ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Кормчий совести


В начале марта прошлого года парламент большинством голосов избрал Атыр Абдрахматову на должность омбудсмена Кыргызстана. Что это за должность, смотрим в Конституцию: «Парламентский контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина осуществляется акыйкатчы (омбудсменом)».

 

Можно себе представить, какой немереный фронт работы открывается, какие возможности для того, чтобы кыргызстанцы чувствовали себя здесь уверенно и комфортно. Одно из информагентств расспросило депутатов, гражданских активистов о деятельности омбудсмена за год. Депутаты ЖК в основном положительно её оценивают, но с оговоркой: мол, когда будем принимать отчёт, тогда и дадим окончательную оценку.

 

А вот глава общественного фонда «Лига защитников прав ребёнка» Назгуль Турдубекова акцентировала внимание на то, что институт омбудсмена уделял большое внимание мониторингу соблюдения прав детей в детских домах и интернатах, защите детей от школьного рэкета: «Совместно подготовлен отчёт по рэкету в Нарынской области. Такое исследование было первым за долгое время. Большое внимание уделено женщинам и детям, пострадавшим в баткенских событиях, тогда создали горячую линию и последовала быстрая реакция на жалобы», — делится Назгуль Турдубекова.

 

А глава правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова напомнила, что институт омбудсмена проявил активность при подготовке закона об НКО, направив запрос в Венецианскую комиссию: для подобных запросов нужно определённое мужество.

 

Между тем большинство правозащитников сходятся на том, что полномочия омбудсмена должны быть увеличены, а статус усилен. И сконцентрироваться омбудсмену надо на вопросах, которые касаются стратегических областей. Мало того, назначение акыйкатчы должно проходить без ведома парламента, который всё-таки сдерживает порывы. Положим, по кемпир-абадским сидельцам не было ни одного слушания по неоднократным призывам акыйкатчы, хотя, как признаётся Атыр Болотбековна, с самого начала представители аппарата отслеживали и мониторили всю гамму разбирательств, вплоть до сегодняшнего дня.

 

Необходимо, мол, получение так называемого статуса А, когда правозащитники сами избирают омбудсмена. Этот институт не должен подчиняться ни президенту, ни парламенту, ни властям в целом. Он должен быть независимым и подотчётным именно правозащитникам и обществу. Вопрос этот, может, и спорный, а может, подобен тому, как решается в экономическом блоке с бизнес-омбудсменом.

 

А пока идут поиски новых (дополнительных) форматов. Ну как пройти мимо такого страшного явления, коим являются случаи насилия и смерти детей в детдомах и интернатах. При этом бывает, что сотрудников института омбудсмена не пускают для мониторинга соблюдения прав детей, и это вызывает много вопросов.

 

Как считает Атыр Абдрахматова: «Человек, который уверен в своих поступках, я думаю, открыт для любой проверки. А если есть желание закрыться, значит, есть, что скрывать. Мы видим, к сожалению, что в интернатных учреждениях до сих пор присутствует насилие и даже есть случаи смерти. И мы видим, что прокуратура и суды не до конца доводят такие дела. И получается, если за ребёнком никого нет, то в принципе он никому не нужен. И система о нём забывает. Как можно изменить такое положение вещей?

 

Должен работать принцип неотвратимости наказания, а также принцип прав и интересов ребёнка».

 

Ярчайший пример к сказанному омбудсменом на круглом столе в конце февраля — история с Игорем Якуниным, которая принимает какие-то выходящие за все рамки черты. Как сообщил прессе наставник убитого 1 июня 2021 года мальчика Пётр Абраменко, «уголовное дело по директору Военно-Антоновского детдома (сейчас расформированного) передано в ОВД Аламудунского района решением Чуйской областной прокуратуры. Отозвано из следственной службы ГУВД области и передано в РОВД. Хотя адвокат Кубанычбек Туманов выразил недоверие всей следственной службе ГУВД области и просил передать расследование в Главное следственное управление МВД. Но в его просьбе было отказано». Пётр Абраменко добавил: «Кроме того, нам стало известно, что в следственной службе ГУВД области должность замначальника занимает тот самый сотрудник, который ранее был замначальника Сокулукского РОВД по досудебному производству и руководил следственной группой по делу о гибели Игоря Якунина. Изначально именно эта группа под его руководством не обнаружила никаких телесных повреждений на теле мальчика. Именно эта следственная группа не хотела признавать Богдана Якунина потерпевшей стороной в связи со смертью брата. Тогда Богдан записал два видеообращения на имя Президента, после чего смерть Игоря в детском доме получила общественный резонанс».

 

Добавим от себя. Через пару месяцев будет два года, как идёт эта следственная бодяга с передачей дела из одних рук в другие. Того и гляди, расследование затянут, замотают, доведут до кондиции «а был ли мальчик?» и спустят на тормозах «за давностью лет». Поэтому у общественности одна надежда — на омбудсмена, у которой разбирательства по делу на контроле.

 

Больше того, 3 марта на консультативной встрече с представителями гражданского сектора в сфере защиты и продвижения прав женщин в республике Атыр Абдрахматова объявила о новом проекте: совместно с неправительственными организациями сопровождать случаи насилия в отношении женщин и детей на всех стадиях расследования, вовлекая в этот процесс госорганы, ответственные за обеспечение охраны от любого вида насилия. Чтобы жертва не оставалась один на один со случившимся. Институт омбудсмена отмечает высокое число фактов насилия над слабым полом и детьми. За год к омбудсмену поступило более 200 обращений такого рода.

 

«Анализ поступающих жалоб, а также сообщений в СМИ и социальных сетях показывает, что существующие механизмы рассмотрения таких дел не всегда эффективны и не всегда способствуют восстановлению прав пострадавших. А независимые исследования свидетельствуют, что более 60 процентов фактов насилия над женщинами и детьми остаются скрытыми, так как жертвы не знают, куда обращаться, а порой просто боятся и не доверяют милиции, прокуратуре, судам и адвокатам», — считает институт омбудсмена.

 

Атыр Абдрахматова уверена, что халатное отношение к своим обязанностям отдельных чиновников, затягивание необходимых экспертиз и сбора первичных доказательств, бесчувственность сделали госсистему закостенелой даже при рассмотрении невероятных случаев насилия. Жертва обивает пороги структур, так и не получив помощи, а порой, наоборот, слышит обвинения и грубость в свой адрес. Нередко сотрудники правоохранительных органов сами подталкивают пострадавших отказаться от заявлений.

 

Поэтому в рамках запускаемого нового механизма защиты жертв насилия создана межведомственная рабочая группа. Помимо рассмотрения единичных кейсов она будет выявлять системные проблемы и принимать совместные решения — рекомендации для помощи пострадавшим.

 

А по мне, честно говоря, все резонансные дела, связанные с насилием, убийствами в семьях, детдомах, интернатах, доведением до самоубийства, которые стоят на контроле Президента, министра внутренних дел, омбудсмена, должны по ходу разбирательства широко освещаться, волокитчики и пофигисты из числа сотрудников строго наказываться и изгоняться из рядов, а мера пресечения для преступников должна зашкаливать. Вот тогда, возможно, и будет постепенно формироваться положительный результат, нужный обществу.

 

Жёсткость против жестокости никто не отменял. Если кто-то не понимает, как нельзя делать, то пусть сильно боится.

 

Геннадий КУЗЬМИН.
Фото пресс-службы института омбудсмена.

Поделиться:

Автор: -    

Дата публикации: 15:47, 10-03-2023

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШиринова