ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд


В официальные документы истории Великой Отечественной войны вливаются ручейки семейных архивов потомков старшего поколения, вынесшего на своих плечах тяготы военного лихолетья. Дети, внуки, правнуки бережно хранят память о своих родных и близких, не вернувшихся с поля боя, оставшихся в живых и тех, кто приближал Победу в глубоком тылу.

 

 

В семье Гришечкиных из Бишкека тоже есть свои герои. Отцы супругов Владимира и Любови — участники Великой Отечественной войны. Отцовские гены жизненной мудрости и умения преодолевать трудности помогли им создать прочный супружеский союз. Прожив в любви и согласии много лет, в этом году отметят золотую свадьбу. Отцы-фронтовики уже давно ушли из жизни, но в семье их чтут и помнят, как и всех солдат самой кровавой в истории войны, выживших и ушедших в святое бессмертие. Любовь Григорьевна по крупицам собрала семейный архив, где вместе с фотографиями хранятся бесценные документы, реликвии и письма того времени, позволяющие прикоснуться к истории семьи и по памяти пройти фронтовыми и послевоенными дорогами своего отца и отца мужа, Ивана Фёдоровича Гришечкина.

 

Он успел окончить Джалал-Абадскую одногодичную школу ветеринарных фельдшеров и зоотехников, недолго поработать по специальности, когда осенью 1940 года призвался в Красную Армию, — вспоминает его невестка, — службу проходил в звании старшего сержанта наводчиком тяжёлой артиллерии в прибалтийском городе Каунасе, там же встретил начало войны. 117-й стрелковый полк, где служил, попал в окружение. С тяжёлыми боями вышел из него, не потеряв боеспособности, после его перебросили на Курскую дугу, где свёкор получил два ранения. После госпиталя был Сталинград. Никогда не забуду рассказ Ивана Фёдоровича об этом историческом сражении, переломившем ход войны. Земля горела под ногами от авиабомб и артиллерийских снарядов, хотя стояли сильные морозы, вспоминал он. Не считаясь с потерями, фашисты рвались к Волге. Каких-то 150-200 метров до неё стали для них последними. Обороняя завод «Красный Октябрь», стал свидетелем того, как командир его орудия бросился на вражеский танк с двумя бутылками зажигательной смеси. В одну попала снайперская пуля. Объятый пламенем, он сумел добраться до бронированной машины и бросить вторую бутылку в её моторный отсек. Доходило до того, что пехотные подразделения противника находились на расстоянии броска гранаты. Нередко приходилось вступать в рукопашную схватку, действуя штыком и лопатой. «Был приказ наркома обороны СССР «Ни шагу назад» №227, но и без него мы стояли насмерть, понимая, что отступать дальше — значит погубить себя и вместе с тем загубить нашу Родину», — говорил он.

 

Наводчик орудия, а затем его командир, старший сержант Иван Гришечкин принимал участие в окружении, пленении солдат фельдмаршала Паулюса и в контрнаступлении советских войск, развеявшем ещё раз после Курской битвы мифы о непобедимости армии вермахта. В боях за Сталинград был трижды тяжело ранен и контужен. Награждён двумя орденами Красной Звезды, дважды медалями «За отвагу», медалями «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и другими весомыми знаками ратного отличия. Сохранилась боевая характеристика отважного артиллериста: «В боях с немецко-фашистскими захватчиками проявляет героизм и отвагу. Бережёт личный состав орудийного расчёта. В сложной обстановке не теряет самообладания, сохраняет спокойствие и принимает правильные решения. Является примером честного и самоотверженного служения Родине в трудное для неё время…» А вот строчки из его чудом сохранившегося до наших дней письма своим родным, написанного из-под пылающего, но не теряющего мужества Сталинграда: «…Волнуюсь, потому что давно не получал от вас вестей. У меня всё хорошо, гоним фашистов здорово, берём их в плен, захватываем трофеи и оружие. За чёткое выполнение заданий командования я и мой расчёт представлены к наградам. Город на Волге гитлеровцы разрушили дотла, торчат только заводские трубы и каркасы домов. Тяжело и больно на это смотреть. Но как бы там ни было, мы не отдали Сталинград врагу и одержали здесь великую победу…»
Военная эпопея Ивана Фёдоровича закончилась в 1946 году. Демобилизовавшись, приехал в село Базар-Коргон Ошской области, где жили его бабушка и дедушка по отцовской линии. Работал фельдшером-ветеринаром. Статный фронтовик с орденами на груди привлекал внимание местных красавиц, как говорят в народе, был первым парнем на деревне, но остался верным одной, с которой вместе рос, и дождавшейся его с войны. Девушку звали Анна. Сыграли скромную свадьбу. В трудное послевоенное время вырастили и подняли на ноги троих детей, переехали с ними из района в Джалал-Абад, а с 1978 года по настоянию сына жили вместе с его семьёй во Фрунзе. «Родители мужа относились ко мне, как к дочери, — рассказывает Любовь Григорьевна, — я старалась отвечать им тем же. Бросалось в глаза их трепетное и уважительное отношение друг к другу. Это была настоящая любовь, проверенная временем, испытаниями и трудностями. Наверное, поэтому в доме всегда царили покой и семейное тепло. Вместе они прожили 36 лет.

 

 

Иван Фёдорович ушёл из жизни в 1982 году совсем не старым (61 год). Сказались тяжёлые ранения и контузии. Анна Григорьевна скончалась в 2016 году, пережив супруга почти на полвека».

 

По словам невестки, она была мудрой и энергичной женщиной, всецело посвятившей себя семье, служению людям и стране. В 18 лет пошла работать главным бухгалтером на машинно-тракторную станцию. Призыв «Всё для фронта, всё для Победы!» был для неё состоянием души и зовом сердца, чтобы помочь сражающимся мужчинам одолеть врага на поле боя. Свекровь часто вспоминала те трудные времена, когда женщины, старики и дети, несмотря на холод и голод, трудились на полях с раннего утра и до поздней ночи. Все были дружной семьёй, в дом которой постучалось горе. Деловые качества, принципиальность и умение молодой коммунистки Анны доводить начатое дело до конца заметило партийное руководство Базар-Коргонского района, и уже после войны она возглавила один из ведущих отделов райкома партии. В 1946 году Анну Григорьевну первой в районе наградили медалью «За доблестный труд в Великой
Отечественной войне 1941-1945 гг.». Когда семья переехала в Джалал-Абад, несколько лет подряд избиралась секретарём партийной организации местного мясокомбината. На заслуженном отдыхе живо интересовалась событиями в стране и мире, выписывала газеты и журналы, вступала с домашними в жаркие дискуссии на международные темы, но последнее слово всегда оставалось за ней. Была любящей и заботливой бабушкой, Внуки просто боготворили её.

 

С такой же большой теплотой Любовь Григорьевна отзывается о своём свёкре. Помнит его правдивым, доброжелательным, открытым и в то же время очень скромным, никогда не кичившимся фронтовыми заслугами, а ещё… страстным голубятником. Он пользовался авторитетом у близких, знакомых и соседей.

 

Безотказно откликался на просьбы помочь по хозяйству, поддерживал и давал дельные советы тем, кто в этом нуждался. Почивать на лаврах ветерана было не в его характере. Без дела сидеть не мог. Несмотря на пошатнувшееся после тяжёлых ранений здоровье, трудился до конца своей жизни. Вcе, кому пришлось с ним работать, отмечали его принципиальность, честность и порядочность. Ещё Любовь Григорьевна вспоминает, как каждый год перед Днём Победы чистила зубным порошком награды на парадном пиджаке Ивана Фёдоровича (их у него — словно иконостас в храме), а он сидел рядом и рассказывал о войне. О себе говорил скупо, больше о боевых товарищах, не вернувшихся с фронта. Слушала, затаив дыхание. Вот один из его рассказов.

 

Это было под Курском. Орудийный расчёт старшего сержанта И. Гришечкина прикрывал наступление пехоты. Зачищая один из освобождённых посёлков, полковые разведчики обнаружили в местной речушке полузатопленную автомашину-«душегубку» с трупами детей. Как потом стало известно, это были воспитанники не успевшего эвакуироваться детского дома. Отступая, фашисты и их приcпешники, власовцы, зверски расправились с воспитателями, а детей заживо потравили выхлопными газами. После увиденного, вспоминал свёкор, солдаты с удвоенной силой рвались вперёд, их не могли остановить даже приказы командиров. Чудовищное преступление карателей не осталось безнаказанным.. Отступающий гарнизон гитлеровцев догнали, загнали в ложбину и уничтожили. Артиллеристы Гришечкина били по ним прямой наводкой. Около десятка власовцев попали в плен. До трибунала они не дожили. Их расстреляли на месте. В журнале боевых действий командование полка об этом эпизоде умолчало…

 

«Иван Фёдорович обладал необыкновенной силой, — рассказывает его невестка, — по словам бабушки, он пошёл в мать, которая в своём селе на равных боролась с местными силачами и нередко побеждала. Если, например, на колхозном дворе не могли разъехаться гружёные телеги, звали на помощь свёкра, без особого труда он освобождал проезд, приподнимая и переставляя их на другое место. В первый же день возвращения сына из армии отец решил проверить, чему она его научила и как физически подготовила, чтобы достойно защищать страну. Положил на свою ладонь попавшийся под руку камень, ребром другой ударил и развалил его пополам. Предложил Владимиру проделать то же самое, правда, выбрав булыжник побольше, но он успешно выдержал испытание: разбил его на четыре неровные части. «Наша порода», — сказал Иван Фёдорович и обнял сына. Он, как и бабушка, очень любил внуков, принимал участие в их воспитании, был строг, но справедлив, как и подобает бывшему фронтовику.

 

Боевой путь своего отца, Григория Матвеевича Шоина, Любовь Григорьевна восстанавливала по рассказам матери, скудным записям в его военном билете и архивам Министерства обороны России. Сам он никогда об этом не рассказывал. Наверное, не хотел вспоминать, что пришлось пережить, да и по характеру был немногословным и молчаливым. Редкий случай, когда дочери удавалось разговорить своего родителя. Перед самой войной он прошёл переподготовку в армейских лагерях под городом Чапаевском в Саратовской области. В октябре 1941-го попал на передовую. Воевал рядовым на Центральном фронте в составе 30-го стрелкового полка. По письмам отца домой выясняла, что он сражался где-то под Орлом. В книге видного советского военачальника маршала В. Соколовского «Огненные вёрсты войны» она нашла описание обороны города осенью и зимой 1942 года, в которой Григорий Матвеевич принимал участие: «…Германское командование бросило на него две механизированные, одну танковую дивизии и войска СС. Ожесточённые бои не прекращались ни днём, ни ночью. От бомб и снарядов даже плавился металл. Это был настоящий ад. Каждая атака гитлеровцев заканчивалась для защитников города большими потерями, но они стояли до
последнего. Во многом благодаря их мужеству и стойкости удалось подготовить и провести Орловскую наступательную операцию…»

 

В конце декабря 1942 года рядовой Григорий Шоин получил в бою под Орлом тяжёлое ранение в левую руку. Хирургам прифронтового госпиталя удалось её спасти. После лечения рвался на передовую, но военно-врачебная комиссия признала его негодным к строевой службе и комиссовала. Вернувшись в том же году на свою родину, в село Варшавка Оренбургской области, работал механизатором, комбайнёром в колхозе. Спутницу по жизни выбирал недолго, самая красивая девушка села ответила ему взаимностью. Её звали Мария. У супругов родились пятеро детей — четыре девочки и один мальчик. По словам Любови Григорьевны, все они сегодня живы и здоровы. Развал когда-то большой и единой страны разбросал их по суверенным городам и весям, но это не помешало сохранить общие семейные традиции и общую память о своих дедах и отцах.

 

После переезда с семьёй в Джалал-Абад Григорий Матвеевич много лет трудился простым газоэлектросварщиком на комбинате строительных деталей, но по праву относился к технической интеллигенции. «Отец был заслуженным рационализатором и изобретателем, — рассказывает дочь. — Его знали далеко за пределами республики. Занимался, как он выражался по-научному, «разработкой новых технических решений, направленных на совершенствование деятельности предприятий и повышение её эффективности». Внёс 12 рацпредложений с экономическим эффектом около 3 тысяч рублей. Большие по тем временам деньги. В 1971 году боевые награды Григория Матвеевича пополнились орденом Трудового Красного Знамени. Так Родина оценила созидательный труд отца в мирное время. Его не стало в 1980 году.

 

История семьи Гришечкиных заставляет острее осознавать, что подвиги наших дедов и отцов в годы Великой Отечественной войны нельзя забыть и обесценить. Надёжные, крепкие и мужественные, они вынесли на своих плечах тяжелейшие годы испытаний для страны. Ветераны заслужили святое почитание, память ещё и потому, что без них нас не было бы на свете.

 

Сергей СИДОРОВ.
Фото из семейного альбома Гришечкиных.

Поделиться:

Автор:

Дата публикации: 15:55, 05-05-2023

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШиринова