Main Menu

«Липенка — край, напоминающий рай»…

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Большое интернациональное село Липенка Джети-Огузского района, находящееся в нескольких километрах от синей полоски Иссык-Куля, — село особенное. Здесь родилась и училась в школе штурман легендарного женского авиаполка ночных бомбардировщиков Евдокия Пасько, громившая фашистов на биплане По-2 и за свои подвиги награждённая Золотой Звездой Героя Советского Союза. В двух часах езды от села — месторождение Кумтор. На территории Липенского айыл окмоту находится также испытательная база противолодочного вооружения ВМФ России, которая помогает в благоустройстве села. За семь с лишним десятилетий дислокации базы жизнь моряков и Липенки настолько переплелась, что командиров воинской части, хорошо изучивших менталитет и традиции кыргызского народа, здешние аксакалы называют не иначе как нашими джетиогузскими парнями.
Я писала об этом в репортаже «На берегу, где солнце выходит над озером» осенью 2019 года, когда впервые побывала в Липенке. Меня пригласили на открытие обелиска в память о подвиге Дуси Пасько. Тогда и познакомилась с замечательным коллективом учителей и их директором Эсенгелди Бектуровым. С тех пор поддерживаем связь.
Школа, как и колхоз, который когда-то располагался на землях Липенского айыл окмоту, носит имя Тараса Шевченко. Здание было очень тесным для почти 500 обучающихся в нём детей (подготовишкам приходилось даже заниматься в три смены), и той осенью, когда я там побывала, рядом за счёт средств Фонда развития Иссык-Кульской области, формируемого из отчислений «Кумтор Голд Компани», возводилось другое здание. Подрядчик ОсОО «Азия Сервис ЛТД» обещал сдать его на следующий год.
В школе работали в основном молодые учителя, причём пятеро из них мужчины, что для коллектива из 32 человек немало.
И ещё запомнилось: в Липенке прекрасный Дом культуры — добротное двухэтажное здание, построенное ещё в советское время. В последние годы его отремонтировали за счёт местного бюджета, открыли библиотеку, кружок игры на комузе, танцевальный кружок, спортзал. Айыл окмоту планировал восстановить и систему отопления, чтобы Дом культуры принимал народ круглый год…
Ухудшение эпидемиологической ситуации в стране вновь сделало востребованным жанр онлайн-интервью. Как живётся Липенке сегодня и о чём думает директор школы на финише второго учебного года в условиях пандемии? Об этом интервью с Эсенгелди БЕКТУРОВЫМ.
— Эсенгелди Барыктабасович, уже второй учебный год из-за коронавируса прошёл в необычных условиях. С какими мыслями вы завершаете его как директор и учитель?
— Кудайга шугур! У кыргызов есть хорошая пословица на все времена: «Биринчи байлык — ден соолук, экинчи байлык — семья, учунчу байлык — жуз соолук». То есть первое богатство — это здоровье, второе — семья, третье — материальный достаток. Учебный год завершился благополучно: все живы-здоровы.
— Учёба проходила дистанционно?
— Нет, мы поэтапно вернулись к традиционному обучению: сначала 1-е классы, затем 5-е, 6-е, 9-е, 11-е, со второго полугодия — остальные. Как я отмечал и раньше, очная форма обучения намного лучше во всех отношениях. Онлайн-учёба — вынужденный формат в условиях пандемии, качество знаний оставляет желать лучшего. И если кто-то и хвалит такую форму — это, выражусь по-простому, ерунда на постном масле. Процесс обучения и создания личности — социальный процесс. То, что Маугли формировался в стае волков — плод воображения Киплинга. Человек формируется только в социуме.
— То есть вы рассчитываете, что новый учебный год уже точно пройдёт в традиционном формате? Возврата к «дистанционке» не должно быть?
— Человек предполагает, а Бог располагает. Мы можем только надеяться на учёбу в традиционном формате. Телефонозависимость, к сожалению, стала всеобщей, а что ожидает в будущем поколение, выросшее на телефонах? Я имею в виду здоровье — зрение, психику… Поэтому властям нужно думать не только о том, как уберечь общество от коронавируса.
Нас, выросших в советскую эпоху, всегда учили: после девяти вечера — уже не детское время, нужно спать; у телевизора можно посидеть только два-три часа; спортивную обувь носить только на уроках физкультуры… Вся продукция проходила контроль качества и должна была соответствовать ГОСТу. Где это сейчас? Мы не сумели сохранить лучшее из СССР и пожинаем плоды западного образа жизни.

— Удовлетворяет ли вас, как педагога, учебная программа, её содержание? Какие изменения остро назрели?
— Система образования с 1991 года стала полигоном для реформ, а мы — подопытными кроликами. Ни одна реформа не доводится до конца, например: подушевое финансирование, депозит молодого учителя и многое другое. Государство одни предметы вводит, другие сокращает. Вузы штампуют дипломированных безработных, а количество мигрантов так и не уменьшается, создавая армию неполноценных семей. Дети растут без любви и ласки родителей, возрастает семейное насилие, страна получает эгоистов, а вина перекладывается на педагогов.
— С какими результатами завершили учебный год ваши ученики? Чем гордитесь?
— Две ученицы — Нурия Барыктабасова и Ульяна Черкашина заняли 2- е места на областном конкурсе онлайн-сочинений на тему «Снежный барс», четвероклассницы Назима Искакова и Надежда Емельянова заняли 2-е место на районном конкурсе чтецов по проекту «Окуу керемети». Три ученицы 9-х, 10-х классов взяли призовые места по предмету технология. Четыре девятиклассницы получили свидетельства особого образца.
И ещё одна приятная новость: все школы района, в том числе наша, выиграли микрогрант фонда Ага Хана. Мы получили оборудование на общую сумму 469 тысяч сомов: интер-активные доски, цветные и чёрно-белые принтеры, смартТВ, ноутбук, подключили интернет, ввели электронные журналы.
Фонд Ага Хана работает с нами с 2018 года. Проект называется » Улучшение деятельности школ с привлечением родительской общественности». Хотелось бы через вашу газету выразить благодарность руководителям этого фонда и фасилитаторам проекта Динаре Мансуровой и Айдай Алымовой.
— А какова роль родителей в проекте?
— Вместе с айыл окмоту они внесли более половины стоимости оборудования (соответственно, 169 тыс. и 100 тыс. сомов).
— Как сложилась судьба выпускников прошлого года? Есть ли среди них обучающиеся за рубежом? Ведь из-за пандемии выехать было проблематично.

— Из десяти ребят, сдавших ОРТ, пятеро получили проходные баллы. Шестеро выпускников поступили онлайн в Самарский биотехнологический институт. Правда, из-за дороговизны авиабилетов в Самару смогла отправиться только одна ученица. Другие учатся в Бишкеке. Например, часть из них поступили на поваров и швей в лицей №10. Кстати, в этом учебном заведении, носящем имя Суйменкула Чокморова, отличные условия учёбы и проживания. …Некоторые выпускники работают в России, в частности в Москве.
— Чем объясняется интерес именно к Самарскому биотехнологическому институту? И как сложились судьбы тех, кто не смог туда поехать?
— Дело в том, что два года назад в Самарский институт поступили на бюджет две наши выпускницы. Стипендии там выше, чем у нас. Кроме того, девушки, насколько мне известно, подрабатывают и, что удивительно, даже присылают деньги своим родителям. Вот их пример и побудил других ребят подать документы в этот вуз.
…Те, кто не смог поехать в прошлом году в Самару, трудятся в Караколе, в других местах. Решили попробовать поступить этим летом в вузы Бишкека. Без дела никто не остался. В общем, молодцы наши дети прошлогоднего выпуска — все нашли своё место.
— Какие изменения произошли за год в учительском коллективе? Мужчин не растеряли? Сложно ли сохранить коллектив учителей в нынешних условиях?
— Конечно, сложно. Тяжело удержать хороших специалистов при нынешних ценах. Поэтому в школе в основном остаются фанатики, работающие из любви к профессии, что очень редко в наше время. Один молодой физрук у нас уволился из-за того, что ездил из соседнего села Богатыровка. Накручивать каждый день на работу и обратно 16 километров при зарплате 8 тысяч сомов — дорогое удовольствие. Теперь он занимается откормом скота, купил грузовую машину. Мы за него рады. К счастью, в прошлом учебном году я принял на работу в качестве военрука и физрука своего ученика, посоветовав ему поступить заочно на факультет физкультуры Иссык-Кульского государственного университета имени К. Тыныстанова. Сейчас он уже оканчивает второй курс. Так что число мужчин-педагогов у нас не уменьшилось.

— Возвращаясь к теме депозита молодого учителя… У вас в школе — это я поняла ещё два года назад — дефицита педагогов нет. А как в целом в Джети-Огузском районе?
— Слава Богу, в школу приходят квалифицированные специалисты. Ведь главное — зарплата, а она сейчас выплачивается вовремя, без задержек. Страшными были 1990-е — начало 2000-х годов, когда зарплату не выплачивали месяцами или выдавали спиртными напитками, мукой невесть какого сорта, электрическими плитками… Это как страшный сон. Ума не приложу, как мы выживали. Из системы образования тогда ушли настоящие педагоги, профессионалы.
— А что всё-таки с депозитом молодого учителя, его перестали выплачивать?
— Его перестали финансировать, свернули.
— Закончилось ли строительство нового школьного здания? Сдержал ли подрядчик слово?
— Нет, строительство ещё не завершилось, осталось немного. Теперь подрядчик обещает сдать объект к сентябрю. Но, честно говоря, вряд ли успеет, если работы будут вестись такими темпами, как сегодня.
— Есть объективные причины таких темпов?
— Я зимой был в гостях у своего друга в селе Курбу Ак-Сууйского района и, проезжая через село Тепке, видел двухэтажную школу со всеми условиями, в том числе спортзалом. Эту школу арабы возвели всего за один год, а у нас строят уже третий. Дело, наверное, не только в подрядчике, но и в Фонде развития Иссык-Кульской области, в котором часто меняются руководители. По приезде в школу высокого начальства они рапортуют о скором завершении работ, однако на стройке это не отражается.
— Вы учитель-историк и к теме Великой Отечественной войны всегда относились трепетно. В эти дни исполнилось ровно 80 лет с её начала. С какими мыслями вы переступаете этот рубеж?

— Великая Отечественная война, действительно, трепетная тема. Победа в ней — священный праздник, объединяющий все народы бывшего СССР вне зависимости от национальной, религиозной и расовой принадлежности. Есть праздники мусульман (Курман айт, Орозо айт), христиан (Пасха, Рождество), а этот — НАШ. Все народы, не делясь на кыргызов, русских, казахов, на мусульман и христиан, поднялись на защиту своей земли.
В 2018 году на открытии отреставрированного памятника героям войны я спел песню «Журавли» и не смог сдержать слёз. С тех пор не могу петь публично. Люблю просматривать фильмы «Вечный зов», «Государственная граница». Вспоминаю своё школьное детство, слёзы ветеранов, когда мы расспрашивали их о войне… Низкий поклон всем, кто пал в сражениях, погибал под бомбами, умирал от голода в Ленинграде, кто дожил до сегодняшних дней! Обидно видеть возрождение неофашизма в Европе и на Украине.
— Ваша школа уже несколько лет добивается, чтобы имя прославленной ученицы Дуси Пасько присвоили одной из улиц Липенки. Присвоили?
— Увы, пока нет. Два года назад, когда мы отмечали 100-летие Евдокии Борисовны, действовал мораторий на переименования, потом грянула пандемия. К сожалению, наши желания не всегда совпадают с возможностями.
— Какими заботами сейчас живёт Липенка? Какие культуры в основном посеяли? Картофеля, как обычно, посадили много?
— Да, картофель оправдывает себя. Затраты на него высокие, но всё равно сажают. Не зря же его называют вторым хлебом. Сейчас начинаются покос и сбор многолетних трав — люцерны и эспарцета, окучивание и полив картофеля.
Я работаю и живу в Липенке уже 19 лет, и одной из её самых главных проблем, к сожалению, является острая нехватка поливной воды. Как и двух соседних сёл — Богатыровки и Ичке-Булуна, которые тоже относятся к Липенскому айыл окмоту. В этом году ситуацию усугубило то, что почти нет дождей. Многие не успели полить озимую пшеницу и ячмень. В апреле шли дожди, снег, а в мае и почти половину июня стояла жара, дули холодные ветры, однако дожди так и не выпали. На базаре в Караколе всё дорого: морковь по 100 сомов, свежий картофель — 60, прошлогодний — 45, мясо — от 400 сомов и выше. Но что радует, так это оптимизм людей. Все верят, что трудности временные. Молодые женятся, проводятся тои и поминки. В советское время и лет 20 назад был обычай: все тои, свадьбы и поминки проводили осенью, после сбора урожая, а сейчас — все 365 дней в году.
— Осенью 2019-го в айыл окмоту мне рассказывали о планах построить в следующем году бассейн суточного регулирования.
— На средства местного бюджета в сёлах Зелёный Гай (это в 12 км от Липенки) и Ичке-Булун возведены водохранилища, каждое стоимостью 3 миллиона сомов, как мне рассказала главный бухгалтер айыл окмоту. Оба объекта на стадии ввода в эксплуатацию. Вода будет накапливаться в них за счёт сброса из соседних речушек Джети-Огуз, Ырдык, Жон-Булак.
— Значит, проблема поливной воды будет решена?
— Частично, в местах, где возможно создание таких водохранилищ.
— «Кумтор Оперейтинт Компани» является одним из крупных плательщиков налогов в бюджет Липенского айыл окмоту. Отражается ли каким-то образом на жизни села и вообще Джети-Огузского района тот факт, что в компании ввели внешнее управление?
— Я думаю, всё, что происходит, к лучшему. Тема Кумтора, коррупции вокруг него поднималась уже лет 20, все знали и молчали. Мой покойный сосед-украинец говорил: «Где крутятся большие деньги, там всегда дерьмо». Так, к сожалению, и вышло с Кумтором. Есть пословица: «Кому бублик, а кому дырка от бублика». У Ленина в 1917 году хватило мужества национализировать все иностранные предприятия и банки, поставить их на службу простому народу, а нашим президентам до Садыра Нургожоевича не хватило ни воли, ни мужества. Поэтому в январе этого года простые люди голосовали за него и сейчас его поддерживают. Есть хорошая сказка Ганса Христиана Андерсена о платье для короля. В её конце только маленькому мальчику удалось убрать пелену с глаз толпы криком: «А король-то голый!» Сказка — ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок.
— Помнится, в разговоре со мной аким района, сам джети-огузец, Мурат Раматов — кстати, он работает?- упоминал, что хотел бы видеть Джети-Огузский район не зависящим от Кумтора. Это возможно?

— Мурат Сайидинович Раматов успешно прошёл аттестацию и по ротации уже месяц работает акимом Узгенского района. Конечно, Джети-Огузский район может жить независимо. Нужны добросовестные управленцы, менеджеры. Все кредиты, получаемые страной, как и доходы от Кумтора, должны использоваться эффективно. Тогда будет то, о чём говорил Раматов.
— У вас в селе прекрасный Дом культуры. Он работает? Восстановили ли в нём отопительную систему?
— Да, двери Дома культуры открыты для всех желающих интересно и с пользой провести свой досуг. Кружок комузистов сейчас посещает около десяти учащихся, в спортзале регулярно занимаются и наши ученики, и взрослая молодёжь. Кроме того, в здании ДК работает швейный цех, где заняты две женщины. Отопительную систему айыл окмоту планирует восстановить в ближайшее время.
— Какая сегодня ситуация с COVID-19 в Джети-Огузском районе? Чувствуется присутствие вируса в районе?
— Ситуация, по-моему, стабильная, никакой паники, ажиотажа не наблюдаются. Люди заняты своими повседневными делами, и разговоров о коронавирусе не слышно. На селе проблем хватает и без него. Это прошлым летом обстановка была тревожная, жители перестали ходить друг к другу, не проводили тои и поминки, на похороны приглашали только близких родственников. А в этом году такое ощущение, что COVID где-то на Марсе. Наверное, настолько приелся народу, что процентов 99 ходят без масок. Вообще, с сентября масочный режим строго соблюдался только в школах и больницах.
— На северном берегу отдыхающих пока мало: погода больше пасмурная, нежели солнечная, вода ещё не прогрелась. А как у вас на южном берегу: народу, наверное, ещё меньше?
— На южном берегу туристов всегда меньше, чем на северном… Несколько дней назад мы были с коллегами на отдыхе на озере. Несмотря на то что вода не прогрелась, кто хочет — тот купается, в основном молодёжь. В горы я ещё не выезжал, но, говорят, отдыхающих там чуть больше, чем прошлым летом.
— Какие ожидания у местного населения от туристического сезона?
— Туристическим бизнесом у нас заняты единицы. Принимают в основном в горах, есть курорт Джети-Огуз, урочище Кок Жайык. Это довольно прибыльное дело: ставят юрты, обслуживают желающих. Хотя, честно говоря, я не в восторге от наплыва туристов. Слишком много мусора оставляют после себя, не умеют отдыхать. А когда начинаются субботники, на них по традиции выходят только учителя и учащиеся да сотрудники айыл окмоту. Мы поднимали этот вопрос перед главой айыл окмоту. От туристического сезона ожидаем в первую очередь, чтобы он не наносил вреда природе.
— До Бога высоко, до царя далеко. Это, наверное, относится и к Липенке. Это благо или минус — жить далеко от центра?
— Не так уж и далеко мы находимся: до Каракола 25 километров, до райцентра — 30. Липенка — край, напоминающий рай. Многонациональный трудолюбивый, доброжелательный народ, рядом — Иссык-Куль, в 30 километрах — горы…
— Вообще это счастье — жить рядом с таким озером, как Иссык-Куль? Было бы интересно посмотреть на озеро через призму вашего восприятия.
— Конечно, счастье. Иссык-Куль — моя малая родина, здесь прошли моё золотое детство, мои школьные годы, отрочество и юность. Здесь я сформировался как личность, как педагог. У нас говорят: «Туулган жериндин топурагы алтын». В каждом из нас природой заложена любовь к родителям, родной земле, поэтому мыслить, как король из династии Бурбонов «После меня хоть потоп» — преступление. Патриотизм заключается не в наших бесконечных митингах и революциях, а в конкретных делах. «Сен таза болсон, мен таза болсом, коом таза болот» («Если ты будешь чист, если я буду чист, будут чистыми общество и государство»), — говорил Исхак Раззаков.
— На селе, наверное, директор школы больше, чем директор. Это так? Вы ведь не только обучаете детей, но наверняка имеете влияние и на решение важнейших проблем села. Отсюда и отношение жителей к директору своей школы.
— Да, директора школы и учителей здесь уважают, приглашают на многие мероприятия. Что касается влияния на важнейшие проблемы села, то определённый вес имеют депутаты местного кенеша. Причём за последние 11 лет их значение возросло. Хорошо это или плохо, но число желающих быть народными избранниками растёт, другое дело — их компетентность… В 2004-2008 годы я тоже являлся депутатом местного кенеша, но тогда он имел полномочия районного кенеша, и вся власть была сосредоточена в руках главы аыйл окмоту, решавшего все проблемы единолично.
— Удалось ли вам воплотить свою мечту: посадить новый школьный сад вместо старого?
— Мы приблизились к её осуществлению благодаря помощи главы айыл окмоту Урмата Сыртпаевича Докоева. Старый сад полностью вырублен, дрова розданы нуждающимся. Сейчас автомашины подвозят органику. Работы ещё много: осталось выкорчевать корни и пни яблонь, тополей, вспахать землю. Айыл окмоту нанимает технику, услуги которой недёшевы. Подготовим почву, а весной посадим примерно на 100 сотках яблони и смородину. На остальных 60 сотках айыл окмоту планирует построить детский сад.
Я мечтаю создать доходо- приносящее подсобное хозяйство школы. Орошение будет капельным. Фонд Мерсико (Mercy Corps) обещает взять на себя 50% затрат на создание капельной системы полива.
— О чём ещё хотелось бы вам рассказать читателям нашей газеты?
— Хочу выразить благодарность спонсорам — нашим выпускникам 2000 года и директору СП «Озеро» Сергею Сергеевичу Барышеву, которые купили на Новый год подарки детям из малообеспеченных семей. Огромное спасибо также Эркингуль Рахмановой — скромному человеку, который не любит афишировать свои добрые дела, просто помогает людям, и всё. Она родом из нашего села, живёт в Бишкеке. Прошлым летом в разгар эпидемии коронавируса Эркингуль купила и передала ФАПу родного села кислородный концентратор и лекарства для нуждающихся. В течение всего года помогала школе масками и антисептиками.
— Директора школы можно сравнить с вожаком, который ставит стаю на крыло. Вы без малого 20 лет руководите школой. С годами чувства притупляются, когда стая, набрав высоту, уходит в свободный полёт?
— Может быть… Ведь годы убавляются, не прибавляются. Труднее, когда человек, которому ты доверяешь, подводит тебя, или же, когда ошибаешься в том, кому доверял. Мне в последние годы выпала масса испытаний и в то же время пришло вознаграждение за эти испытания, если можно так выразиться. Я принял на работу молодых учителей — энергичных, добросовестных и, самое главное, бескорыстных. Вспоминаются слова канцлера Бестужева: «Ах, молодость, пора бескорыстных, нехитрых желаний» из фильма «Гардемарины, вперёд». У меня появилось чувство гордости от того, что два десятка лет моей жизни в этом селе не прошли даром — удалось сформировать команду единомышленников, которые смогут повести наш корабль в случае ухода капитана.
— Огромное спасибо вам за интервью. Доброго лета всей Липенке и успешного нового учебного года школе!
Кифаят АСКЕРОВА.
Фото автора.






Добавить комментарий