Main Menu

Вечные союзники и партнёры

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Россия занимает ключевое место во внешних торгово-экономических связях Кыргызстана и является его главным союзником в процессах евразийской интеграции, на системном уровне оказывая госбюджету страны финансовую поддержку.

Эксперты неоднократно отмечали, что такой уровень сотрудничества имеет большие перспективы, так как создаёт условия для модернизации нашей экономики и наращивания её промышленного потенциала. Важнейшую роль в поддержании общественно-политической и социальной стабильности также играет трудовая миграция, основным направлением которой по-прежнему остаётся Златоглавая. Немаловажна и помощь в вопросах обеспечения безопасности как в рамках ОДКБ, так и на уровне двустороннего сотрудничества в этой сфере, например, оказывая Кыргызстану активную поддержку в техническом оснащении Вооружённых сил. За последние пять лет российская сторона предоставила ВС республики вооружение, оборудование и технику более чем на $1 миллиард. Об этом и многом другом говорили эксперты на дискуссионной онлайн-площадке клуба региональных экспертов «Пикир» «Кыргызстан — Россия: актуальные векторы стратегического партнёрства и союзничества в вопросах безопасности, экономики и образования».
Открывая заседание, политолог Игорь Шестаков отметил, что прошедшие в Сочи переговоры президентов Кыргызстана и России — повод для экспертного анализа. Общение между двумя главами государства проходит достаточно интенсивно, они находятся в постоянном диалоге. Не стоит забывать, что этот год ещё и перекрёстный между нашими странами. «В 2021 году Россия оказала существенную помощь нашему правительству, выделив в январе $20 млн. на поддержку бюджета. Также президенты участвовали в торжественном мероприятии по открытию очередного модуля на золоторудном месторождении Джеруй. Разработка ведётся совместно. Это определённые символ и знак. Также полным ходом сейчас идёт вакцинация, и одна из основных вакцин — «Спутник V». Это та поддержка, которую Россия оказывает на системном уровне с 2020 года, когда началась пандемия. В тот период Златоглавая предоставила средства индивидуальной защиты, ПЦР-тесты. Владимир Путин ранее заявил, что вакцина и дальше станет поставляться. Кроме того, рассматривается вопрос о производстве препарата на одном из наших предприятий.
Безусловно, вопросы безопасности тоже вышли на первый план. В конце апреля, когда Баткенская область подверглась вторжению Вооружённых сил Таджикистана, погибло более 30 граждан, 58 тыс. человек вынужденно покинули свои дома, Владимир Путин в числе первых президентов предложил помощь в проведении переговоров, консультаций.
Кроме этого, у наших трудовых мигрантов намного больше преференций в России, чем у других. Я считаю, на это тоже повлияли те интенсивные переговоры, которые происходили в этом году между президентами двух стран, главами правительств», — сказал Игорь Шестаков.
В свою очередь советник посольства Кыргызстана в России Манас Жолдошбеков отметил, что на протяжении всего периода независимости наша страна продолжает следовать неизменным курсом выстраивания и углубления стратегического партнёрства и союзничества с Россией. Сегодня политико-экономический диалог между двумя государствами осуществляется на прочной основе взаимного доверия и понимания. «Именно в этом ключе, так сказать, для сверки часов, недавно прошли переговоры в Сочи Владимира Путина и Садыра Жапарова. Это уже вторая встреча, что говорит о высоком политическом диалоге между нашими странами. Главы государств обсудили оптимизацию всего спектра сотрудничества, а также взаимодействие в рамках международных и региональных организаций, таких как ООН, ОДКБ, ЕАЭС, СНГ. Хочу особо выделить, что в ходе переговоров на высшем уровне кыргызская сторона заверила в продолжении политического курса республики, нацеленного на укрепление союзнических отношений и стратегического партнёрства с Российской Федерацией. Также рассмотрены вопросы поддержания региональной безопасности и стабильности на фоне прошедших событий в Баткене. В данном контексте необходимо подчеркнуть, что главы государств отметили, что наши страны станут активно сотрудничать в решении вопросов безопасности, в том числе направленных на достижение долгосрочной стабильности и безопасности на территориях, входящих в зону ответственности ОДКБ. Особенно это актуально на фоне ожидаемого вывода войск США из Афганистана, так как возможно обострение кризиса на приграничных территориях. Поэтому одной из задач ОДКБ является отражение террористических угроз. На этот год в системе ОДКБ запланировано проведение семи совместных учений.
Кыргызстан придаёт важное значение и развитию торгово-экономического сотрудничества. Эти вопросы тоже затронуты на встрече двух президентов. Также из-за непростой эпидемиологической ситуации нам важна помощь России в поставках вакцины «Спутник V». В апреле-мае мы получили 40 тыс. доз. В ближайшее время ожидается поступление ещё 80 тыс. доз на коммерческой основе. В целом планируется завезти порядка 500 тыс. доз в качестве гуманитарной помощи, а также одного миллиона на коммерческой основе.
Обращу внимание и на сотрудничество в сфере образования. Так, на 2020/2021 учебный год для наших граждан выделено 370 бюджетных мест в российских вузах. Посольство хочет увеличить квоту до 1 000. Кроме этого, достигнута договорённость о совместном строительстве девяти российско-кыргызских образовательных организаций на территории нашей республики.
Сегодня можно с уверенностью сказать, что стратегическое партнёрство и союзничество укрепляется по всем направлениям», — подчеркнул Манас Жолдошбеков.
По мнению посла России в Кыргызстане Николая Удовиченко, визит Садыра Жапарова в Сочи позволил на двусторонней основе провести анализ решений, которые приняты в ходе январских переговоров. Рассматриваемые двумя государствами вопросы включают самый широкий спектр сотрудничества как в сфере безопасности, так и в экономике, культуре и образовании. При выстраивании отношений необходимо иметь в виду базовые интересы двух государств. Как для России, так и для Кыргызстана они заключаются в том, чтобы обеспечить развитие евразийской интеграции и укрепить систему коллективной безопасности в рамках ОДКБ. К примеру, последнее подписанное соглашение относительно создания механизма обслуживаемости и продвижения товаров. Это очень важный компонент, который дополняется прежними решениями, реализованными в контексте вступления Кыргызстана в ЕАЭС по созданию ветеринарных и прочих лабораторий, укреплению таможенной инфраструктуры с третьими странами, не входящими в союз. «В сфере экономики и безопасности необходимо видеть вызовы и угрозы, которые возникают из-за изменений внешнеполитической и внешнеэкономической ситуации, а также внутренних процессов. В этих условиях важно создать механизмы, которые позволили бы оперативно реагировать на возникающие угрозы и формировать превентивные механизмы. Локальные конфликты и региональные вызовы, с которыми мы сталкиваемся сейчас, в том числе в контексте ситуации в Афганистане, могут представлять угрозу для стабильности общества.
Россия была и остаётся надёжным партнёром Кыргызстана, который вкладывает большие ресурсы в обеспечение безопасности республики. Между тем для двух дружественных стран настало время перехода к углублённым форматам сотрудничества в экономике. Речь не только о промышленной кооперации. Можно сделать акцент на проектах, которые позволили бы поднять, «подтянуть» экономику Кыргызстана и регионов России. Большую роль в этом могут сыграть финансовые институты ЕАЭС. Нужно внедрять мощные кластерные программы развития. Мерилом для бизнеса, ради которого создаются комфортные условия сотрудничества, должен стать переход от обеспечения максимальной прибыли к максимальному благу общества. Не случайно, что в обоих государствах сегодня всё большее развитие получают волонтёрское движение и реализация социальных программ, которые идут снизу», — подчеркнул посол.
Николай Удовиченко добавил, что сейчас готовится к подписанию ряд двусторонних документов, которые предусматривают строительство школ с преподаванием по российским и кыргызским стандартам. Кроме того, планируется расширять в Кыргызстане программу «Российский учитель за рубежом».
Выступая перед собравшимися, экс-замминистра образования, эксперт по гуманитарным вопросам Умутхан Тыналиева отметила, что в нашей стране высокий потенциал для использования русского языка как средства активизации взаимоотношений с Россией. Но в то же время наше государство является зоной интересов Америки, Китая, Турции, в последние годы — ряда арабских стран. «Востребованность русского языка напрямую относится к образованию, как к высшему, так и среднему. Главной опорой обучения в вузовской системе является у нас Кыргызско-Российский Славянский университет, где получают образование по российским образовательным программам. Этот вуз самый востребованный среди молодёжи республики. Ведь его выпускники пользуются определённым приоритетом при приёме на работу. Хорошие перспективы предполагает открытие филиала МГУ на юге страны. Но при этом стоит отметить, что за последние 10 лет появились у нас и другие конкурентноспособные учебные заведения, которые созданы совместно с партнёрами из Америки, Турции, арабских стран. Они считаются престижными и перспективными для продвижения на государственной службе и карьеры в бизнесе. Но вместе с тем с каждым годом растёт число желающих получить образование в российских вузах. Выполнение этого социального заказа является непосредственно функцией государства, Министерство образования республики может и должно проявить инициативу в определении стратегической программы, тем более в условиях пандемии актуальным остаётся дистанционное обучение. На базе любого вуза, хотя бы в пилотном режиме можно открыть филиалы российских вузов в онлайн-формате, вопрос лишь в обеспечении технической составляющей и определении конкретных запросов молодёжи, разумеется, с учётом востребованности профессиональных профилей для страны. Сегодня обеим странам не хватает системности и чёткого осознания первоочередных задач и целей в образовательной сфере. Недостаточно используется потенциал местных вузов и ссузов, которые, по существу, являются платформой для пророссийски настроенных кадров для будущей местной элиты», — заявила эксперт.
Умутхан Тыналиева добавила, что в рес-публике более 2 100 школ, из них около 64% — с кыргызским языком обучения, которые преимущественно дислоцируются в регионах, за исключением Чуйской области и Бишкека. Начиная с 2005 года, число учащихся, выбирающих классы с русским языком обучения, ежегодно увеличивается на 5-6 тысяч человек. Такие учреждения, особенно в сельской местности, на юге, как правило, переполнены. Данный факт напрямую связан с желанием учеников и их родителей, обусловленным прежде всего мотивами экономического характера — трудовой миграцией. Но, помимо этого, нельзя упускать из внимания, что, по оценкам международных и общественных организаций, в школах с русским языком обучения уровень знаний школьников выше, чем в учреждениях с другими языками обучения, в особенности с узбекским и таджикским. Надо отметить, что выбор языка не связан напрямую с этнической принадлежностью граждан. Это комплексный вопрос, который зависит от многих факторов, начиная от языковой политики государства и заканчивая позицией родителей и индивидуальными предпочтениями ребёнка. «Со стороны России предпринимаются много перспективных и актуальных шагов в поддержке и развитии русского языка в школьной системе. Но, несмотря на их огромный потенциал, у них есть значительные лимиты. В частности, ограниченный период обучения детей российскими учителями, — в среднем 12-18 уроков. Также объём поставок учебников по литературе, русскому языку, истории, культуре не полностью покрывает потребности. Зато есть большие ожидания у общественности по строительству и открытию новых школ по итогам договорённости двух президентов. Со стороны Министерства образования республики на стадии ожидания вопрос изменения Базового учебного плана, в частности, увеличения часов на изучение русского языка, формирование конкретной мотивации для учителей-русистов, особенно в регионах. А также прибавят количество уроков по естественно-математическим наукам, поскольку в России большой выбор престижных вузов именно в этом направлении», — подчеркнула У. Тыналиева.
Заведующая сектором Центра постсоветских исследований НИ ИМЭМО РАН им. Е. М. Примакова, экономист из Москвы Елена Кузьмина рассказала о кыргызско-российских экономических отношениях. По её словам, за последние два года российские инвестиции упали, но если брать не годовые данные, а, что называется, накопленные инвестиции, то получается, что наибольший их рост идёт у России и Китая, и частичный — у Казахстана. Это если исключить Канаду и Швейцарию, которые вкладывают только в золото, как и Великобритания, на которую приходится 51% кыргызского экспорта, и это золото, по данным ВТО. «Давайте посмотрим и на непрямые иностранные инвестиции, т. е. которые вкладываются не в конкретное производство, а идут по линии гуманитарной помощи или через различные фонды. Скажу про конкретные финансовые поступления из России в экономику Кыргызстана. Я брала данные за 2019-2020 годы, достаточно сложные для обеих стран. За этот период практически не изменился объём Кыргызско-Российского фонда развития, а выручка, как ни странно, в 2020 году даже выросла. Кроме того, если говорить о Евразийском союзе, то импортные пошлины, если бы Кыргызстан собирал их только внутри республики, составляли бы примерно $164 млн., а при использовании распределения в рамках ЕАЭС этот объём достигает $251 млн. Отмечу и роль Евразийского банка стабилизации и развития, в котором более 80% финансирования идёт из России.

Только за последние два года получил несколько кредитов, которые нацелены на модернизацию крупнейших гидрообъектов Кыргызстана, без чего невозможны ни развитие промышленности, ни жизнеобеспечение населения, ни сотрудничество с соседними странами. Прошу обратить внимание, что тут всего 1% годовых. Крайне редко можно увидеть, чтобы была такая ставка, причём в первый год она ещё ниже. Ещё одно направление — помощь российского правительства в покрытии финансового разрыва Кыргызстана. Тут речь шла о выплате заработной платы в бюджетной сфере, пенсий, пособий и финансирования системы здравоохранения. И ещё следует упомянуть о программе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, которую финансирует Российская Федерация.
Не забываем и о миграции. По официальным данным, в России работает от 500-600 до 800 тысяч кыргызстанцев, тогда как эксперты говорят о миллионе гостевых работников. А, учитывая, что очень большая часть их имеет двойное гражданство, статистика вообще меняется. Когда мы говорим о переводах, то за 2020 год, по данным Национального банка Кыргызстана, трудовые мигранты перевели в республику денег всего лишь на один процент меньше, чем в 2019-м. Хотя тот же Нацбанк прогнозировал, что спад составит 20%, а Всемирный банк вообще называл цифру 28%, по факту же объём переводов упал всего лишь на 1,25%», — заявила эксперт.
Об экономической сфере говорил и экс-директор Института центральноазиатского регионального экономического сотрудничества, экономист Кубат Умурзаков. Он отметил, что в декабре принят очень важный в рамках ЕАЭС документ — Стратегия развития евразийской экономической интеграции до 2025 года. «Успешная интеграция в рамках интеграционной группировки достигается только в случае, если все её участники имеют более или менее одинаковый уровень развития. Кыргызстан — небольшое государство с невысоким уровнем развития. По производству ВВП на душу населения мы значительно отстаём от других. По сравнению с Россией, Беларусью и Казахстаном наше производство намного ниже. И когда Кыргызстан вступал в ЕАЭС, мы надеялись, что начнём развивать производственные отрасли, добьёмся диверсификации экономики и уменьшим разницу в развитии. Но опыт других интеграционных группировок говорит о том, что для этого нужны специальные механизмы. Наш бизнес и более-менее крупные предприятия значительно уступают конкурентам из союзных стран, а в таких условиях не так просто развиваться, и в этой связи в сентябре 2018 года Кыргызстан заявил, что отстающие в развитии государства нуждаются в поддержке. В итоге после двухлетнего обсуждения в Стратегию развития евразийской экономической интеграции до 2025 года внесён пункт — выработка гибких механизмов целевого содействия экономическому развитию стран — участниц союза. В документе прописано, что должны быть разработаны концептуальные подходы для формирования таких механизмов, необходимо создать предпосылки для сближения государств по уровню экономического развития, доходов населения, определить принципы и обеспечить целевое финансирование программ для развития отстающих стран. В углублении сотрудничества Кыргызстана и России нужно учитывать, какие целевые проекты станут создаваться в рамках ЕАЭС, и, может, разработать конкретные двусторонние программы кооперации в промышленности, сельском хозяйстве, на которые рассчитываем в первую очередь. Вот такие проекты мы могли бы уже сейчас начинать готовить, чтобы, когда на уровне ЕАЭС механизмы создадут, сразу начать их реализацию», — высказал своё мнение экономист.
А вот эксперт, руководитель сектора изучения этнополитики и конфликтологии ЦГИ «Берлек-Единство» Артур Сулейманов обратил внимание, что путь к цифровизации евразийской интеграции лежит через креативные индустрии. «Нужно понимать, что ЕАЭС — не только общий рынок энергоресурсов, рабочей силы, товаров и услуг, но ещё и креативных индустрий. Сегодня мы видим, что в современной глобальной экономике ключевыми факторами производства становятся интеллектуальные ресурсы, а материальные отходят на второй план. Причина проста. Креативная продукция, как правило, не требует больших материальных затрат, в то время как потреблять её можно повсеместно и без серьёзных ограничений. Кроме того, она понятна, привлекательна и вызывает одобрение у нашей молодёжи. Поэтому нам как никогда нужен такой рынок, построенный на основе имеющегося творческого, интеллектуального и экономического потенциала. И для этого нужно уже сейчас начинать консолидировать интересы и потребности молодёжи государств СНГ, аккумулировать их совместные проекты и стартапы», — подчеркнул он.
В свою очередь экс-замминистра иностранных дел, профессор Дипакадемии МИДа Аскар Бешимов отметил, что наряду с успехами нужно говорить и об «узких» местах в двусторонних отношениях, которые вызывают вопросы и мешают развитию. «Не знаю, чья инициатива, но каждый раз с приходом новой власти в Кыргызстане обнуляются все прежние договорённости с российской стороной, и всё начинается с чистого листа. А что случилось с прежними, достигнутыми полтора года назад, на $6 млрд. Много говорят и о Кыргызско-Российском фонде развития, где из заявленных $500 млн. в Кыргызстане на торговые сделки и строительство торговых центров потрачено около $200 млн., остальные остались в России, в фонд они не поступили. Достигнуты договорённости и в образовании — планировалось открыть в республике филиал МГУ. И всё это не реализуется. Прежде чем двигаться вперёд и строить новые планы, надо провести ревизию прежних проектов, выяснить, почему они не реализованы», — заявил Аскар Бешимов.
Он также высказал недовольство тем, что в рамках ОДКБ так и не обсуждался кыргызско-таджикский конфликт. «Эта организация — зонтик безопасности региона, но прошёл месяц, а мы так и не получили ответов, каким образом тяжёлая военная техника и артиллерия оказались на границе. Для Кыргызстана важно иметь гарантию, чтобы техника, предоставленная для охраны рубежей ОДКБ, не оказывалась у наших границ с соседями и не участвовала в конфликтах», — заявил профессор Дипакадемии МИДа.
Говоря о сочинских переговорах президентов, он отметил, что на встрече обсуждались темы повестки, которую предложила Россия. «Но, какие вопросы заданы с нашей стороны, об этом информация отсутствует. Я думаю, был ли запрос с нашей стороны, мы узнаем через пару месяцев по действиям наших властей. Между тем интерес разных игроков к нашему региону усиливается. В этой связи показательно, что Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев предложил подписать пятистороннее соглашение в рамках ЦА. В январе в НурСултане подписано трёхстороннее соглашение между Узбекистаном, Казахстаном и США об инвестиционном партнёрстве, цель которого — повышение интеграционных процессов в регионе. За 30 лет страны Центральной Азии не наладили нормальный диалог по границам, воде, инфраструктурным проектам. И эта ниша заполняется. Россия — лидер в регионе, но есть игроки, которые хотят её потеснить», — считает Аскар Бешимов.
А вот по мнению российского политолога, главы Евразийского аналитического клуба Никиты Мендковича, в первую очередь на двусторонней основе нужно решать вопросы безопасности. Это прежде всего связано с приграничным конфликтом Кыргызстана с Таджикистаном, а также с угрозой, которая исходит от Афганистана, учитывая концентрацию террористических группировок вблизи границ стран Центральной Азии ввиду скорого вывода американских войск. «Некоторые государства предлагают разместить в республике свои базы, но я думаю, что Кыргызстан не нуждается в такой помощи и может обеспечить свою безопасность на основе двустороннего сотрудничества с Россией», — уверен он.
Никита Мендкович добавил, что сейчас в условиях пандемии стоит развивать онлайн-образование. Например, в Казахстане большой популярностью пользуются онлайн-уроки в российских школах, многие школьники туда записались и проходят обучение дистанционно. Можно проводить занятия и с преподавателями высших школ, например, технических учреждений. Необходимо развитие онлайн-сервисов для проведения олимпиад, презентации юношеских проектов в сфере IT и т. д.», — считает эксперт.
В свою очередь президент Международной ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» Юрий Погиба отметил, что обстановка в Центральной Азии сложная. Это обусловлено как внутренними проблемами государств, так и внешними угрозами, что создаёт благоприятные условия для эскалации напряжённости как в каждой из республик по отдельности, так и в регионе в целом. Влияет и вывод американских войск из Афганистана, где концентрируются боевики из Сирии и Ливии — представители ИГИЛ и других агрессивных террористических группировок. Кроме того, в ЦА разветвлена сеть подпольных спящих ячеек, которые являются тактическими союзниками этих террористических объединений. Также здесь сосредоточены интересы различных геополитических игроков — США, Китая, Ирана, Турции и т. д. Это существенно влияет на динамику обстановки, активно ведутся гибридные и прокси-войны не только с нашими идеологическими оппонентами, но и между союзниками по ОДКБ, что продемонстрировал кыргызско-таджикский конфликт. «Обозначенные факторы влияют на концепцию региональной безопасности, так как страны ЦА в одиночку не способны длительное время противостоять внешней угрозе, поэтому ОДКБ является практически единственным гарантом системы безопасности не только отдельных государств, но и всего региона. А те спорные вопросы о целесообразности ОДКБ, что возникали в связи с конфликтом, с военной точки зрения являются неконструктивными и эмоциональными», — заявил он.
А вот экономист Кубат Рахимов затронул тему касательно избирательного права. «Много кыргызстанцев имеют паспорта России, и россиян, сохранивших кыргызские. Пришло их время помочь родине. Надо решать вопросы активного и пассивного избирательного права. Почему не можем говорить о пассивном избирательном праве? Почему не берём их на какие-то государственные посты? У нас стоит давний и вредоносный запрет, что такие люди не могут избираться на госдолжности. Я считаю, что можно оставить 3-4 ограничения — Президент, премьер, спикер и глава ГКНБ, например, а на остальные допускать бипатридов. То же самое касается активного избирательного права. Нужно позволить людям голосовать», — заявил он.
О том, что настала пора прикладных действий с непосредственными участниками интеграционных процессов, сказал общественный деятель, политолог из Нижнего Новгорода Павел Данилов. «Предлагаю учредить Международный интеграционный центр под эгидой МИДов двух стран, который станет разрабатывать и реализовывать интеграционные перекрёстные программы в экономике, культуре, туризме, науке, промышленности и т. п. Я хочу, чтобы Кыргызстан и Россия всегда оставались союзными и дружественными по отношению друг к другу государствами», — подчеркнул политолог.

Ирина КОВШОВА.






Related News

Золотой баткенский абрикос

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПочему он стал таким? Разговор об этом и о другом с макроэкономистом, финансистом и геополитологомRead More

От слов к действиям

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ Кыргызстан прибыл груз из Туркменистана, договорённость о поставке которого достигнута в ходе недавнего официальногоRead More

Добавить комментарий