Main Menu

«Будет сидеть! Я сказал…»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В настоящее время в Министерстве внутренних дел обсуждается внесение изменений и дополнений в ранее принятые кодексы КР. В этой связи я решил поделиться своими размышлениями по этому поводу.

Мы предложили включить в процесс разработки проектов законов и кодексов опытных специалистов, однако рабочая группа категорически не подпустила к себе сотрудников МВД.
В то время я информировал, что указанные кодексы, конечно, имеют свои преимущества, но в то же время наносят серьёзный вред оперативно-разыскной деятельности, усилиям оперативных работников правоохранительных органов в борьбе с преступностью, раскрытию преступлений и поддержанию правопорядка, и на практике это создаст серьёзные проблемы и трудности. Говорил, что наши мнения должны быть приняты во внимание и возражал против скорого вступления кодексов в законную силу.
В то время в МВД неоднократно вызывали членов рабочей группы, разрабатывавшей новые кодексы. И хотя у них хороший уровень теоретических знаний, в министерстве тоже немалое количество сотрудников с большим практическим опытом, в том числе доктора наук, профессорско-преподавательский состав Академии МВД. Предлагали им работать вместе и согласованно. Конечно, теоретическая часть — важная составляющая работы, но необходимо было использование практических знаний и опыта. Поскольку законы разрабатывали для нас, мы предложили указать содержания и направления законопроектной деятельности и рассмотреть наши практические рекомендации, но они не пришли. Правительство направило в парламент проекты законов. Затем из правительства поступило письмо о внесении предложений. Процедура была такая.
Ради справедливости надо сказать, что мы дали десятки рекомендаций по принимаемым законам и пытались указать те недостатки, о которых говорят нынче. Наши предложения и рекомендации вообще не рассматривались. Закон приняли и подписали в спешке. Имело место принудительное препровождение законо-проекта. Вступление в силу новых кодексов и законов перенесли на
1 января 2019 года. За эти два года о кодексах позабыли в обществе и государстве. Политизированными решениями отсрочили введение новых законов.
Наши мнения никем не были приняты во внимание, это привело к тому, что в борьбе с преступностью в рамках закона возникли препятствия. За 3-4 месяца до 2019 года началась подготовка к принятию новых законов, тогда ещё была возможность приостановить действия ранее принятых кодексов, но у руководителей правоохранительных органов не хватило духа убедить Президента, и потом проблемы стали возникать одна за другой.
Разработчики законопроектов считали, что новые кодексы, которые вступили в силу в 2019 году, поспособствуют защите прав и интересов граждан на самом высоком уровне, помогут лучше бороться с преступностью, улучшат качество раскрытия и расследования преступлений.
В октябре 2019 года в интервью информационному агентству «Вечерний Бишкек» я высказывал свои опасения по поводу проводимых изменений, отмечал, что реформирование нужно осуществлять другими путями и способами. Конечно, далёкие от практики люди, окружавшие главу государства, все мои старания по улучшению уровня правовой системы в будущем преподносили и передавали ему иначе, критиковали меня, наши предложения по новым кодексам даже не рассматривали. Огромные практические, теоретические знания и почти вековой накопленный опыт Министерства внутренних дел были просто отвергнуты.
Что произошло в итоге? Опытные специалисты уголовного розыска бросили работу и раньше ушли на пенсию. В следственных органах тоже возникли трудности, из-за большой нагрузки профессиональные сотрудники стали уходить в другие службы. Оперативно-разыскная деятельность была практически свёрнута. Началось резкое сокращение уголовного розыска.
Остались без ответа проблемные вопросы: кто будет раскрывать преступления? Кто будет осуществлять работу и задерживать преступников-кровопийц? Ранее проводимые профилактические работы в целях противодействия преступности были сведены на нет.
После того интервью новостному агентству, где я рассказал горькую правду о последствиях новых законов, разрушении оперативно-разыскной деятельности, росте преступности и сокращении уголовного розыска, меня вызывали в «Белый дом» и прокуратуру. Поскольку я говорил правду, то не стал оправдываться. Те чиновники, которые упрекали за мою позицию, ни одного дня не работали в уголовном розыске, но руководили работой всех правоохранительных органов.
В процессе работы органы внутренних дел столкнулись с множеством проблем и ошибок. Можно заметить, что были попытки ослабить и свернуть оперативно-разыскную деятельность, которая является одним из направлений противодействия преступности.
С преобразованием уголовного розыска в нынешнюю службу криминальной милиции исчез процесс профилактики преступности, не проводится, как ранее, профилактическая работа с ранее осуждёнными лицами в целях предотвращения преступлений, оперативники стали зависимы от следственной службы при проведении оперативно-разыскной деятельности.
Имеются проблемы с пресечением деятельности организованной преступности, преступлений экстремистской и террористической направленности. Оперативно-служебная деятельность осуществляется полностью в рамках досудебного производства, оперативные работники находятся в позиции режима ожидания. Только когда преступление будет совершено и следователь примет дело в производство, начинается работа. Раньше, если имелась оперативная информация о совершаемом преступлении, обязательно проверяли, задерживали подозреваемых, принимали соответствующие меры. Теперь такого нет. Всё это открывает путь для укоренения преступности. Мои коллеги отмечают, что на практике очень много случаев, когда оперативная работа не проводится, не раскрываются преступления по горячим следам, не осуществляются профилактические мероприятия. Одной из отраслей и важным инструментом, регулирующим деятельность органов внутренних дел, является структура статистической отчётности. Статистические данные в целях выявления уровня преступности должны находиться в ведении МВД. Непонятно, с какой целью статистика передана органам прокуратуры, где до сих пор нет точности в некоторых статистических отчётах.
Я рад, что сейчас у меня есть возможность рассказать о недостатках основных направлений этих кодексов, которые необходимо устранить. Всё должно встать на свои места. Если кто-то совершил преступление, то должен за это отвечать. Конечно, необходимы гуманность и справедливость, модернизация и реформы должны идти в ногу со временем. Безопасность страны важнее всего. Время показало, что мой проект патрульной милиции, который безответственно похоронили, оказался действенным в борьбе с преступностью и в обеспечении правопорядка. Позже патрульную службу милиции снова вернули.
Я всю жизнь проработал в уголовном розыске и прекрасно понимаю эту проблему. Раньше нас не захотели слушать, но сейчас я поддерживаю то, что МВД в этом направлении твёрдо стоит на своей позиции и предлагает законо-
проекты в соответствии с современными требованиями.
Мелис ТУРГАНБАЕВ, генерал-майор милиции.






Related News

Передовые методы борьбы с наркотиками

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintНа территории Иссык-Кульской области Служба по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД при содействии УНПRead More

Милиция встретила посла

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintНачальник УВД Иссык-Кульской области Канат Джумагазиев встретился с Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Кореи вRead More

Добавить комментарий