Main Menu

Надо лечить не COVID и не пневмонию, а больного

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Калдыгуль Ахатовну ДУШИМБЕКОВУ знаю давно, ещё со времён работы в проекте «Победим туберкулёз». Она доцент кафедры фтизиопульмонологии Кыргызского государственного института переподготовки и повышения квалификации и уже несколько месяцев ведёт программу подготовки специалистов Кыргызстана по борьбе с коронавирусной эпидемией. Один мой вопрос доктору перерос в целое полезное интервью.

— Расскажите про онлайн- курсы для врачей?

— В эти дни мы читаем лекции по ВОЗовской программе вместе с кафедрой семейной медицины КГМА им. Ахунбаева для врачей Чуйской области. Бывает 50 и больше слушателей, в зависимости от региона. С марта мы провели его уже во всех южных областях республики, теперь работаем со специалистами с севера. Даём знания по лечению пневмонии врачам других специализаций, опираясь на клинический протокол, временное руководство для лечения COVID-19, которое составлено по рекомендациям ВОЗ.

— Как вы оцениваете эффективность нашего последнего, третьего протокола. Нужно ли, на ваш взгляд, что-то там ещё подкорректировать?

— Иногда мы работаем наощупь, потому что COVID-19 — новая инфекция и практически отсутствует опыт лечения, не изучены до конца патогенез и механизм её влияния на организм человека. От этого зависят и сложности в подходах к лечению. Проблема ещё и в том, что во время карантина обнаруживались бессимптомные завозные случаи, много контактных, двухсторонняя пневмония и COVID-положительные случаи. Сегодня в одной семье двухсторонней пневмонией болеют сразу несколько человек!

Я против того, чтобы всех отправляли на компьютерную томографию. Во-первых, это дорогостоящее обследование. Достаточно сделать рентген грудной клетки. А если у больного есть симптомы, то, не дожидаясь рентгена, ему уже с первых дней надо назначать лечение.

Я против, когда назначают химические смеси и в физраствор одновременно добавляют дексаметазон, эуфиллин, глюконат кальция, витамин С, цефтриаксон, анальгин, димедрол и т. п.

К каждому пациенту нужно подходить не только с соблюдением рекомендаций протокола, а как к больному COVID-19, и надо лечить самого человека, а не болезнь. Следует понимать, что идёт системное поражение всего организма, поэтому больной жалуется на голов-ные боли, нарушение сна, диарею и боли в области поясницы, которые он связывает с неправильным лечением, но это и есть влияние вируса на дыхательные пути, головной мозг, все внутренние органы.

Я всегда придерживаюсь девиза великого московского учёного, терапевта М. Мудрова, и напоминаю каждому студенту и молодому доктору, что надо лечить не болезнь, а больного. Один вирус поражает весь организм!

— А почему у одних развивается пневмония, а другие отделываются лёгким испугом?

— Это зависит от контакта, а ещё от того, что больной поздно обращается и у него снижается сопротивляемость организма. Это неправильный термин, что ослабла иммунная система. Если бы она была слабой, то человечества вообще бы не было на земле. Иммунная система очень мощная, и клетки работают всегда. А чего не хватает? Сопротивляемости организма. Это происходит, потому что люди недоедают или голодают, у них могут быть сопутствующие заболевания или они имеют беспрепятственную возможность покупать лекарства в аптеках, что очень влияет на течение болезни и её исход.

— Людей мне, безусловно, жалко, но что произошло с нашей системой? Она рухнула, как карточный домик…

— Любые преобразования в системе здравоохранения должны быть вдумчивыми. Одна швейцарская компания хочет построить в Кыргызстане завод по выпуску аппаратов ИВЛ. Хорошо, говорю, выпустим мы, к примеру, 500 этих аппаратов, в одну больницу поставим 10, в другую — 5, и будут они там пыль собирать. Сегодня нужны кислородные концентраторы, и реабилитация больных должна занимать не менее полугода, потому что COVID бьёт по тонкой, как сеточка, лёгочной ткани. Эту сеточку мы называем фиброз и должны предупредить, чтобы больной с дыхательной недостаточностью не ходил синий, как баклажан, а мог гулять везде с портативным концентратором, и качество его жизни изменится только в лучшую сторону.

— Является ли фиброз обратимым процессом?

— Есть опасность, что он может стать необратимым, потому что бывает ещё вирусная гриппозная и другие инфекции, и они тоже могут дать осложнения. Болезнь протекает у всех по-разному. У кого-то лёгочная ткань полностью восстанавливается, а у кого-то нет. А сколько у нас больных с астмой, пожилых людей, которые нуждаются в кислороде, чтобы даже просто ночью подышать!

Самое тяжёлое для больных — это ночи. Под утро у больных с дыхательной недостаточностью, как и у больных с инфарктом миокарда, начинается ухудшение.

— Получается, что человек беззащитен перед вирусом, ведь болеют даже те, кто моет руки и носит маски?

— Нужно носить маску и перчатки, в них люди реже дотрагиваются до лица, в противном случае инфекция через рот попадает прямо в кишечный тракт. Плюс у нас высокая запылённость, хотя вирус и нестойкий.

На фоне всей этой ситуации я вижу нынешнюю прогрессивную молодёжь, и нам надо научиться общаться с молодыми людьми, прислушиваться к их мнению. Все недостатки, которые мы в них видим, это наши недостатки, это мы им чего-то недодали или показали плохой пример. Молодёжь надо учить на собственных примерах.

— Мы очень много говорим о заболевших и умерших, но ведь немало и случаев выздоровления?

— Выздоравливающих намного больше. И сначала, наверное, лучше говорить и выделять жирным шрифтом эти цифры, потому что в стране и так наблюдаются всеобщая депрессия, психоз и психологическая паника.

— Почему-то каждый, кто заболевает, думает о смерти, у людей нет почвы под ногами. Что ещё посоветуете, чтобы успокоить сердце?

— Надо понимать, что сегодня идёт пандемическая, психологическая, ковидная война. Я предложила готовить студентов 5-6-х курсов медицинских вузов, чтобы они были фельдшерами, помощниками врачей и т. д., ведь можно подойти к больному и измерить сатурацию, подключить кислород, и это несложно, перевернуть больного на живот или сделать ему укол… В годы войны тоже забирали первокурсников.

Очень важно, чтобы больным не продавали антибактериальные препараты без рецептов. И не нужна активная витаминотерапия. Самое главное, подобрать правильное лечение.

Необходимо выполнять все рекомендации врача: лежать на животе, выполнять дыхательную гимнастику и упражнения, делать зарядку, пить много жидкости и др.

Нельзя полагаться на информацию в интернете, потому что никогда больной себя не вылечит лучше, чем доктор. Даже самый молодой доктор подойдёт к лечению любой болезни и поставит диагноз более грамотно, чем сам больной.

— А можно лечиться дома?

— Конечно, можно, если у больного состояние средней тяжести, дома есть условия и нет тяжёлых сопутствующих заболеваний, если он прислушивается к рекомендациям врача, а не всех подряд, кто ему звонит и что-то без конца советует. Есть ещё одна проблема — больной может слушать, но не слышать о чём говорит ему доктор.

Елена БАЯЛИНОВА.






Related News

Где можно получить вакцину?

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ настоящее время по республике функционируют 906 временных прививочных пунктов (ВПП) для проведения вакцинации отRead More

ФОМС провёл мониторинг

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintЧуйская областная объединённая больница обеспечена необходимыми лекарственными средствами для лечения COVID-19 и внебольничной пневмонии, изделиямиRead More

Добавить комментарий