Main Menu

Звёздная судьба комбата

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

1965 год. Последний год моей службы в Группе советских войск в Германии. В первых числах мая меня вызвал начальник политотдела дивизии полковник А. Прокопьев и поставил задачу подготовить группу лучших военнослужащих-комсомольцев для сопровождения делегации наших ветеранов Великой Отечественной войны, приехавшей в Берлин по приглашению общества германо-советской дружбы ГДР для участия в торжествах по случаю 20-й годовщины Победы над фашистской Германией. В списке гостей увидел фамилию нашего прославленного земляка, Героя Советского Союза И. Гришина.
Возможность пообщаться с ним лично представилась во время посещения мемориала павшим советским воинам при взятии Берлина (район Тиргартен около Бранденбургских ворот, тогда — территория оккупационных войск Великобритании). Места эти были хорошо знакомы бывшему командиру мотострелкового батальона. Иван Александрович с волнением вспоминал тяжёлые бои за каждую улицу, каждый дом и своих ребят, совсем немного не доживших до Победы. Наше знакомство продолжалось до конца его жизни (умер в 2006 году), и каждая встреча доставляла огромное удовольствие: он был прекрасным собеседником, человеком широкой души, высокого интеллекта и неисправимым правдолюбом. Жизненный путь нашего героя — достойный пример для молодого поколения, как надо беззаветно любить, бесстрашно защищать Отечество и трудиться на его благо.
Родился Иван Гришин в 1918 году в селе Васильевка Аламединского района. Окончив семилетнюю школу, работал животноводом в колхозе им. Фрунзе. В 20 лет призвался в Красную армию. Войну встретил на Северо-Кавказском фронте в должности командира пулемётного взвода. Затем воевал на Юго-Западном, 3-м Украинском и 1-м Белорусском фронтах. Трижды был тяжело ранен, но возвращался в строй. Особо отличился лейтенант Гришин в боях за освобождение Румынии и Польши. Летом 1944 года 39-я дивизия, действующая на левом крыле 1-го Белорусского фронта, прорвав оборону противника западнее Ковеля, вышла к Западному Бугу и, с ходу форсировав водную преграду, с упорными боями продвинулась в направлении города Люблина.
Пулемётная рота нашего земляка закрепилась на его окраине. Движению вперёд препятствовала небольшая речушка с высоким противоположным берегом, на котором противник возвёл мощные оборонительные сооружения. Атаки в лоб с целью пробиться к городу через главный мост успеха не принесли. Тогда Гришин приказал разведчикам подыскать по течению реки неохраняемое место для переправы. Такое нашли и ударили по фашистам с тыла. Оставив укрепления, они в спешке отступили в город, а затем вместе с люблинским гарнизоном колонной двинулись на запад. Командир полка поставил Гришину задачу отрезать ей пути отхода и уничтожить. Расставив пулемётчиков и стрелков в домах и на перекрёстках улиц, он приказал подпустить отступавших гитлеровцев ближе и только потом дал команду открыть огонь. В замешательстве они повернули назад, но дорога плотно простреливалась, и укрыться от пуль было невозможно… После освобождения Люблина за умелое руководство боевыми операциями лейтенанта Ивана Гришина наградили орденом Отечественной войны II степени.
В числе первых форсировав Вислу и приняв участие в освобождении Варшавы, полк, где служил Иван Гришин, с тяжёлыми боями упорно двигался к Берлину, преодолевая 70-80 километров за сутки. В конце января 1945 года он подошёл к мощному оборонительному рубежу противника в районе города Познани. Здесь же располагался крупный военный завод с подземными складами и цехами. Командир полка принял решение взять его штурмом. После мощной артподготовки полковые подразделения пошли в наступление. Рота Гришина прорвалась на северо-восточную окраину города. Многочисленный немецкий гарнизон отчаянно сопротивлялся, каждый дом, каждое заводское здание приходилось брать приступом. Гришин умело руководил боем, в критических ситуациях сам ложился за пулемёт вместо выбывших из строя бойцов. Сотни солдат и офицеров вермахта полегли под его метким огнём. В Республиканском совете ветеранов ВОВ и тружеников тыла хранится представление командира 112-го гвардейского полка Чернявского к награждению нашего земляка орденом Красного Знамени за активное участие в разгроме крупной группировки противника и освобождении польского города Познани: «…Командир батальона капитан И. Гришин в сложной боевой обстановке при штурме города действовал грамотно и решительно, сумел закрепиться на выгодных позициях, обеспечив прорыв основных сил с малыми потерями. Проявил личную храбрость и мужество…»
В середине апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция. Войска 1-го Белорусского фронта форсировали Одер и вступили в бой за Зееловские высоты в 70-80 километрах от Берлина. Вот как об одном из завершающих этапов войны рассказывал Иван Александрович в интервью газете «Комсомольская правда» накануне Дня Победы в 1970 году. За день до наступления противник сбросил с воздуха на наши позиции листовки с обращением командующего немецкой обороной генерала пехоты Теодора Буссе к советским солдатам и офицерам. Смысл его сводился к тому, что русским не по зубам взять высоты, защитники их будут держаться до последнего патрона, потому что с ними фюрер. Предлагалось также во избежание больших человеческих жертв с обеих сторон выбрать другое направление наступления на столицу Третьего рейха. Действительно, у противника было много преимуществ: хороший обзор территории боевых действий с холмов высотой около 50 метров, труднопроходимые их склоны не только для танков, но и пехоты, глубокая эшелонированная оборона с противотанковыми рвами, заграждениями, пехотными траншеями, подземными бункерами, тяжёлыми орудиями и зенитками.
Наступление началось 16 апреля по сигналу красной ракеты, вспоминал ветеран. Его батальон занял позиции на железнодорожной ветке между холмами, обеспечивая плотным огнём проход пехотных подразделений, артиллерийских расчётов наступательного назначения, «Катюш» и другой тяжёлой техники. Только на четвёртые сутки удалось сломить сопротивление фрицев и прорвать оборону Зееловских высот. От защищающей их 9-й парашютно-десантной дивизии вермахта осталось около 500 человек, они отступили в направлении Берлина, но по пути были уничтожены нашими наступающими войсками. «Были большие потери и у нас, — признавался бывший фронтовик, — только в моём батальоне погибли 20 бойцов и три офицера, но мысль о том, что войне скоро конец, как-то скрашивала горечь утраты. Ребята положили на алтарь Победы свои жизни и ушли в святое бессмертие. Мы всегда будем помнить о них».
Забегая вперёд, скажем, что после войны Иван Александрович одно время служил в Группе советских войск в Германии (ГСВГ), в части, которая стояла на берегу реки Шпрее. С ней у него связано много воспоминаний. В конце апреля 1945 года командование 39-й гвардейской дивизии поручило комбату И. Гришину форсировать реку, захватить плацдарм на западном берегу и удерживать его до подхода основных сил. Обследуя прибрежную территорию, батальонные разведчики нашли заброшенную лодочную станцию. Переправлялись под сильным огнём из автоматов, пулемётов и миномётов. Три лодки с бойцами и вооружением пошли ко дну. Высадившись на противоположный берег, батальон с ходу вступил в бой с превосходящими силами противника. Одно из его подразделений укрылось в многоэтажном доме, используя окна как бойницы с широким сектором обстрела. Капитан Гришин дал команду «Коммунисты, вперёд!», и сам пошёл в атаку с головной группой. Дело дошло до рукопашной на этажах здания. Не выдержав натиска гвардейцев, фашисты выбросили белый флаг. Около трёхсот сдались в плен. За сутки боёв Гришину удалось выбить противника из береговых укреплений, расширить плацдарм на 200 метров, организовать круговую оборону и отразить несколько контратак.
Последняя была особенно изнурительной и яростной: к местной группировке подошло подкрепление cо стороны — бронетехника и солдаты полевой жандармерии. 800 гитлеровцев под прикрытием танков во весь рост сплошной колонной двигались на позиции батальона, но гвардейцы не дрогнули. В самые трудные минуты, когда в ход уже пошли пехотные и противотанковые гранаты, удалось установить связь с командиром полка, и капитан Гришин попросил «огонька». Заговорила наша артиллерия. Огненный шквал обрушился на вражеские позиции. Казалось, вспоминал бывший комбат, из недр земли извергаются металл и пламя, взвился огромный столб чёрного дыма, словно из кратера вулкана. Когда он рассеялся, стало видно поле боя, усеянное трупами гитлеровцев и разбитой техникой. На следующее утро под прикрытием дымовой завесы быстроходные плавсредства начали доставлять на западный берег Шпрее наступающие части и соединения. Позже руководивший его обороной командующий группы армий «Висла» генерал-полковник Готтард Хейнрици писал в своих мемуарах:
«…Русские солдаты в этой операции стояли до конца, сражались насмерть и совершили немыслимое. После неё стало очевидным, что война окончательно проиграна и сопротивление бесполезно…»Интересный факт. Хорошо зная о боевых успехах нашего земляка, командование дивизии предложило уже майору Ивану Гришину принять участие в исторической встрече советских и американских войск на Эльбе. Но он отказался, заявив со свойственной ему прямотой: «Лучше бы они вовремя второй фронт открыли, а сейчас хотят на наших плечах войти в Берлин». Гвардейский батальон Гришина вошёл в него в первых числах мая и встретил Победу буквально в двух кварталах от рейхcканцелярии Гитлера на Вильгельмштрассе. За образцовое выполнение боевых заданий в Берлинской стратегической операции, отвагу и мужество в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1945 года Иван Гришин удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина.
Послевоенная жизнь Ивана Александровича тоже насыщена яркими и знаменательными событиями. Служил в Советской армии (ГСВГ). В 1948 году окончил курсы усовершенствования офицерского состава, затем — высшие командные стрелково-тактические курсы пехоты «Выстрел». В 1960-м в связи с сокращением Вооружённых сил Советского Союза уволился в запас и вернулся в Киргизию. Жил во Фрунзе. Более 20 лет трудился на станкостроительном заводе им. Ленина. К многочисленным боевым наградам добавилось множество знаков трудового отличия. Честный, справедливый и требовательный к себе, он пользовался большим уважением в рабочем коллективе. Принимал активное участие в общественно-политической жизни республики, занимался военно-патриотическим воспитанием молодёжи. Оставшаяся ещё с фронта главная черта характера бывшего комбата И. Гришина, с честью и мужеством отстоявшего Родину в годы военного лихолетья и поднимавшего её после войны, — необыкновенное жизнелюбие и готовность прийти на помощь людям. Вот только один пример. Как-то к нему обратился участник ВОВ, инвалид войны 1-й группы и пожаловался на чиновников социального ведомства, которые настойчиво предлагают вместо положенной ему по закону автомашины «Жигули» денежную компенсацию, ссылаясь на инвалидность. Мундир с иконостасом Иван Александрович надевал только 9 Мая, но на этот раз изменил своему правилу. При полном параде он явился в приёмную 1-го секретаря Компартии Киргизии Т. Усубалиева. Достаточно было одного звонка Турдакуна Усубалиевича, чтобы на следующий день у дома боевого товарища И. Шубина уже стояли новенькие «Жигули».
«Было тяжело, страшно, но мы отстояли страну, — сказал
И. Гришин в своём выступлении на Всеармейском совещании политработников в 1969 году, — и надо успеть сделать ещё что-то полезное для неё и её молодого поколения, чтобы оно знало правду о войне, помнило о подвиге своих отцов и дедов и равнялось на них, если Родине будет угрожать опасность». Старый солдат многое успел сделать и ушёл, оставив незабываемый след в памяти народа.
Сергей СИДОРОВ.
Фото из интернета.
Автор выражает благодарность за помощь в подготовке материала основателю и директору музея Боевой славы села Чон-Арык Калбюбю Менсеитовой.



« (Previous News)



Related News

Снайпер-пушкарь

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПо просьбе читателей мы продолжаем публиковать материалы о малоизвестных по разным причинам кыргызстанцах, удостоенных званияRead More

«Будь проклята война! Кто выдумал её?..» Н. Чекменёв

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintТакими тяжёлыми, как свинец, словами заканчивается первая книга Николая Симоновича Чекменёва «Семиречье». Но эта книгаRead More

Добавить комментарий