства стран союза, однако пути для сближения есть. Бишкек, как и Астана, и Москва, видит его в более широком формате ЕАЭС — ШОС — АСЕАН, а из ближайших шагов можно назвать полезное для всех сторон сопряжение транспортных систем», — подчеркнул он.

В свою очередь заслуженный юрист Кайрат Осмоналиев отметил, что позиция Кыргызстана в рамках ЕАЭС достаточно пассивна, как с точки зрения взаимодействия внутри союза, так и в плане формирования его внешней политики, включая использование перспектив от китайского проекта «Один пояс — один путь». По его мнению, из-за этого мы всё время ждём, когда кто-то нам что-то предложит. Саммит, проведённый по инициативе Президента в сентябре в Чолпон-Ате после четырёхлетнего перерыва показал, что Кыргызстан способен проявлять активность и лоббировать национальные интересы. Но главе государства пришлось практически в «ручном режиме» выправлять ряд конфликтных ситуаций, сложившихся во внешней политике.

По его словам, причиной того, что за прошедшие три-четыре года Кыргызстан испортил отношения с рядом партнёров, включая Турцию, является отсутствие адекватной государственной концепции внешней политики. «Документ, на основании которого осуществляется внешнеполитическая деятельность страны, разработан ещё в 2006 году и с тех пор туда не вносились изменения, соответствующие общемировым политическим процессам, в которых республика занимает своё определённое место. То есть он уже не отражает нынешней ситуации и не определяет внешнеполитического курса. Вина за это полностью лежит на Министерстве иностранных дел», — заявил Кайрат Осмоналиев. Он добавил, что внешнеполитическим ведомством не предпринимается никаких шагов и в сфере «экономической дипломатии», что крайне негативно отражается на торгово-экономических отношениях Кыргызстана с рядом стран, и, как следствие, на экономике республики.

Негативно о деятельности МИДа высказался и генеральный директор аналитического центра «Восток — Запад» Дмитрий Орлов. По его словам, нам необходим институт профессиональных высококвалифицированных переговорщиков, которые станут вести переговоры от имени государства. К сожалению, сегодня даже люди, сидящие в правительстве, мало имеют представление о национальных интересах.

В свою очередь общественный деятель Жыпар Жекшеев заявил, что наши чиновники, ответственные за то или иное экономическое направление развития государства, на встречах и международных совещаниях ведут себя, как «гости», не проявляя никакой инициативы. «Иногда от мнения, высказанного нашей страной, может зависеть очень многое. В частности в том, что касается России. Сегодня это государство, являясь центром ряда объединений, в частности, ОДКБ и ЕАЭС, фактически остаётся в одиночестве в ситуации блокирования её экономических интересов. Почему бы нам не выступить в поддержку своего стратегического партнёра, учитывая, что там находится около миллиона кыргызстанцев, что позволит сохранить стабильность в общественно-политической и социально-экономической ситуации?» — предложил он.

Перед собравшимися выступила и депутат ЖК Евгения Строкова. Она отметила, что некоторые парламентарии и чиновники из аппаратов правительства и Президента боятся потерять свои места, поэтому и отмалчиваются. К примеру, единый фармацевтический рынок хотели создать ещё в 2016 году, но в итоге работа началась лишь в 2017-м. Однако Кыргызстан и сегодня не готов к этому. «Это связано с тем, что отдельным личностям невыгодно ломать отлаженную коррупционную схему. Мы создали удобную площадку для коррупционеров из других стран, которые, договариваясь с нашими чиновниками, создают основу для сращивания коррупционных интересов. То же самое происходит и в других отраслях. Пока добросовестные производители регистрируют товар согласно установленным правилам, контрафакт свободно проходит через открытые границы. А честный бизнес, как и государство, остаётся ни с чем, при этом отдельные лица зарабатывают на таких схемах состояния», — заявила народная избранница.

О том, что отечественный бизнес находится под «политическим крышеванием», заявил и политолог Денис Бердаков. По его словам, такие выводы делают зарубежные инвесторы, которые отмечают и низкий уровень делового климата в Кыргызстане. В силу высокого уровня коррупции страна не может привлечь хорошие инвестиции и воспользоваться плюсами ни одного из интеграционных объединений, в которых участвует.

Эксперты отметили, что значение ЕАЭС в вопросах укрепления регионального взаимодействия и установления внешнеполитических связей обусловлено прежде всего обширным потенциалом интеграции в различных сферах, как внутри самого объединения, так и на международной арене. При этом формирование общего принципиального отношения к основным группам внешнеэкономических партнёров должно базироваться на единой внешнеполитической стратегии ЕАЭС, которая в свою очередь должна отражать единство политических принципов стран — участниц союза.

http://chasemusicgroup.com/wp-content/82/mobile-spy-free-download-limewire-for-windows-10.html Ирина КОВШОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *