Королевство кривых зеркал

Вот уже несколько раз, начиная с прошлого года, я говорила на тему дилетантства и популизма наших государственных органов: писала, выступала с трибуны, приводила конкретные примеры и предлагала варианты решения проблем. Всё напрасно.

 

Но я вновь хотела бы поговорить на эту тему. Есть такой термин «прожектёрство», и, я думаю, сегодня он, как никогда, отражает нашу реальность. А неправильное планирование стимулирует прожектёрство и уклонение от решения наболевших задач.

 

Особенно актуальны мысли великих о власти и обществе, глубоком знании и понимании человеческой психологии, исторических законов, социальных и политических процессов.

 

 

«Нельзя перечесть всех их проектов осчастливить человечество. Жаль только, что ни один из этих проектов ещё не доведён до конца, а пока что страна в ожидании будущих благ приведена в запустение, дома разваливаются, и население голодает и ходит в лохмотьях», — писал Джонатан Свифт.

 

 

О чём это говорит? О том, что надо заботиться о всестороннем развитии людей, чтобы они могли применить свои знания на практике, пробовали силы в разных сферах деятельности, нашли своё место в профессиональной деятельности. А как сейчас? Рабочих мест нет. Практически все заводы и фабрики закрыты, разрушены. Специалисты вынуждены покидать свои семьи, дома, родину или соглашаться на любую работу, лишь бы получать хоть какую-то зарплату. Государство, народ, право и власть — это политические термины, которые вызывают в каждом человеке бурю эмоций. У кого-то отрицательные, у другого — положительные. В обществе всё следует подчинять закону. Проблема лишь в том, как научить людей соблюдать его. И дело не только в воспитании. Необходимо человека поставить в такие условия, чтобы нарушать закон ему оказалось невыгодно.

 

Политика зачастую в сознании людей считается чем-то грязным и несправедливым. Это касается чаще всего чиновников, занимающих высокие посты, но не соответствующих им. И чаще всего люди высмеивают таких деятелей. Вот, например, в конце 2022 года ГКНБ во всеуслышание заявил о сращивании милицейских органов с криминалом. А Кабмин по итогам года объявляет Министерство внутренних дел лучшим. Или другой пример из «отличников»: в социальных сетях идёт жёсткая критика Министерства труда, соцобеспечения и миграции за провальную программу занятости населения, миграционной и гендерной политики. Но по итогам года их также признают лучшими.

 

Осенью прошлого года уполномоченная по правам ребёнка создала и организовала деятельность межведомственной комиссии, куда вошли депутаты и сотрудники ЖК, администрации Президента, аппарата омбудсмена и представители некоммерческих организаций, занимающихся вопросами семейного насилия, защиты детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, подвергшихся насилию, находящихся в конфликте с законом, которая изучила и проанализировала материалы и документы по самым резонансным фактам насилия за 2022 год. Выводы комиссии ужасают:

 

«Изложенные все обстоятельства и факты показывают грубое нарушение норм законодательства по защите детей и семей в ТЖС, преступную халатность и бездействие должностных лиц, невыполнение своих прямых функциональных обязанностей.

 

Государственные и муниципальные органы защиты детей самоустранились и большую ответственность за исполнение решений КДД и реализацию ИПЗР возложили на негосударственные организации, общественные фонды: ОФ «Центр защиты детей», ОФ «ОАЗИС», ОФ «Правовая клиника «Адилет».

 

Отсутствует должный контроль МТСОМ за деятельностью органов и лиц, призванных защищать детей, находящихся в ТЖС, а также за субъектами, оказывающими услуги в указанной сфере. МТСОМ не обеспечивает качественное ведение государственной базы данных о детях, находящихся в ТЖС». Комиссия установила, что руководитель и сотрудники Управления по поддержке семьи и защиты детей МТСОМ сами не знают нормы и положения по работе с семьями и детьми, находящимися в ТЖС, включая детей — жертв насилия, являющихся потерпевшими или находящимися в конфликте с законом».

 

В рекомендациях отмечается:

 

«Признать неудовлетворительной работу Министерства труда, социального обеспечения и миграции. Указать на грубые нарушения законодательства в деятельности должностных лиц МТСОМ и его территориальных структурных подразделений, занимающихся вопросами защиты детей, включая назначение и выплаты государственных пособий, ведение корпоративной информационной системы социальной помощи …».

 

У кого-то ещё остались вопросы, почему ситуация по защите прав детей и женщин не меняется в лучшую сторону?

 

Или рассмотрим вопрос поддержки малоимущих семей через социальный контракт по выдаче 100 000 сомов для развития малого бизнеса. Стоит начать с того, что это не ноу-хау нынешнего Минсоцтруда. В начале 2000-х годов это уже вводилось, правда, называлось по-другому, но сути не меняет: производилась разовая выдача годовой суммы полагающегося пособия также для развития собственного бизнеса. Тогда отобрали по несколько семей из каждого региона и вели непрерывный мониторинг. Первые полгода показали удовлетворительные результаты, однако по истечении пилотного режима все эти семьи вновь вернулись в программу госпособий.

 

Что мы видим сейчас? Ещё до получения реальных результатов от пилотирования деньги массово выдаются семьям, более того, идёт беспрецедентное увеличение охвата семей, кому выдаётся по 100 000 сомов.

 

Непонятен и механизм отбора: просто распределили количество по регионам, без учёта фактической численности получателей пособий; нет потребности от местных органов власти на какие-либо виды услуг, т.е. востребованность/сбыт продукции; кто и как проводит обучение малоимущих семей ведению бизнеса. При этом малоимущие семьи, узнав, что им больше не будут платить пособия, отказываются от участия в этой программе. Интернет-издание «АКИpress.org» достаточно часто печатает как положительные, так и отрицательные примеры по программе. Так, например, в Ноокатском районе из 250 квот освоено только 75. На проект по выведению населения из бедности из республиканского бюджета 35 млн сомов получили семьи Бишкека. Корреспондент «Акчабар» побывал на одном из таких заседаний: «Из многих пришедших на комиссию людей присутствовала лишь одна женщина, в ком усомнились члены комиссии. Остальные и не были похожи на малоимущих». Поэтому и депутаты Жогорку Кенеша всё чаще высказывают сомнения в целевом использовании бюджетных денег, действительно ли они доходят до малоимущих семей. В плане действий Кабмина на 2022 год как в механизме реализации Социального контракта указано: «Выдача техники в лизинг». Сумма контракта, напоминаю, 100 000 (!) сомов.

 

У кого-то ещё остались вопросы, почему и эта инициатива напоминает прожектёрство?

 

В январе этого года в пресс-службе Министерства труда, социального обеспечения и миграции сообщили, что в прошедшем году около 130 тысяч граждан из 24,8 тысячи малоимущих семей приняли участие в различных проектах социальной поддержки: за общественные работы граждане получали муку и растительное масло.

 

«Успешной моделью, которую затем внедрили по линии ВПП ООН в различных странах мира, стал проект «Продукты в обмен на труд». В его рамках малоимущие семьи участвовали в общественных работах, за которые получали муку и растительное масло. В 2022 году распределено более четырёх тонн продовольствия. Всего реализовано более 700 проектов по всей стране».

 

Однако, учитывая, что этот проект осуществляется уже в течение 10 лет, кроме общих цифр (больших цифр по деньгам, людям) хотелось бы узнать, влияет ли это как-то на повышение доходов семей, смогли ли люди выйти из числа получателей пособий, и как это сказалось на снижении уровня бедности в этих регионах.
В Жогорку Кенеше прошло обсуждение ратификации соглашений со Всемирным банком на получение кредитов (под «нехилые» проценты) на реформирование энергетики, где отдельным компонентом идёт соцзащита мало-имущих, а также на поддержку политики занятости. Главный энергетик страны объяснил, что решено создать базу данных малоимущих семей, кто получает льготы на электроэнергию. А социальщики страны говорят, что увеличат охват малоимущих семей, кому станут выдавать по 100 000 сомов.

 

В том же плане действий Кабмина на 2022 год значится заполнение «Социального паспорта малоимущей семьи» на каждого гражданина. Зачем? Непонятно. Но, по данным Нацстаткома, разработана и внедрена программа «Санарип Аймак», которая подразумевает оцифровку по хозяйственной книге (или паспорт каждого домохозяйства страны), 90% данных из которой составляет социальный паспорт малоимущей семьи.

 

Кроме того, в Минсоцтруда уже несколько лет внедрена корпоративная информационная система социальной помощи (КИССП), через которую назначаются и выплачиваются государственные пособия. Так какая база данных малоимущих семей ещё нужна?

 

У кого-то ещё остались вопросы по целесообразности получаемых кредитов по части социального компонента?

 

Нарынкул ЭШЕНКУЛОВА,
эксперт по соцзащите.