ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

И это всё о нём…


Апрель, тепло, весна… Многие кыргызстанцы (особенно дачники), возрадовавшись настоящему потеплению, соскучившись по весне, с удовольствием трудятся на земле. И только отдельные парламентарии предпочитают работать языком и с языком.

 

Комитет Жогорку Кенеша по социальной политике 10 апреля одобрил законопроект о государственном языке во втором чтении. При обсуждении депутаты Бактыбек Чойбеков и Эльмурза Сатыбалдиев отметили необходимость развивать кыргызский язык. А Надира Нарматова заявила, что ни одна постсоветская страна не указала в своей Конституции официальный язык, на это пошёл только народ Кыргызстана.

 

В общем, всё не так, верите, просто глобально…

 

«В политике и в реальной жизни мы хотим нравиться другим, льстим. Даже если сами будем голодными, ставим еду и воду перед другими, показываем другим дорогу, если даже сами отстаём. Поэтому c тех пор, как страна стала независимой, мы никак не можем развивать собственный язык, оборачиваясь на официальный, сколько бы миллионов на это ни выделяли».

 

А вот почему русский мешает развиваться кыргызскому, не понятно совсем. В нашей стране у русского языка статус официального. И хотя до недавнего времени языковой вопрос не стоял остро, потенциал для обострения противоречий есть.

 

«Соседние страны полностью перешли на собственный язык, у них нет официального. А мы готовы поклоняться, лишь бы нам выделяли деньги, школы и детские сады строили. За это же время страна стала более арабоязычной: никто не выделяет средства, никто не заставляет, при этом в регионах люди сами
изучают арабский язык. Корейский, английский, китайский тоже сами учат, чтобы уехать из страны, платят сами за это деньги. Пока мы будем преклоняться, совсем кыргызского государства лишимся. Есть такая опасность. Тем более 1,5-2 млн граждан находятся за границей, а в это время миллионы иностранцев заезжают в нашу страну и остаются тут. Когда мы будем развиваться, когда мы будем кыргызским титульным народом?» — возмутилась депутат.

 

Ей вторит коллега Медербек Алиев, что кыргызский язык нужно развивать. Но, по его словам, если кто-то подаст в суд из-за нарушения Конституции, в которой есть норма об официальном языке, то выиграет.
Нарматова ответила, что никто не подаст в Конституционный суд, потому что запрещать разговаривать на русском языке не будут, но основным должен стать государственный язык.

 

«Пока в Конституции есть норма об официальном языке, граждане продолжат говорить и сами выбирать язык общения: кыргызский или русский. Мы, кыргызы, должны жить как кыргызы и умирать как кыргызы. Надо прекратить быть зависимыми», — отметила она.

 

Эта последняя фраза особенно красиво звучит! Да, надо перестать быть зависимыми. Для этого нужно всего лишь сделать несколько простых вещей, которые на самом деле есть. Три условия и три составные её части: не воровать, взяться, засучив рукава, за работу (именно физическую, как в США в годы великой депрессии), и перестать протирать без толку штаны в разных госучреждениях и ведомствах, где основная работа зачастую чаепитие. И вот тогда, гарантирую, наступит окончательная независимость, по крайней мере, финансовая, ведь полная невозможна, хотя бы потому, что мы — часть глобального мира. Мы же не Северная Корея со своей идеей чучхе, что означает опору только на собственные силы и полную изоляцию. Но ведь мы и не хотим жить, как они, верно, госпожа Нарматова?

 

Теперь о выделенных средствах. Где они? Куда делись? Сколько специализированных учебников переведено на кыргызский или написано на нём? И по сей день ни одной вменяемой методички, ни одного учебника.

 

Кто мешает? Выпускайте словари, букварь понятный. Начните с этого незабвенного: «Мама мыла раму» или «Маша ела кашу»! Развивать язык, изучать его надо, никто и не против. Но начните уже нормально его преподавать, наконец. Без агрессии и криков, сделайте так, чтобы дети хотели изучать, полюбили бы его, а не боялись преподавателей. Методику нужно не плагиатить, а разработать свою. Почему дети, учившиеся в школах в 50-60-х годах, за полгода осваивали разговорную речь. А ныне? По городу куча типа «академий», а на деле просто механическое зазубривание, без всякого смысла и понимания. У нас, что, дети тупые? Нет.

 

Они прекрасно овладевают английским, немецким, французским, китайским (не менее сложным, чем русский). А кыргызский, что, бином Ньютона? Нет. Просто дело в методике и человеческом факторе. Надо это признать и прекратить политизировать языковый вопрос раз и навсегда. Все мы, живущие здесь, — тоже кыргызы, кыргызстанцы — и нет у нас никакого языкового барьера. Народ прекрасно говорит и понимает на двух языках. На ТВ и радио у кыргызскоязычных каналов огромная аудитория. Все регионы смотрят фильмы, слушают, поют песни. Отечественное кино развивается: вон сколько премий завоёвывает. А по поводу русского: даже стыдно слушать и читать эти глупости. У него статус официального. И многим так удобно. Наш народ им свободно владеет. Что в этом плохого? Кого он ущемляет?

 

Россия была и остаётся нашим самым близким другом и союзником. В первую очередь к ней мы обращаемся за помощью, а русский — один из шести мировых языков. Можно оставить один язык, а что это изменит?

 

Жизнь, что ли, улучшится? Все проблемы исчезнут? Молодёжь (и кыргызская в том числе) массово уезжает за рубеж — самый молодой и средний возраст. Вот где нужно бить тревогу, госпожа Нарматова. Тем более что уже на русском говорят только потомственные бишкекчане. А половина населения прибыла из регионов, и они общаются на кыргызском.

 

Кроме того, что сама она полезного сделала, не считая работы с языком? Такое впечатление, что языковой вопрос — самое главное в её жизни, и он её мучает и тревожит всё время. Судите сами. В начале января прошлого года Нарматова на заседании парламента предложила обсуждать вопросы только на государственном языке.

 

— В Кыргызстане кыргызский язык — государственный, поэтому в Жогорку Кенеше мы должны ценить свой язык, — изрекла она. — Среди нас, 90 депутатов, нет ни одного русского гражданина. Нам нужно в первую очередь уважать себя, а потом уже требовать этого с других. Кыргызстанцы смотрят нас в прямом эфире. Если нет необходимости, предлагаю обсуждать вопросы на государственном языке.

 

Она права: среди депутатов нового VII созыва действительно нет этнических русских. Но парламентарий забыла о коллегах других национальностей, использующих русский язык как основной. Также не взяла в расчёт русскоязычных граждан, которые смотрят заседания парламента в прямом эфире. Кроме того, по статистике, четверть кыргызстанцев не владеют госязыком.

 

Ей вторил (тогда ещё) депутат Нурлан Шакиев, возмутившийся, что названия комитетов в докладе Айжигитова (тоже депутат) на государственном языке звучали по-русски. Он сделал замечание сотрудникам аппарата Жогорку Кенеша, отметив, что делопроизводство должно вестись на государственном языке. В свою очередь депутат Адахан Мадумаров призвал не смешивать русский и кыргызский.

 

«Когда выступаете на заседании, надо говорить исконно на одном — чисто на кыргызском. А если не получается, тогда отдать дань уважения языку Льва Толстого и Александра Пушкина и говорить на русском», — сказал он.

 

Также Айжигитова раскритиковал депутат партии «Ата-Журт Кыргызстан» Таалайбек Масабиров, потребовав, чтобы документы писались отдельно на двух языках.

 

У них есть ярые последователи. Например, 26 ноября прошлого года депутат ЖК Камила Талиева отреагировала на слова депутата Госдумы России Светланы Журовой, которая высказалась об инициативе спикера Шакиева о переименовании районов Бишкека и заявила, что такие меры ущемляют права русскоговорящего населения в Кыргызстане, и что так можно «вступить на путь Украины». По заявлению Талиевой, «Кыргызстан как независимое, суверенное государство придерживается ценностей, основанных на принципах единства и согласия. В нашей Конституции подчёркивается, что народ Кыргызстана составляют граждане всех этносов, и только в нашей стране русский язык наделён статусом официального языка.

 

Поэтому заявление депутата Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации Светланы Журовой, не соответствующее международным правилам, бросающее тень на государственные отношения и вмешивающееся во внутренние дела страны-партнёра, безосновательно. Поскольку русский язык занимает особое место в Кыргызстане, начиная от наших законов и до уличных вывесок, он используется повсеместно наряду с государственным языком.

 

Что касается инициативы торага Жогорку Кенеша Нурланбека Шакиева об изменении административно-территориальных названий, в том числе и наименований районов в Бишкеке, то это внутреннее дело нашего суверенного государства и никак не связано с отношениями между Кыргызстаном и Россией».

 

Её, по-видимому, тоже сильно напрягает языковой вопрос, ведь когда ещё 21 июня 2013 года во время коллегии Министерства здравоохранения заместитель начальника управления лечебно-профилактической помощи и лицензирования Гульмира Ибраева презентовала материалы о реализации заместительной терапии для потребителей инъекционных наркотиков, сказала: «Я могу говорить на русском и кыргызском языке».

 

«Говорите, как хотите, если для вас кыргызский язык — пасынок», — парировала тогда вице-премьер-министр Камила Талиева.

 

БОЛЬШИНСТВО КЫРГЫЗСТАНЦЕВ ЗА РУССКИЙ

 

Пока нардеп Нарматова предлагает убрать русский язык из официального делопроизводства, один из ведущих университетов — Кыргызско-Российский Славянский — работает под слоганом: «С русским языком вы покорите мир!» А его учёные публикуют исследования, результаты которых утверждают: большинство кыргызстанцев считают русский язык необходимым для развития государства.

 

«Мы провели опрос, — рассказал одному из медиа доктор филологических наук, профессор университета Мамед Тагаев. — Опросили 740 человек — это люди от 30 до 60 лет, живущие в регионах страны. Жителей Бишкека мы не опрашивали, тут активно используются и русский язык, и кыргызский». Согласно результатам опроса, 99% респондентов считают, что русский язык открывает доступ к качественному образованию, помогает в профессиональном росте и повышает конкурентоспособность на современном рынке труда. Более того, исторически сложилось так, что для граждан Кыргызстана русский язык стал способом общения с внешним миром», — считает профессор Тагаев.

 

«Русский язык в Кыргызстане сохранил статус официального в новой Конституции, — говорит он. И подчёркивает: «Сейчас каждый гражданин волен составить обращение на русском языке, это его конституционное право. Поэтому, несомненно, перевод документооборота на кыргызский значительно ослабит позиции русского языка в Кыргызстане».

 

Сегодня оформление документов на русском языке, предположительно, выбирает 26 процентов населения страны. По данным Национального статистического комитета, по состоянию на 2021 год из 6,6 миллиона граждан республики 1,7 миллиона человек — неэтнические кыргызы.

 

«Наступило время для гармонизации отношений между двумя языками, — считает профессор Тагаев. — Необходимо снять негласное противопоставление между кыргызским и русским, придя к убеждению, что русский язык для кыргызстанцев — не чужой, что он открывает дополнительные возможности и для развития отдельной личности, и для государства в целом».

 

ЯЗЫК МОЙ — НЕ ВРАГ ТВОЙ

 

Язык — неотъемлемая часть общения и взаимодействия людей внутри общества. Благодаря ему выстраивается вся жизнедеятельность человека — от бытовых, социокультурных, экономических до глобальных вопросов, которые решаются на международном уровне, считают эксперты.

 

Русский язык — это богатейшая синтетическая система знаков, интонаций, морфем и флексий, он — один из наиболее распространённых языков в мире. Русский язык — это средство общения для многих пользователей. Например, в Беларуси и Южной Осетии наравне с белорусским и осетинским языками русский считается вторым государственным; в нашей стране, Абхазии и Казахстане — официальным, но с некоторыми правовыми ограничениями, а в Молдове, Таджикистане, Израиле и даже в США и Австралии он выполняет определённые региональные функции государственного аппарата.

 

Иными словами, наше население само сделало свой выбор и решило языковой вопрос, предпочитая общаться на русском при сохранении национального языка. Однако в политической элите явно действует «непотопляемая» партия националистов, пытающаяся противопоставлять русский и кыргызский языки.

 

Русский уже пытались лишить официального статуса. Впервые это случилось в 2011 году, когда с такой инициативой выступила временный президент страны Роза Отунбаева. Однако после её ухода идея оказалась под ковром. К ней вернулись в 2015-м, когда тогдашний глава Национальной комиссии по государственному языку Эгемберди Эрматов заявил, что русский язык мешает развиваться кыргызскому.

 

Якобы государственные ведомства из-за официального статуса русского языка вынуждены вести всю документацию на русском. Третью кампанию против русского языка провёл в 2018 году Азимбек Бекназаров. Он предлагал вернуться к практике 1990-х, когда русский закрепили лишь в качестве языка межнационального общения.

 

 

Не стоит забывать и о том, что наша страна — член ЕАЭС и ОДКБ, к тому же довольно сильно связана с российской экономикой. И дело не только в денежных переводах от мигрантов-гастарбайтеров, но и во включённости её в логистические цепочки российской торговли, в участии России в разных инфраструктурных проектах, российских инвестициях в экономику. Российская авиабаза в Канте обеспечивает безопасность республики в условиях роста напряжённости в соседнем Афганистане. И в том случае, если преследования русского населения станут тенденцией, Москва может ответить не только заявлениями, но и более действенными мерами.

 

У нас нет выступающих против изучения государственного языка, но для этого нужно его грамотно и хорошо преподавать. А у нас уроки проходят в духе зубрёжки и окриков, ущемлений уже ребят-кыргызов. Например, в одной из частных школ учитель кыргызского за выполненное задание поставила мальчику-некыргызу четвёрку, а кыргызу за то же самое — двойку, сказав: «Ты кыргыз, а значит, должен знать лучше». Как ребёнку чувствовать себя в подобной унизительной ситуации? И это педагог? Всё это усугубляется и отсутствием у населения осознания ценности языка. Тот же английский с удовольствием все учат, потому что перспективы большие открываются.

 

Русский язык нужен в Кыргызстане. Хотя бы потому, что молодёжь, окончившая местные школы, едет учиться за границу. Им проще, когда они знают русский — один из шести официальных языков ООН, на секундочку.

 

А депутатам сначала самим надо научиться грамотно разговаривать на литературном кыргызском. Пусть он будет государственным, а официальным предлагаю сделать кроме русского ещё и английский, французский, как во многих европейских государствах, в которых несколько ГОСУДАРСТВЕННЫХ языков. Чем больше будем их знать, тем более развитыми станем сами и наше потомство.

 

И почему этого не понимают наши депутаты? Может, есть такая депутатская болезнь. Стал им, переболел и уже не соображаешь? Если есть, то надо срочно придумать вакцину и вакцинировать их. Может, лучше жить станем?

 

А если серьёзно: не надо политизировать языковый вопрос. Пусть люди говорят на том языке, который им удобен. Ведь государственный никуда не исчезнет, потому как ему более двух тысяч лет, и не такие бури он пережил. Кстати, наши предки всегда говорили, что чем больше языков знаешь, тем лучше.

 

Сначала искорените коррупцию, трайбализм, заставьте законы работать. Сколько лет жили и не зацикливались, кто на каком языке говорит. Это, что, самая важная проблема? Уровень жизни, правовая защищённость, качественное медицинское обслуживание, образование, пенсии и зарплаты — вот о чём должны думать народные избранники.

 

Впрочем, несмотря на попытки пересмотра лингвистической политики, официальный язык остаётся в нашей стране востребованным. Так, в Нарыне, где практически отсутствует русская языковая среда, в кыргызских школах стабильный недобор учеников. В то время как русские учебные заведения всегда переполнены.

 

«В нулевых-первых классах у нас до 50 человек. Причём приходят детки, которые совсем не знают русского. Но к концу первого года они довольно сносно начинают говорить на нём. Русский востребован среди кыргызстанцев, потому что для них это «язык-кормилец». Он даёт шансы на дальнейшее качественное обучение, получение хорошей работы и возможность выехать в Россию на заработки», — рассказала корреспонденту EADaily замдиректора Нарынской средней школы-гимназии № 2 имени Чкалова Ольга Липеева.

 

В общем, перестаньте уже наконец политизировать тему на ровном месте. Русский язык — это великий язык, самый красивый и сложный. И владеющие им — настоящие счастливцы. Потому что это язык прогресса и для многих дороги в будущее.

 

Между тем в парламенте вновь подняли вопрос о переходе на латиницу.
По словам председателя Национальной комиссии по госязыку Каныбека Осмоналиева, Кыргызстан — единственная страна из тюркоязычных, использующая кириллицу. «Если власти примут решение, то учёные и интеллигенция готовы к латинице. У нас есть несколько вариантов», — сказал он.

 

На заседании парламента несколько депутатов заявили о недостатках алфавита и необходимости ввести новые буквы.

 

Но Президент Садыр Жапаров на встрече с Осмоналиевым высказался однозначно против, посчитав, что вначале необходимо овладеть грамотно и на должном уровне госязыком на кириллице. По его мнению, вопрос о переходе на латиницу преждевременный и не находится в приоритете.

 

Мудрые слова — ни добавить, ни убавить…

 

Александр КИРЬЯНКО.

 

P. S. Кстати, ничего плохого российский депутат Журова, на высказывание которой так нервно отреагировала Талиева, не сказала. Конечно, переименование районов — наше внутреннее дело. Но ведь речь идёт о средствах. Они у России есть, а у нас?.. Вот пусть, если у кого-то свербит, сбросятся и за свой счёт всё, что хотят, и переименуют.

Поделиться:

Автор: -    

Дата публикации: 14:59, 25-04-2023

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШиринова