Main Menu

Баткен: сила и дух народа

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

О баткенских событиях 1999 года много сказано и написано. Тогда впервые в новейшей истории Кыргызстана задействовали Вооружённые силы и другие силовые структуры для защиты суверенитета и территориальной целостности страны от внешней террористической угрозы. Существуют разные оценки уровня подготовки правительственных войск, их взаимодействия с госорганами и органами местного самоуправления по локализации, блокированию и ликвидации вооружённых формирований боевого крыла Исламского движения Узбекистана (ИДУ). Есть и такие, что якобы сокрушительного удара боевики не получили, а отошли из-за наступления холодов и закрытия горных перевалов. Нашлись любители переписывать историю и мнимые герои, приписывающие себе лавры победителей, купившие за бутылку водки в военкоматах удостоверение участника войны в Баткене. По мнению большинства кыргызстанцев, тогда страну отстояли её истинные герои — солдаты и офицеры разных родов войск, силовых ведомств и мирные граждане. В том же убеждён наш собеседник, генерал-лейтенант в отставке Болот ДЖАНУЗАКОВ, в 1999-2000 годах — секретарь Совбеза и одновременно заведующий отделом обороны и безопасности администрации президента Кыргызстана.

— Болот Чыныбаевич, говорят, что спецслужбы и Главное разведывательное управление Минобороны задолго до баткенских событий предупреждали руководство страны о скоплении боевиков ИДУ на таджикско-кыргызской границе и их планах прорваться на нашу территорию, но никакой реакции не последовало…

— Не помню официального документа такого содержания. Но даже если и имелась подобная информация, то органам национальной безопасности следовало поставить в известность Совет безопасности и самим принять упреждающие меры, не дожидаясь указки сверху. Сегодня с подачи некоторых так называемых экспертов в сфере безопасности и псевдоисториков действия правительственных войск в первую баткенскую кампанию оцениваются в основном однобоко и негативно. Не спорю, на первоначальном этапе наблюдались несогласованность войсковых подразделений и просчёты в их управлении. Несколько населённых пунктов региона захватили боевики, и те оказались отрезанными от внешнего мира. Отсутствовали также данные о противнике, его численности и вооружении. Одной из причин первых неудач стали фактор внезапности вторжения вооружённых формирований и то обстоятельство, что наши военнослужащие, в отличие от моджахедов, не имели опыта ведения широкомасштабных боевых действий в горных условиях. Кроме того, тогда только создавалась система собственной пограничной безопасности, чем пользовались «воины Аллаха», как они себя называли. На протяжении долгого времени беспрепятственно проникая в незащищённый Баткенский район, они оставляли здесь схроны с оружием, боеприпасами и снаряжением. Особо хочу подчеркнуть, что в то время в Кыргызстане не существовало каких-либо внутренних причин и условий, способствующих вторжению извне. Вооружённый прорыв на нашу территорию — это чистая внешняя агрессия, организованная лидерами ИДУ, для перехода через анклав Сох в Узбекистан.

— Помню, в каком тревожном напряжении жила тогда столица. Слухи — один страшнее другого, отсутствие достоверной информации вызвали панику, усилились чемоданные настроения у населения, полагавшего, что Кыргызстану объявлена война. Какие данные поступали в «Белый дом» в первые дни вторжения боевиков?

— 28 июля аким Баткенского района Абдрахман Маматалиев сообщил в Бишкек, что в урочище Жылуу-Суу, около границы с Тад-жикистаном появились вооружённые люди в камуфляжной форме, разговаривают на таджикском и арабском языках. С местными жителями ведут себя мирно, без угроз и насилия, днём закупают у них продукты питания, скот, рассчитываются долларами, вечером уходят в неизвестном направлении. Попытки пограничников, представителей местных органов власти и сотрудников спецслужб связаться с ними, выяснить, кто они, результатов не принесли. Позже поступила информация, что в заложники взяты глава районной    госадминистрации, офицеры Минобороны, СНБ и несколько местных жителей, а в захваченном селе Зардалы наблюдается скопление вооружённых формирований общей численностью около 400 человек, одно из них движется в направлении районного центра. Стало известно, что вторглись на нашу территорию отряды Исламского движения Узбекистана, боевики которого прошли подготовку в лагерях на территории Афганистана. Первое   боестолкновение правительственных войск с противником произошло около села Кан, в районе старой крепости Кудаяр-Хан. Моджахеды были вооружены различными видами стрелкового оружия, гранатомётами, миномётами и даже зенитными установками.

— Правда, что вы тогда «удостоились чести» разговаривать с самим председателем политического дивана Исламского движения Узбекистана Зубаиром ибн Абдуррахманом?

— Он вышел на меня через агентство «Кабар» и, вероятно, не без помощи Би-би-си. Заявил, что претензий к Кыргызстану ИДУ не имеет, нужен только беспрепятственный проход в Узбекистан, которому объявлена война за преследования их идейных сторонников. В ответ я сказал, что кыргызы своих друзей в беде никогда не бросали, и потребовал немедленно освобидить заложников и вывести отряды боевиков в Джергетальский район сопредельного государства, в противном случае они подлежат уничтожению. Террористам терять было нечего: 30 августа решением национальной комиссии примирения Таджикистана заканчивался срок добровольной сдачи оружия для всех незаконных вооружённых формирований, после чего они стали бы считаться вне закона и подлежали уничтожению. Наверное, от безвыходности боевики упорно продолжали просачиваться на нашу территорию, с каждым днём число их увеличивалось, и они оказывали серьёзное сопротивление правительственным войскам. Вспоминаю, сколько звучало критики в адрес руководства страны и военных в средствах массовой информации и правозащитных организациях якобы о пассивности войсковых операций по вытеснению боевиков. Тогда на пресс-конференции я объяснил некоторым сильным задним умом журналистам, что действия наших войск на первоначальном этапе действительно носили сдерживающий характер из-за того, что, во-первых, с 22 августа в плену у них находились японские геологи и командующий внутренними войсками республики генерал Анарбек Шамкеев, а во-вторых, существовала опасность, что при зачистке населённых пунктов от боевиков могут появиться жертвы среди местного населения.

— Когда, по вашему мнению, наступил перелом в ходе боевых действий?

— В последней декаде августа командующим Южной группировкой войск назначили генерала Абдыгула Чотбаева, прошедшего Афганскую войну, а министром обороны — Эсена Топоева. Командиры войсковых подразделений стали получать предельно чёткие и понятные приказы по блокированию террористических групп и полному их уничтожению. Самое главное — наши военнослужащие, владея инициативой, почувствовали превосходство над противником. В открытый бой террористы уже не осмеливались вступать, предпочитая ночные вылазки. Предчувствуя поражение, они показали своё лицо: забирали у населения тёплую одежду, скот, продукты питания, убивали мирных граждан. Странно сегодня слышать, что тогда в горах Баткена целая армия воевала против «жалкой кучки обыкновенных уголовников». По данным армейской разведки, спецслужб, военных экспертов ближнего и дальнего зарубежья, общая численность боевиков в Баткенском и Чон-Алайском районах составляла около 2 000 человек.

В середине сентября удалось переломить ход антитеррористических операций практически на всех направлениях. Удалось установить местонахождение наиболее крупных группировок боевиков. Высадив усиленный десант на пограничных перевалах Тельбе, Рама, Бузтоз и других, тем самым отрезав пути отступления, моджахедов зажимали с флангов, загоняли в ущелья и наносили мощные бомбовые удары с воздуха. Как тогда отмечал министр обороны Эсен Топоев, от оборонительных действий войска перешли к наступательным. Командиры получили приказ: уничтожать противника без предупреждения, ежедневно проводилась зачистка местности, сапёры расчищали путь войсковым подразделениям от мин, фугасов и минировали возможные направления отхода боевиков. Все мероприятия проводились в рамках совместной операции в составе объединённой группировки государств — участников Договора о коллективной безопасности и двусторонних договоров о военном сотрудничестве. Отмечу ещё одно обстоятельство, заставлявшее наших военнослужащих как можно быстрее пробиться к населённому пункту Хаджи-Ачкан на границе с Таджикистаном: по данным разведки, здесь находились взятые в плен генерал А. Шамкеев и четверо японских геологов. Но тогда освободить их не удалось: по приказу одного из лидеров ИДУ Джумы Намангани пленников переправили в сопредельный Джергетальский район.

В конце сентября и в первой половине октября, несмотря на тактическое преимущество и наступательный характер действий правительственных войск, террористическим группировкам удалось навязать боестолкновения в населённых пунктах Сырт, Газ и около районного центра Хайдаркен, закончившееся для них крупным поражением. Наша сторона тоже понесла потери. К тому времени успешно завершилась войсковая операция по зачистке от боевиков в Чон-Алайском районе, военные разбили крупную базу боевиков на перевале Бок-Баши у гидрометеостанции на леднике Абрамова. Разрозненные группы террористов отступили к таджикской границе. Мы заблокировали горные перевалы на баткенском, хайдаркенском и карамыкском направлениях и уничтожили мощную группировку боевиков в пограничном населённом пункте Ходжа-Ачкан, освободили сёла Кыштут, Зардалы, Коргон, Таян и другие. Для прикрытия государственной границы создали три пограничных отряда. Не стану подробно останавливаться на завершающем этапе войсковой операции по преследованию, вытеснению и ликвидации отрядов ИДУ, где-то в двадцатых числах октября министр обороны Э. Топоев доложил главе государства, Главнокомандующему Вооружёнными силами республики, что территория Кыргызстана освобождена от бандформирований международных террористов, проводятся поисково-разведывательные мероприятия по обнаружению мелких групп боевиков, скрывавшихся в труднодоступных горных ущельях.

— Болот Чыныбаевич, в Баткене я оказался, наверное, единственным журналистом, который встречал «вертушку»           с освобождённым генералом А. Шамкеевым и общался с ним, позже довелось присутствовать при передаче таджикской стороной в Карамыке взятых боевиками в заложники японских геологов. Условия их освобождения не разглашались, они и до сих пор покрыты тайной. Существуют разные версии, в основном на уровне слухов и домыслов. Где правда?

— Тогда в телефонном разговоре с премьер-министром Японии Кейдзо Обути глава нашего государства заверил, что для освобождения японских граждан принимаются все меры силового характера и механизмы народной дипломатии. Насколько мне известно, освободили их без выплаты выкупа или обмена на пленных боевиков, как в то время писали некоторые СМИ. Аскар Акаев категорически отверг эти «утки» и заявил, что лидеры ИДУ оказались вынуждены выполнить требования кыргызской стороны освободить заложников, потому что потерпели поражение и понесли большие потери. Более того, в случае невыполнения наших условий Южная группировка войск могла нанести бомбовые удары по Джергетальскому району Таджикистана, где обосновались боевики после того, как их вытеснили с территории Кыргызстана. Затем к освобождению японских геологов подключились руководство сопредельного государства, лидер таджикской оппозиции Саид Абдулло Нури и полевые командиры, перешедшие на сторону законного правительства. Большую лепту в освобождение японцев внесли правозащитник Турсунбек Акун, местные жители как связующее звено в переговорном процессе, сотрудник Международного центра исламского сотрудничества в Кыргызстане Салихжан Хаджи Камалудин и особенно депутат Законодательного собрания Жогорку Кенеша Турсунбай Бакир уулу, который выезжал в Кабул, встречался с одним из главных идушников Тахиром Юлдашевым, контактировал с религиозными и политическими деятелями ряда стран Центрально-Азиатского региона.

— При опознании тела уничтоженного 17 сентября в селе Сырт влиятельного полевого командира Абдулазиза (Беспалый) в его вещмешке сотрудники Военной прокуратуры нашли блокнот с фамилиями пособников боевиков из числа местных жителей. Спасаясь от гнева односельчан, они с семьями выехали из кишлаков в неизвестном направлении…

— Как говорится, в семье не без урода, предателей были единицы. Известно, что главари ИДУ рассчитывали на массовую поддержку населения, но народ не поддался провокации и призывам перейти на их сторону. Скажу больше, в тот год кыргызстанцы продемонстрировали огромный нравственный потенциал и редкое свободолюбие. С первых же дней вторжения боевиков в военкоматы поступило около двух тысяч заявлений от представителей всех слоёв населения с просьбой отправить в Баткен, среди них оказались даже участники Великой Отечественной войны. В населённых пунктах Баткенского района действовали отряды самообороны и ополчения, местные охотники и чабаны, хорошо знающие местность, прокладывали войсковым подразделениям пути по горным тропам в труднодоступных ущельях. Жители городов и сёл страны собирали тёплые вещи и продукты для защитников Отечества. Помню, как в вашей газете опубликовали письмо жительницы столицы, пожилой женщины, которая просила оказать помощь в доставке бойцам на передовой несколько банок малинового варенья.

Поддержка и забота о ребятах, воевавших в горах Баткена, выражалась в массовых акциях с участием простых граждан, интеллигенции, известных политиков, деятелей культуры и науки. Например, академик А. Айдаралиев обеспечивал войска изобретённым им препаратом, который помогал адаптироваться в условиях высокогорья. Известный травматолог, профессор Гулия Кожахматова организовала систему оперативного лечения и реабилитации раненых военнослужащих непосредственно в зоне боевых действий, в медицинских учреждениях столицы, в городах Оше и Джалал-Абаде с привлечением опытных специалистов в области военной хирургии. И таких примеров, когда патриотически настроенные кыргызстанцы во всём помогали нашим воинам, — большое количество.

— Напомните, пожалуйста, кто тогда поддержал Кыргызстан в борьбе с террористами и какая оказывалась помощь на уровне мирового сообщества?

— В своём обращении к народу 30 августа 1999 года глава государства отметил, что террористические формирования угрожают безопасности не только Кыргызстана, но и Центрально-Азиатского региона. Он призвал глав государств совместно бороться с современными вызовами и угрозами, подчеркнув наметившийся в последнее время процесс интернационализации экстремизма и терроризма. О политической поддержке нашей республики в тревожном 1999-м заявили практически все государства мира, военно-техническую и иную помощь оказали Россия, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Армения, Китай, Беларусь и Германия. Но основную тяжесть войны вынесли на своих плечах защитники Отечества, проявив мужество и героизм в тяжёлых боях с коварным и хорошо подготовленным врагом. Они сражались не за награды, а за свою землю. Среди них и те, кто положил на алтарь победы свои жизни. Во многом благодаря им страна живёт сегодня в мире и уверенно смотрит в будущее. Так же достойно ребята выдержали испытание войной в баткенской кампании 2000 года, до конца оставаясь верными долгу и воинской присяге. Хотелось бы, чтобы они всегда оставались ярким примером для подражания и преклонения молодого поколения и в памяти народа.

Интервью взял Сергей СИДОРОВ.






Related News

Главное — верховенство закона

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintМы продолжаем серию материалов, приуроченных к 30-летию независимости Кыргызстана. Взглянуть на путь, пройденный нашей странойRead More

Армейские будни глазами министра

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrint1 февраля этого года Указом Президента С. Жапарова  «О дальнейших мерах по развитию системы управления ВооружённымиRead More

Добавить комментарий