Main Menu

Экспорт!!!

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В Послании Президента Садыра Жапарова народу Кыргызстана отмечается, что «для обеспечения экономического роста необходимо реализовать несколько задач» и «первая задача — следует повысить приток инвестиций в страну и увеличить объёмы экспорта».

Мы ещё полностью не осознали значение экспорта для нашей экономики. Без его наращивания нам невозможно развиваться. Ёмкость внутреннего рынка не позволяет нам развивать экономику в достаточной мере. Мы могли бы больше производить, например, картофеля, но не можем его сами полностью потреблять. Мы все помним, как радовались наши крестьяне словам бывшего министра сельского хозяйства Мурзашева о том, что Узбекистан готов импортировать картофель, и как его ругали про себя разными словами, когда не смогли продать выращенный урожай и обанкротились.
Такие страны, как Корея, Япония, с самого начала ориентировались на экспорт и на основе упорного труда, единства, сплочённости народа, применения науки смогли добиться выдающихся успехов.
Есть понятие «оптимальные размеры концентрации производства». Нужно производить определённое количество продукции. Если производишь меньше, то выручка не окупит затрат. Например, ВАЗу следовало производить не меньше 500 тысяч автомобилей в год, Камазу — не меньше 250 тысяч. По этой причине мы можем развивать крупные производства только в случае возможности экспорта их продукции в другие страны. А так нам остаётся заниматься только малым и средним предпринимательством. И известное изречение Аскара Акаевича о том, что малые и средние предприятия являются локомотивом экономики, можем воспринимать только как слова утешения для нашей плачущей души. МСП, как пони, и пони не может за собой тащить всю экономику, как локомотив.
Рассматривая программу, можно сразу отметить, что не отражены все вопросы экспорта. В ней рассматриваются четыре сектора: швейная и молочная отрасли, переработка овощей и фруктов, “зелёное” и инновационное приборостроение. Таким образом, здесь берётся только часть проблем, часть экономики, а значит, эту программу невозможно назвать полноценной, охватывающей все основные проблемы.
Прежде всего в программе совсем не упоминается импортозамещение. На этот вопрос обращают внимание все другие государства. Во время правления Каримова это был основной конёк его экономической программы.
На меня произвёл впечатление термин «кросс-отраслевой сектор». В программу, оказывается, включили три кросс-отраслевых сектора: инфраструктуру качества, доступ к финансам, стимулирование экспорта.
«Доступ к финансам» и «стимулирование экспорта» это понятные термины, но «инфраструктура качества» требует расшифровки. Им обозначают технические регламенты, стандартизацию, инспекцию и аккредитацию, сертификацию, испытания и метрологию. Одним словом, справка для нашего экспортируемого товара.
Все они необходимы, нельзя отрицать. Но это не самое главное. Мы станем производить продукцию хорошего качества, но эти справки не смогут решать все проблемы. Как показывает опыт, один Онищенко стоит тысячи справок. Достаточно вспомнить его вердикт о товарах из Беларуси или Грузии. Такие же люди находятся в соседних государствах. Отсюда понятно, что проблемы решаются не только экономическим путём, но и выражением политической воли руководителей государств.
В программе отсутствует программное обеспечение — айтишников забыли. Как говорят у нас: «Толгон элден тоодой Манасты унутуп». К примеру, Беларусь в последнее время ежегодно экспортирует программное обеспечение на сумму более $1 млрд. Там работает более 35 тысяч программистов, и наши руководители в своё время озвучили пожелания догнать Беларусь в этой сфере. Однако при нынешних темпах подготовки специалистов мы догоним Беларусь где-то в 3021 году. Может, доживём до этого времени?!
В программе отсутствуют сведения об экспорте туристических услуг. А это важная его часть.
Следовало также включить в программу экспорт продукции креативных отраслей. В частности, наши кинофильмы, в правительство, экономисты должны оказать существенную поддержку нашим кинорежиссёрам.
Рассмотрим индикаторы, или ориентиры, по указанным в программе секторам.
В соответствии с программой намечается рост:
— заготовки и переработки сельскохозяйственной продукции, включая молочную отрасль, в 10 раз, с 668,8 млн. сомов (в 2017 году) до 6,6 млрд. сомов;
— сельского хозяйства — в 4 раза, с 19,2 млрд. сомов (в 2017 году) до 75 млрд. сомов;
— швейной и текстильной отраслей — в 5 раз;
— промышленности — в 10 раз, с 8 млрд. сомов (в 2017 году) до 80 млрд. сомов;
— “зелёного” и инновационного приборостроения — до 20-50 млрд. сомов.
Очень амбициозные задачи. Посмотрим же на статистические данные. По итогам 2020 года мы экспортировали всего товаров на $977,5 миллиона. Если суммировать показатели, указанные в программе экспорта, то получится 181,6 млрд. сомов, что равно $2,16 млрд. при курсе 84 сома за 1 доллар. Разница между ожидаемым и фактическим больше $1 миллиарда. Правда, ещё 2 года есть у нас в запасе, но вряд ли мы сможем наверстать упущенное.
Нас может радовать только рост в рыболовстве. В 2016 году мы производили продукцию на 91,5 млн. сомов, а в 2020-м — на 853,5 млн. сомов. Это большой успех. Вокруг Бишкека продают много форели, и, наверное, каждый житель города попробовал эту рыбу.
В программе отмечено, что объём экспорта швейной продукции достигнет $300 млн. в 2022 году. Однако тенденция идёт в другую сторону. По итогам семи месяцев 2019-го объём экспорта товаров лёгкой промышленности снизился вдвое. Если в 2018 году за границу продано товаров на $155 млн. то в 2019-м — всего на $82 млн.
Следует отметить, что высокие полёты фантазии разработчиков программы — это традиция. Например, в СРС (Стратегия развития страны), разработанной во время правления Бакиева, разница между ожидаемыми и фактическими инвестициями составляла от 6 до 10 раз. Для поэта такие полёты мысли, такая большая ошибка допустимы и даже приветствуются, но экономистам, государственным служащим, так сказать, очень серьёзным людям такие ошибки непростительны, поскольку негативно влияют на уровень жизни всего населения и на безопасность страны.
В программе отражены недостатки, тормозящие развитие экспорта. К ним относятся: мелкотоварное производство, низкое качество сырья и готовой продукции, нехватка кормов, нехватка объёмов молока, снижение надоев на одну корову, слабый уровень племенного разведения, нестабильная эпизоотическая обстановка в молочном производстве. Можно согласиться по поводу мелкотоварного производства, но вопросы качества продукции, кормов, объёмов молока нужно решить в ближайшее время.
Надой молока в 2016 году составил 1 524 тонны, а в 2020-м он увеличился до 1 668 тонн. Удой молока от одной коровы составляет около 2 тысяч литров. В советское время этот показатель был на уровне 2,2 тысячи литров. В то время мы хотели догнать и перегнать США и даже сочинили стишки: «Держись, корова, из штата Айова!» В США одна корова-рекордсменка давала молока 23 тысячи литров в год. Наши лучшие коровы в МИС в Канте давали по 7 тысяч литров молока.
Если конкретно рассмотреть некоторые цифры, то сразу видно, что мы очень мало используем имеющийся потенциал. Так, общий объём экспорта переработанной плодоовощной продукции за 2008-2017 годы, т. е. за 10 лет, составил $614 млн., или $61,4 млн. ежегодно. А объём экспорта плодоовощной продукции Республики Узбекистан в январе-августе 2020 года — $595,6 млн., или в 9,7 раза больше. В плодоовощном секторе Грузии в 2020-м — на уровне $185 млн.
В программе отмечается, что из-за географической отдалённости Кыргызская Республика уступает по объёмам экспорта на рынок России продукции из Болгарии, Румынии и Молдовы. Можно с этим согласиться, но надо учитывать то обстоятельство, что для России очень подходят слова из песни «широка страна моя родная», и в ней есть города, которые расположены ближе к нам, чем к упомянутым странам.
Совершенно очевидно, что новую программу необходимо написать значительно лучше. При этом не обязательно опираться только на молодых. Можно собрать опытных экономистов, в частности, С. Молдокулова, Т. Койчуманова, С. Орозбакова и некоторых других, и они с лозунгом «в бой идут одни старики» смогут разработать прекрасную программу экспорта.
Прежде всего во главу угла нужно поставить импортозамещение. Это обусловлено не только тем, что мы хотим только своё, но и тем, что в условиях пандемии возможно сокращение импорта отдельных товаров. А это может привести к социальному кризису. Например, появится дефицит отдельных видов продовольствия. Во-вторых, цены на некоторые товары возрастут не из-за увеличения их себестоимости, а из-за монопольного положения отдельных иностранных поставщиков, их аппетита, стремления обогащаться, используя нынешнюю ситуацию.
Только за счёт импортозамещения можно создать за короткий период более ста тысяч рабочих мест, что, соответственно, уменьшит социальную напряжённость в обществе.
В целях организации импортозамещения надо проводить реформу на таможне. Необходимо, чтобы таможенники работали на благо общества и осуществляли ту политику, которая приносит пользу нашей экономике. В частности, необходимо применить сезонные пошлины. Однажды прозвучала инициатива применения таких пошлин, однако тогдашний премьер-министр Курманбек Бакиев отложил вопрос и инициаторы не смогли до конца реализовать эту хорошую идею. Инициатива принадлежала эксперту аппарата правительства Нурбеку Шермухамедову.
Требуются институциональные изменения, т. е. другие правила, а также создание новых организаций — институтов. К таковым относится прежде всего отдельное подразделение в составе Министерства экономики. Конечно, и в настоящее время оно есть — управление экономики. Однако количество штатных единиц, статус, полномочия не отвечают требованиям времени. Нужен отдельный департамент, который занимался бы этим вопросом.
Попутно отметим, что была до этого одна попытка такого рода. Инициатором выступил Таберик Коноевич Акматбаев. Однако он стал соперничать с тогдашним министром промышленности А. Иорданом, и инициатива не нашла поддержки правительства. Единственный реальный сдвиг получился в здании Минпрома (ныне Минэкономики). Соединили два кабинета и сделали один. Правда, потенциальный глава департамента так и не стал фактическим главой.
Вторым институциональным изменением должно стать создание специального банка, который окажет поддержку нашим экспортёрам. Во всех странах существуют такие банки под названием Инэксим Банк. Они выдают кредиты экспортёрам и в этой связи должны хорошо знать ситуацию на мировом рынке, конъюнктуру в тех странах, куда направились экспортёры.
Третье — создание организаций, которые занимаются экономической разведкой и анализом внешнеторговой политики экономических партнёров, они, как правило, есть в составе банков, обслуживающих экспортно-импортные операции. Экономической разведкой занимаются в первую очередь министерства экономики этих стран.
Необходимы системные исследования рынка сбыта в других государствах, государственные заказы на такие исследования. Отдельные высшие учебные заведения могут и должны заниматься этим вопросом. Так, например, в Славянском университете имеются квалифицированные кадры, и они могли бы проводить исследования об экономических и торговых отношениях Кыргызской Республики с Российской Федерацией. Академия сельского хозяйства могла бы изучить конъюнктуру рынка сельскохозяйственной продукции в России, Узбекистане и Казахстане. Кыргызский технический университет должен изучить технику у наших торговых партнёров.
Пока наши учебные заведения не получают таких заказов и занимаются больше прошлым, чем настоящим и будущим. Они не вносят своих предложений в правительство, парламент. Новые идеи мы слышим только из уст гражданских активистов. Создаётся впечатление, что одна Рита Карасартова стоит тысячи учёных, поскольку активно выступает, а учёные молчат, как в фильме «Молчание ягнят».
Мы должны хотя бы обратить внимание на опыт таких учебных заведений, как МГИМО и Институт США и Канады. В них проводились исследования экономики и политики многих стран, прежде всего США, готовились шпионы. Мы тоже должны готовить разведчиков.
Адам Смит писал о «невидимой руке судьбы». Эта рука для нас является невидимой, а страны, где налажена экономическая разведка, весьма отчётливо видят эту руку и могут изменить свою судьбу в лучшую сторону.
Нам надо заниматься экспортом капитально. Прежде всего этим вопросом должны озаботиться те, кого в народе называют олигархами, миллионерами. Крупный капитал нашей страны должен выйти на мировой рынок и сражаться там, а остальным следует конкурировать на внутреннем рынке. Тогда и появится больше простора для развития каждой компании. Но об этом в следующей статье.
Токтогул ЖУМАДИЛОВ.






Related News

Финансы избиркомов под контролем ЦИК

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintКонтрольно-ревизионная группа при Центральной избирательной комиссии проводит проверку целевого расходования денежных средств, выделенных из республиканскогоRead More

Свет в домах кыргызстанцев

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПервый заместитель Кабинета министров Айбек Джунушалиев провёл выездное совещание на каскаде Токтогульских ГЭС.

Добавить комментарий