Main Menu

Ослы с мандатами львов. Два воспоминания из прошлого

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В 1971 году на уроке русского языка кто-то из моих одноклассников, получив плохую отметку, высказал вслух мысль о том, что ему в жизни необязательно грамотно писать. Этот мой одноклассник учился на тройки и собирался стать шофёром. А шофёру в совершенстве владеть грамотой вроде бы как и не нужно. Учитель, средних лет женщина, тогда объяснила, что знание правил написания способствует точной передаче мысли. И если люди будут безграмотно писать, то они не смогут правильно делиться информацией. А это в свою очередь приведёт к хаосу в обществе.

Нам тогда было по 10-11 лет, и мы не очень поверили учительнице. А в середине 1970-х по телевизору как-то выступал любимый всеми советскими людьми А. Райкин. Это была басня о медведе, выполняющем тяжёлую медвежью работу и получающем заячью зарплату, поскольку в лесу была вакансия только зайца. Однажды медведь узнал, что в этом же лесу заяц занимал вакансию медведя и получал медвежью зарплату. Тогда недовольный медведь написал жалобу. Пришла комиссия, состоящая из львов, чтобы разобраться. Они проверили документы медведя, где было написано, что он заяц, и документы зайца, в которых было написано, что он медведь. Не найдя ошибки в документах, львы ушли. Мораль басни была в том, что комиссия состояла из ослов с мандатами львов.

Мне тогда было уже 15 лет. Я понял смысл, но посчитал это гротеском. Я тогда искренне верил, что в жизни советского общества вряд ли возможны такие вещи в отношении управления государственными делами. Ну да, где-то на небольших руководящих должностях возможны такие ошибки, но только не в высшем управлении. Время шло. Я вырос, окончил институт, начал работать по специальности. Моё тщеславие всегда толкало меня к управлению людьми. Понимая, что вряд ли достигну больших постов, оставаясь вне активной общественной жизни, я в 1985 году вступил в ряды КПСС. Возглавлял вначале комсомольскую организацию своего предприятия, а затем — профсоюзную. Мне приходилось встречаться с партийными и профсоюзными функционерами уровня района и города. Затем появились знакомства на уровне работников ЦК ВЛКСМ и даже уровня Ленинградского обкома партии. Я тогда учился в заочной аспирантуре в Ленинграде.

Будучи коммунистом, я хорошо разбирался в марксистско-ленинской философии, искренне считая, что это святая обязанность если не всех членов партии, то уж её руководителей точно. Но общение с «коллегами» выявляло не то что непонимание ими некоторых моментов этого уникального знания, а просто полное незнание никакой философии. Конечно, ещё в институте философия вызывала аллергию у абсолютного большинства советских студентов. Но мы тогда считали, что если ты будешь работать лишь по специальности и не полезешь в высшие эшелоны управления, то и незачем «грызть» этот сложный предмет. Однако уже тогда мои управленческие амбиции толкали меня к освоению философии.

Незнание марксистской методологии партийными функционерами в Киргизии я ещё как-то объяснял самому себе тем, что они всё равно только лишь исполнители воли центра. Но когда я столкнулся с аналогичной ситуацией в среде партийных бонз самого высокого уровня, то тут мне стало понятно, что дело движется к развалу системы.

Система рухнула в 1991 году, и все мы оказались в другой экономической формации. Надо было выживать. А поскольку я тогда уже был одним из руководителей предприятия, то начал изучать науку капиталистического управления, осваивая учебники по рыночной экономике. Затем пришлось учиться юриспруденции, поскольку уповать на всякого рода «крыши» не в моих правилах. «Знание — сила» — это выражение Ф. Бэкона являлось моим кредо.

И опять же я искренне думал, что рынок и либерализм расставят всё по местам. А в свободном рынке кто грамотней и смекалистей, тот и успешнее. Но я снова ошибся. Жизнь показала, что на первые позиции стали выдвигаться малопонимающие в экономической науке люди. А та демократия, которую декларировали пришедшие к власти вчерашние поборники принципа демократического централизма, обернулась откровенным родоплеменным трайбализмом. За тридцать лет после распада СССР на моих глазах менялся контингент так называемой элиты общества. Это касается не одного Кыргызстана, а всех постсоветских государств. Но в моей республике это проявилось наиболее ярко.

При получении диплома юриста я стал свидетелем следующей картины. Нас, получающих второе высшее образование, в течение трёх лет обучения собиралось на лекции не более ста человек. Мы успели познакомиться и знали друг друга в лицо. Каково же было моё удивление, когда я увидел ведомость на получение дипломов, где числилось около трёхсот человек. Вот так лишь в одном выпуске появились 200 человек с дипломами юриста. И эти горе-юристы в большинстве своём заняли места следователей, оперативников, прокуроров, судей, советников разного уровня, депутатов, налоговых и прочих инспекторов. То есть басня о зайцах на ставке медведя и крышующих их ослах с мандатами львов воплотилась в жизнь.

Сегодня подобная ситуация в Кыргызстане (и не только в Кыргызстане) стала нормой. Неважно, какие у тебя знания и опыт работы, главное, чтобы ты имел соответствующий диплом. А то и просто диплом, хоть какой. И вот сапожник начинает печь пироги, а пекарь — тачать сапоги. Или даже хуже того, НЕОБРАЗОВАННЫЕ люди с дипломами начинают учить жизни других. Самое неприятное то, что это стало сегодня нормой даже там, где в целях безопасности людей этого не должно быть — в медицине, энергетике, строительстве, на транспорте.

Как долго это продолжится? Если судить по СССР, где подобное началось в начале 1970-х, а к началу 1990-х окончилось крахом, то нам осталось меньше года. Нам — это не только Кыргызстану, но и всем странам, в которых абсурд элит уничтожил здравомыслие бытия людей.

Что сегодня происходит на нашей Земле? Не надо слыть большим аналитиком, чтобы ответить на этот вопрос, достаточно знать азы политэкономии и иметь кругозор чуть шире среднестатистического современного обывателя. Однако в силу отсутствия этих качеств у большинства представителей почти всех мировых национальных элит им невдомёк, что сегодня решается судьба их государств. Для внимательных и образованных людей не является секретом тот факт, что на сегодняшний день нет ни одного значительного процесса в мировой экономике, который происходил бы без участия транснациональных корпораций. Они принимают прямое и косвенное участие в мировом политическом процессе, выступают основной силой, которая формирует современный и будущий облик мира.

ТНК во многом определяют динамику и структуру, уровень конкурентоспособности на мировом рынке товаров и услуг, а также международное движение капитала и передачи технологии (знаний). Они также определяют пропорции экономики страны, базирования головной компании и экономики принимающих стран. ТНК играют ведущую роль в интернационализации производства, получившей всё более широкое распространение в процессе расширения и углубления производственных связей между предприятиями разных стран. На долю ТНК приходится 40% мирового товарооборота услуг, 90% продаж патентов, лицензий, ноу-хау. Фактически не короли, президенты и премьер-министры большинства государств мира управляют своими странами, а хозяева ТНК. Сегодня они начинают переформатирование политического устройства мира под новый технологический уклад. В будущем, как его видят хозяева ТНК, нет места миллионам фермеров и рабочих. Также там нет места миллионам чиновников из двухсот стран и нет самих этих стран. К сожалению, ослы с мандатами львов этого не понимают.

Кто может помешать этим планам глобалистов? Пока мы видим открытое сопротивление национальных элит США, Китая, Турции, Венгрии, Польши, Швеции. Но они в значительном меньшинстве. Национальные элиты абсолютного большинства стран мира в силу их продажности и ограниченности мышления полностью выполняют требования апологетов нового мирового порядка. При этом они громче всех кричат о величии своего народа и независимости своих государств, бьют себя в грудь и рвут рубашку за суверенитет, изображая из себя львов. Но отсутствие здравомыслия и непомерная жадность, как торчащие из-под маскировки уши и хвост, выдают этих ослов, что называется, с потрохами.

В сложившейся ситуации радовать может лишь то, что при любом раскладе время этих ослов с мандатами львов подходит к концу. Они не нужны будут в будущем ни хозяевам транснациональных корпораций, ни национальным здравомыслящим элитам. Ждать осталось недолго.

Юрий БАРВИНОК.






Добавить комментарий