Main Menu

ПРЕВЫШЕ ВСЕГО ЗАКОН, ПРАВА И ИНТЕРЕСЫ ГРАЖДАН

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

На прошедшем недавно «круглом столе», посвященном теме судебной реформы, участникам презентованы принятые Жогорку Кенешем  законы, в которые внесены изменения и дополнения, рекомендованные Венецианской комиссией. Законы, обеспечивающие реформу судебной системы,  начали действовать.
Гость редакции — судья Верховного суда Камиль ОСМОНАЛИЕВ — делится  своим мнением о сути проводимых реформ.


— На ваш взгляд, в чем причина неудачных попыток акаевско-бакиевского режима реформировать судебно-правовую систему?
— Я бы не сказал, что попытки проведения реформ в течение 18 лет независимости были неудачными. В 1993 году юная республика получила довольно неплохую Конституцию, в соответствии с которой разрабатывались и принимались необходимые для жизнедеятельности государства законы. И эти законы по качеству не вызывали серьезных нареканий у международных экспертов. Другое дело, как они исполнялись должностными лицами всех ветвей власти и населением.
Реформы проводились, но, как говорится, со скрипом, потому и не доводились до конца. Что было этому причиной? Думаю, нарушение принципа разделения властей. Этот принцип является в настоящее время главнейшей нормой конституционного порядка во всех демократических государствах. Там, где одна ветвь власти позволяет себе вмешиваться в деятельность другой и присваивать себе ее функции, происходит  дискредитация Конституции в глазах общества с предсказуемыми последствиями смены власти, которые мы испытали уже дважды.
Выдвинутый впервые Аристотелем в работе «Политика» и сформулированный в наиболее законченном виде Монтескье в его работе «О духе законов»,  этот основной принцип заложен и в нашей Конституции (пункт 2 статьи 3). С одной стороны, орган, наделенный одним из таких видов власти, не может на законном основании осуществлять публичную власть в области деятельности, которая подведомственна одной из двух других властей (разделение властей). С другой стороны, установлен взаимный контроль властей, в силу которого три ветви власти должны ограничиваться своей областью деятельности (равновесие властей).
Принцип разделения властей выступает как средство не только распределения, но также ограничения государственной власти, в результате чего может защищаться свобода граждан и не допускаться концентрация власти; тогда становится возможным равновесие между органами государственной власти, которая также ограничивает возможности превышения полномочий с ее стороны.
Разделение властей является относительным в той мере, в какой сама Конституция допускает совпадение деятельности и устанавливает связи сотрудничества между различными органами власти, в частности, между органами законодательной и исполнительной власти. Само значение разделения властей в условиях парламентской системы утратило бы смысл и создало  угрозу свободе без разделения властей в абсолютном виде в отношении судебной власти; существование независимой судебной власти является единственной конкретной гарантией личных свобод граждан.
— Изменится ли ситуация с разделением ветвей власти с принятием Конституции парламентской республики?
— Там, где действует парламентская система управления, разделение законодательной и исполнительной власти в рамках осуществления государственной власти и вообще осуществления целей государства не является совершенно непроницаемым ввиду взаимодействия между этими властями. Но таким является разделение между судебной властью и двумя другими властями, потому что главная задача судебной власти — отправление правосудия — имеет черту, которая исключает дублирование деятельности с другими властями, особенно в форме сотрудничества. И когда говорят, что разделение властей является гарантией свобод граждан, подразумевается прежде всего существование независимой судебной власти.
Независимость юстиции закреплена в статье 94 Конституции (пункт 1 «Судьи независимы и подчиняются только Конституции и законам»). Она должна гарантировать отправление правосудия судьями в условиях полной свободы. В широком смысле слова она означает, что для осуществления своих функций судьи независимы от других органов государственной власти и от участвующих сторон, но также от групп давления и интересов (прессы, профсоюзов и т.д.). В узком смысле следует говорить о независимости судей от других представителей государственной власти (законодательной и исполнительной).
Независимость юстиции является предварительным условием осуществления права на получение гарантированной Конституцией правовой защиты. Каждый гражданин вправе обратиться в суд для изложения своих взглядов с тем, чтобы добиться признания своих прав и защиты своих интересов. Однако необходимо, чтобы суды состояли из независимых судей. Если это условие не будет соблюдено, не может быть и правовой защиты — граждане будут подвергаться риску произвола и утраты своих прав.
— Что важнее: функциональная или личная независимость судей?
— Функциональная независимость — это отправление правосудия только на основании закона и в соответствии со своей совестью и неподчинение приказам, указаниям или предложениям со стороны других органов государственной власти или вышестоящих судов. Она гарантирована статьей 94 Конституции (пункт 3. «Запрещается всякое вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия»). Любые указание, рекомендация, предложение, направленные судье решить вопрос по существу или касающиеся процедуры, применяемой в рамках какого-либо дела, недопустимы и представляют собой по меньшей мере дисциплинарный проступок (пункт 3 статьи 94 Конституции. «Лица, виновные в воздействии на судью, несут ответственность, предусмотренную законом»).
Личная независимость судей является гарантией их официального статуса по отношению к законодательной и исполнительной власти и имеет своей целью обеспечение функциональной независимости судей. Она может быть нарушена не только когда судья получает указания и приказы, но и когда он опасается, что выносимые им решения будут иметь отрицательные последствия для его карьеры.
Конституция гарантирует личную независимость судей, в ряде ее норм содержатся положения, касающиеся назначения, постоянства занятости, административных изменений, дисциплинарных взысканий, деятельности, несовместимой с обязанностями судьи, привилегированного отношения к судьям в области выплаты вознаграждения за их труд.
Постоянство занятости является основной гарантией личной независимости судей. Установление постоянства занятости защищает судей и в решающей степени способствует преодолению препятствий для отправления правосудия настолько, насколько правильно то, что судья, испытывающий страх за свою должность, не отправляет правосудие в истинном значении этого слова.
Согласно последней Конституции, судьи Верховного суда избираются до достижения предельного возраста (пункт 6 статьи 94), судьи местных судов назначаются Президентом в первый раз сроком на 5 лет, а в последующем — до достижения предельного возраста (пункт 8 статьи 94). Как видите, здесь по сравнению с прежним Основным законом  уже достигнуто некое постоянство, которое обеспечивает судье личную независимость, и он не потерпит какого-либо давления со стороны других властей. Так что функциональная и личная независимость взаимосвязаны.
— Что следует понимать под административными изменениями, касающимися судей?
— Они заключаются в том, чтобы все решения об официальном статусе судей и их продвижении по службе принимались самими судьями без вмешательства органов законодательной и исполнительной власти, и это также будет способствовать укреплению личной независимости судей.
— Отменяются ли дисциплинарные взыскания в отношении судей?
— Начнем с того, что Конституция и законы определяют виды деятельности, несовместимые с функциями судьи, и запрещают ему заниматься любой иной профессиональной деятельностью или предоставлять какие-либо иные оплачиваемые услуги.
Отсутствие правовой ответственности любого должностного лица несовместимо с демократией и правовым государством. Судьи, как и все должностные лица, несут тройную ответственность: уголовную, гражданскую и дисциплинарную. Степень проступка судьи и вины определяет Совет судей, которому законом приданы функции по применению дисциплинарной ответственности.
— Часто на судей пишут жалобы в Совет судей за вынесенные ими неправосудные решения и нередко — за мздоимство. А совет отвечает: ваши доводы не нашли своего подтверждения…
— По поводу неправосудных  решений приведу свежий пример. В СМИ растиражировано мнение о том, что Верховный суд принял беспрецедентно антигосударственное решение в деле  вокруг сотового оператора MegaCom, передав все его имущество ОсОО «БиМоКом», то есть лицам из окружения Максима Бакиева.
Сразу уточню: Верховный суд не принимал по этому делу нового решения и тем более не решал судьбу 49 процентов национализированных акций, он оставил в силе решения судов первой и второй инстанций. А они удовлетворили иск ОАО «РТК-Лизинг» и ОсОО «БиМоКом ЛТД» о признании недействительными торгов и об истребовании телекоммуникационного оборудования, переданного ОсОО «БиМоКом ЛТД» в лизинг. Согласно закону, право собственности на имущество, переданное в лизинг, возникает с момента полной его оплаты. Поскольку  ОсОО «БиМоКом ЛТД» не исполнило свои обязательства по оплате цены оборудования, судебный исполнитель не вправе был обращать взыскание на имущество, принадлежащее другому лицу. Верховный суд принял постановление об оставлении в силе судебных актов судов первой и второй инстанций как соответствующих закону и документам, имеющимся в деле.
— А по логике же недовольных данным решением следовало в интересах государства «национализировать»  имущество, принадлежащее на праве собственности частному лицу.  Тогда как же быть с защитой прав юридических лиц и граждан? Как быть с нормами Конституции, ставящими интересы гражданина и человека выше интересов государства?
— В том-то и суть проводимых реформ в судебной системе!
— Понятно, в этом и аналогичных случаях Совет судей даст однозначный ответ: доводы заявителей не нашли своего подтверждения. Ему даже не придется принимать во внимание мнение другой стороны, удовлетворенной принятыми решениями, о том, что они открывают зеленый свет новым инвестициям в экономику Кыргызстана. Хотя это очень важно для имиджа страны — доверие к судебной власти, способной защитить инвестора, дорогого стоит. А вот с мздоимством, по мнению заявителей, Совет судей борется, мягко говоря, несколько стеснительно.
— Взяточничество — уголовно наказуемое деяние. И как всякое преступление должно быть доказано. Голословные, не подтвержденные документальными доказательствами утверждения не могут лечь в основу обвинения. Легко заявить: судья вымогает   взятку. Но еще проще, если такое случилось, обратиться в правоохранительные органы, которые организуют задержание с поличным в соответствии с требованиями процессуального законодательства и привлекут мздоимца к уголовной ответственности.
Знаете, по этому поводу я думаю, борьбу с коррупцией в судебной системе надо начинать с себя. Не давайте никому взяток, и вы убедитесь, что ваше дело все равно будет рассмотрено по закону.
— Извините, я невольно отвлекла вас от темы нашей беседы. Вернемся к судебным реформам. Вводится  Конституционная палата, каковы ее функции?
— В соответствии с пунктом 1 статьи 97 Конституции Конституционная палата Верховного суда является органом, осуществляющим конституционный контроль. Согласно статье 101, суд не вправе применять нормативный правовой акт, противоречащий Конституции. На мой взгляд, реализацию этих конституционных норм необходимо осуществлять так: суды должны контролировать конституционность законов и отказываться применять антиконституционные законы, и это положение конкретизирует разделение законодательной и судебной власти. Контроль конституционности законов не является вмешательством судебной власти в осуществление законодательной власти и не может восприниматься как превосходство первой над второй. Контроль конституционности законов — это один из факторов равновесия между властями, потому что независимость от законодательной власти, которую получают суды, дает им возможность гарантировать соблюдение закона и сохранение порядка при отсутствии у них права отменить то или иное положение закона. Отношения, которые судебная власть поддерживает с законодательной и исполнительной властью, регулируются принципом подчинения судей законам.
— То есть ныне проводимая реформа  обеспечивает реальное верховенство закона, независимость судей от других ветвей власти, защиту прав и интересов человека и гражданина?
— Да, надо только всем неукоснительно исполнять  законы.

Беседовала
Ирина  СТЕПКИЧЕВА.
Фото Нины Горшковой.






Добавить комментарий