Main Menu

Пролетариат и элита

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Один молодой человек (по нынешним меркам молодой, ему было 30 лет) вместе со своим другом написал «Манифест Коммунистической партии», где они показали роль пролетариата в создании самого гуманного общества в истории человечества. Далее эти идеи претворили в жизнь наши деды и отцы, искренне верившие в себя и свои идеалы.

Однако в настоящее время мало кто верит в них. Призрак коммунизма, который бродил по Европе, побыв у нас чуть более 70 лет, куда-то пропал, спасаясь от победоносного марша рыночников. Появились новые идеалы. Мы судорожно стремились в сторону «народного капитализма», получив в руки ваучеры, затем нашей мечтой стала социально ориентированная рыночная экономика, запатентованная Людвигом Эрхардом в Германии, пока сами немцы не разочаровались в ней, называя социально затратной. Затем мы хотели быть драконом или хотя бы барсом, восхищаясь успехами стран Юго-Восточной Азии.
У нас ничего не получалось, наши прекрасные мечты разбиты вдребезги прозой жизни. И мы начали искать виновных и наконец, кажется, нашли. Это наши коррупционеры, которых мы считали элитой. Соответственно, мы начали думать и спорить об элите. Резкое высказывание Алмаза Шаршеновича Атамбаева дало особую окраску полемике по данному вопросу.
Я не согласен с характеристикой, данной Атамбаевым парламенту. Всё-таки наши депутаты являются элитой, может, не такого уровня, какого мы бы хотели. Но этот вопрос пока для нас не является главным. Мы хотим здесь рассмотреть вопрос элиты в ракурсе борьбы сторонников элиты со сторонниками эгалитарного общества.
Многие думают, что коммунисты во главе с Марксом и Лениным против элиты и выступают за права тех, кому терять нечего, кроме собственных цепей, т. е. за права угнетённых, обездоленных, униженных и оскорблённых. По их мнению, вот эти угнетённые и будут бороться за прекрасное будущее. Вот эти люди типа Акакия Акакиевича в гоголевской шинели будут революционерами? И мечтал ли Маркс о таком эгалитарном обществе, где отсутствует элита? Ничего подобного. Он знал цену элиты и понимал, что только она может вести за собой народ в светлое будущее.
Прежде всего следует отметить, что К. Маркс рассматривал пролетариат как элиту. Во время развития индустрии в XIX веке пролетариат действительно был элитой, поскольку работал с техникой — невиданным ранее чудом света. Для человека, привыкшего к лошадям, увидеть поезд, ревущего и гудящего монстра, стало большим испытанием. Его состояние сравнимо с состоянием современного человека, ставшего очевидцем старта космической ракеты. И недаром Лев Толстой бросает Анну Каренину под поезд, шагая в ногу со временем. Не мог же он бросать её под колёса телеги какого-то мужика.
Поэтому закономерно, что Маркс видел в рабочем классе движущую силу общества. Однако мы не совсем поняли его. Более того, исказили его идеи. Мы причисляли к пролетариату всех угнетённых, обездоленных, униженных и оскорблённых и тем самым стали противниками элиты. Аристократы, которые раньше были элитой общества, стали изгоями, и само слово «аристократ» приобрело негативный оттенок. Нас учили в школе, что баи и манапы — плохие люди, и только недавно я узнал, что слово «манап» означает аристократ, и это имя человека стало символом аристократов в нашем народе. Всю элиту народа называли манапами. И самое интересное: я с удивлением узнал о своём родстве с этим человеком. Оказывается, я его потомок в 15-м поколении. Ныне ему установлен памятник в городе Токмоке (напротив автовокзала).
Мы отождествляли пролетариат с бедными слоями населения, иными словами, лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» превратился в «Голодранцы усих краин, геть до кучи!» по-украински и «Бардык єлкєлєрдїн томаяктары бириккиле!» — по-кыргызски. Хорошо, что официально на всех гербах союзных республик слово «пролетарии» написано одинаково,
т. е. это слово не заменили на «голодранцы» или «томаяки».
По мнению Маркса, пролетариат должен быть по уровню развития, интеллекта, воспитанности, знаний выше, чем представители прежних элит. Всё это правильно, однако на передний план вышли те, кто и не был таким.
Во всемирно известном бестселлере Айн Рэнд «Атлант расправил плечи», который читают и в Штатах, и в России, и в Индии, высказывается мнение, что сейчас мы живём в такое бесчестное и глупое время, когда господствует мнение, что лучшие люди должны служить худшим да ещё извиняться за то, что они смеют быть умнее, талантливее и трудолюбивее всех прочих.
Ныне образовался отдельный слой общества, который менее талантливый, менее трудолюбивый и тем не менее диктует свои условия. Так, заключённым в тюрьмах выделяют больше средств на питание, чем учащимся хореографического училища. Привилегии имеют матери-одиночки, женщинам должны быть предоставлены квоты во властных структурах и т. д. Однако это ещё нормально. В настоящее время свои права стали качать религиозные фанатики, которые не хотят освоить даже школьную программу, но себя воображают посланниками Бога сразу после пророка. Один из них, окончивший школу, мне сказал, что 25 в квадрате равно 100. Большую общественную активность, точнее агрессию, проявляют феминистки, которые хотят внедрить идеи нудизма в нашу культуру. Обыденным стало утверждение о том, что они являются простыми людьми. Когда-то термин «простолюдин» имел негативное значение. Люди стыдились назвать себя простолюдином. А сейчас этим кичатся.
Они постоянно обсуждают вопрос бедности, т. е. занимаются философией нищеты. Рассматривая содержание этих обсуждений, можно прийти к выводу, что имеется нищета философии. Главная ошибка состоит в поиске правильного распределения. Так, одни пишут, чтобы культуре выделили не менее 1 процента ВВП, другие пишут о необходимости увеличения доли науки и т. д. Мало кто пишет или говорит об умножении доходов.
Другими словами, нищета философии выражается в первую очередь в попытке делить, ограничиваясь только этим. Они не знают, что, кроме деления, есть ещё умножение, сложение. Во-вторых, в их суждениях рассматривается только деятельность власти, государственных служащих. Ныне слово «чиновник» стало чуть ли не синонимом врага народа. В то же время не рассматриваются вопросы производственной дисциплины, ответственности каждого гражданина страны. Трудовой кодекс в нынешней редакции не отвечает требованиям времени.
Простой человек хочет иметь привилегии по той простой причине, что он есть простой человек. Однажды я хотел переводить своего сына в гимназию. В приёмной директора я выразил мнение о необходимости проведения открытого конкурса для приёма детей в эту гимназию и напоролся на жёсткое сопротивление со стороны другого родителя. Он хочет, чтобы его ребёнка приняли в эту гимназию без всякого конкурса. Главный аргумент при этом: он простой человек, представитель народа. Не принимается во внимание то, что я с ребёнком занимаюсь иногда до трёх часов ночи, вместе с ним изучаю все предметы.
Одним словом, в нашем обществе не уважают элиту. В школе отличников и хорошистов называют выскочками. В организациях (производственных и учебных) лучших специалистов не отмечают. Более того, на них ездят и премии получают другие.
Есть стандарты, на основе которых определяют элиту. Это награды и звания. Доктор наук и сейчас звучит гордо, но это учёное звание не подкрепляется материально. К тому же учёные в последнее время работают не на общество, а на РИНЦ и SCOPUS. В этой сфере мы наблюдаем отрицательный вклад в ВВП, добро превращается в продукт диссимиляции.
Произошла девальвация званий из-за их большого количества. Количество генералов, заслуженных, народных и т. д. больше нормального уровня.
В этих условиях в обществе превалируют негативные процессы в деятельности и сознании людей, что препятствует прогрессивным изменениям. Общество не равняется на лучших, а равняется на худших, не на сильных, а дистрофиков. И команда «Равняйсь!» в этих условиях тождественна команде «Шалпайгыла!»
Во всех странах, где произошли процессы, названные потом экономическим чудом, в том числе в СССР в сталинскую эпоху, равнялись на сильных, героев труда, таланты, гениальных людей. Лучших учащихся, рабочих, крестьян, инженеров, учёных награждали, и их имена знали все. Такая же практика сейчас в Корее, Японии и других странах. Там каждый гражданин ежедневно борется за свободу. Как писал Гёте: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идёт на бой!» Иными словами, там каждый человек проходит через сито, и кто пройдёт дальше, тот и становится элитой. Нам тоже необходимо равняться на сильных, поддерживать сильных, чтобы они стали локомотивами и вытащили нас из нынешней трудной ситуации.
Токтогул ЖУМАДИЛОВ.






Добавить комментарий