Main Menu

Экзамены и награды

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В нашей жизни экзамен играет большую роль. Ты пройдёшь этот экзамен, и тебя ждёт большая награда. И в сказках, и в жизни до XXI века было так. Иванушка победил своих врагов, и в награду ему — Василиса Прекрасная. Советская молодёжь хорошо училась, и в награду — хорошая работа по распределению и квартира.

Сейчас ситуация другая. Испытание есть, но нет награды. Окончил высшее учебное заведение и ходишь безработным. Это равнозначно тому, что Иванушка целует лягушку, но та так и остаётся лягушкой.
Также не обязательно, чтобы ты сам прошёл испытание. Тебя могут поддержать другие, и тебя ждёт незаслуженная, но приятная душе награда.
Однако в число умных и смелых так не попадали. Как повествуется в эпических произведениях, а также в книге Макиавелли «Государь», люди, претендующие на звание смелого и опытного воина, могли прямо сказать народу о своей кандидатуре на роль вождя и занимали этот пост. С ростом роли денег и усложнением общественных отношений, появлением чёрного пиара и искажающих правильную информацию средств и недостойные кандидаты начали занимать высокие посты, предназначенные для умных, образованных, компетентных, сильных и смелых людей.
В XXI веке в обществе появились новые тенденции. Кандидатов на пост умных стало очень много. Если раньше грамотных людей было мало, а людей с высшим образованием можно было посчитать по пальцам, то в настоящее время люди с высшим образованием стали привычным обыденным явлением в нашей жизни. Безработные с высшим образованием были нонсенсом во время советской власти, а сейчас и кандидаты наук попадают в число безработных. Один мой знакомый доктор экономических наук 23 раза подавал заявление на конкурс на свободную вакансию, и только на 23-й попытке ему улыбнулась удача. Но после 6 месяцев работы у него отобрали эту должность. Как в песне Высоцкого:
Меня сегодня муза посетила -Посетила, так немного посидела и ушла!
В одной статье я писал, что таланты оцениваются всё хуже и хуже. Слабые сейчас в почёте. Происходит равнение на слабых. Команда «Равняйсь!» сейчас тождественна команде «Шалпайгыла!» Другими словами, экзамены сейчас не те, и выдержавших эти испытания не обязательно ждёт награда. Эту награду ещё до начала экзамена могут забрать другие.
Экзамены бывают разные. Первые — это битвы для воинов, сражения для полководцев, конкурсы для талантов и т. д. Сейчас больше экзамены на знание, интеллект. Есть также испытание на психологическую устойчивость, так сказать, проверяют коэффициент воли. Также в последнее время учитывают и энергетику человека, вычисляют коэффициент энергетики. Отдельные люди очень энергичные. К таковым я отнёс бы Медета Садыркулова, Акылбека Жапарова, Камчыбека Ташиева и Садыра Жапарова.
Наша Государственная кадровая служба не учитывает волевых качеств. Но во многих крупных фирмах Европы и Японии проводят специальное тестирование в целях проверки этого качества. В одной японской компании организовали конкурс на свободную вакансию. Один претендент прошёл все испытания хорошо, и самом конце ему говорят, что, к сожалению, он не прошёл по конкурсу. У него ни один мускул на лице не дрогнул, и он спокойно поблагодарил комиссию. В этот момент председатель комиссии говорит, что это было последним испытанием, и он достойно выдержал этот трудный экзамен.
Мы знаем, какими были экзамены в советское время. Мы были точно такими студентами, как Шурик в фильме Леонида Гайдая. В то время нас муштровали. Мы старались всё выучить. Соответственными были и награды.
Были и несправедливые решения, об одном из которых повествует следующий анекдот. Во время распределения выпускников одному студенту объявляют:
— Учитывая ваши достижения, оценки, талант, прилежность в учёбе, мы вас оставляем в Москве.
— Благодарю, спасибо партии и правительству, — говорит выпускник.
Второму говорят примерно такие же слова и отправляют его в Ленинград.
— Благодарю, спасибо партии и правительству, — говорит второй выпускник.
Третьего выпускника тоже хвалят и отправляют в Петропавловск-Камчатский.
— Слава царскому самодержавию за то, что оно продало Аляску, — от всей души заявляет этот выпускник.
Ныне в условиях высокого уровня безработицы и отправка в Петропавловск-Камчатский кажется большой наградой, удачей, а не наказанием или несправедливостью.
Сейчас, как я уже отметил, ситуация сильно изменилась. Особенно изменились награды. Рассмотрим некоторые из них. Пройдя через многие испытания, человек становится учителем в школе. Заработная плата в советское время выше средней, моральные стимулы ещё выше. Ведь учитель относился к уважаемому обществу. Сейчас другая ситуация.
Раньше отдельные профессии были в почёте, сейчас стали рядовыми. Такой ещё 40 лет назад была профессия филолога. Мой хороший приятель Иманберди Досбаев рассказывал, что он с третьего раза поступил на филологический факультет. Мой школьный учитель Талгатбек Жусупов восемь раз пытался поступить в аспирантуру Национальной академии наук по специальности «Филология». Так и не смог, поскольку квота была мизерная, для всей республики только два места.
Во время советской власти писатель был больше, чем писатель, филолог больше, чем финансист или бухгалтер. Сейчас специальность филолога не так высоко котируется, как прежде. И нет большого стремления к этой профессии, нет стремления пройти большие испытания ради такой малюсенькой награды. Овчинка не стоит выделки.
Вслед за релятивистами тоже повторяем: всё течёт, всё меняется. Но раньше эти изменения происходили значительно медленнее, чем в наше время. И вот мы едва успеваем подготовить выпускников к испытаниям в жизни, как обнаруживаем, что часть наших знаний устарела, часть рабочих мест по этим специальностям исчезла.
В этой связи органы власти составляют разные концепции реформ в образовании, создания рабочих мест, бурного развития экономики. А в обществе уже начинают работать по-другому. Во время приёма на работу дипломы, аттестации, оценки, средние баллы уже не имеют прежнего значения. В европейских странах готовы принять на работу даже без диплома о высшем образовании. Такая практика и у нас приживается. Таким образом, наблюдается разрушение прежней системы прежних правил.
И напрашивается вопрос: нужны ли в современных условиях экзамены, дипломы о высшем образовании, аттестаты, сертификаты и т. д., если никто в дальнейшем не будет смотреть на них? Нужны ли стандарты 11-летнего обучения в общеобразовательных средних школах, четыре года бакалавриата, два года магистратуры, три года аспирантуры? В России хотят перейти на систему 2+2+2 в высших учебных заведениях, вместе 4+2, т. е. четыре года бакалавриата и два года магистратуры. А опыт некоторых вундеркиндов доказывает, что школьную программу можно освоить не за 11 лет и окончить в 18, а гораздо быстрее. Есть люди, которые окончили школу в 12 лет. И вообще нужны ли нам экзамены, которые отнимают здоровье, толкают в объятия депрессии?
Постараемся найти ответы на эти вопросы.
Первое — экзамены должны быть. Правильность такого утверждения подтверждается опытом многих стран. В первую очередь это страны, в которых равняются на сильных, образованных и талантливых людей в отличие от нас. В Японии, Китае и Корее знание оценивается высоко. Государство поддерживает талантливых людей. И частные компании тоже опираются на них, а не на своих родственников и земляков.
Второе — экзамены должны быть в течение всей жизни оптимальными порциями. Но не по всем предметам. У разных людей, имеющих разные специальности, не должно быть одинаковых знаний.
По отдельным из них — знания общего характера и зачёты. Например, для многих людей достаточно знать общие сведения о писателях XIX-XX веков. Однако знать всех персонажей их произведений, как требуют учителя литературы, невозможно. Наверное, их требования были абсолютно правильны лет 50 назад, наполовину правильны лет 20 назад, но сейчас утверждать о соответствии требованиям времени невозможно. Полвека назад такого объёма информации не было, у учеников было много времени, чтобы читать литературу, продиктованную учителем. А сейчас увеличилась учебная нагрузка по другим предметам. Так, по математике добавили дифференциальные и интегральные уравнения, по неорганической химии — физическую химию, по геометрии — теорему Фалеса и т. д. Значит, нет возможности уделить столько же времени, сколько можно было выделить раньше.
Для приёма экзамена в оптимальных порциях необходима распаковка образования. Этот термин впервые начали применять представители Высшей школы экономики. Разделим учебную программу на несколько частей. Одну часть гражданин нашей страны может сдать ещё в школе, другую — в высшем учебном заведении, следующую — во время работы, оставшуюся — во время пенсионного периода жизни. Приведём конкретные примеры. Например, некоторые стихи Пушкина ученик может знать ещё в школьные годы. Но такое произведение Пушкина, как «Пиковая дама», человек может осмыслить в зрелом возрасте. Произведения Фёдора Достоевского, Льва Толстого, Уильяма Шекспира тоже необходимо читать в зрелом возрасте.
Однако есть люди, которые будут спорить со мной до потери сознания, говорить о необходимости знать все произведения классиков русской, кыргызской и мировой литературы. Я не спорю, необходимо ознакомиться, но не обязательно знать подробно. И по этой причине в школе нужен не экзамен по литературе, а зачёт, т. е. информация о том, что ученик ознакомился.
Таким образом, мы можем создать условия для того, чтобы человек учился всю жизнь. Как говорится, «Век живи — век учись!»
Я уверен, что все будут учиться. Как отмечают отдельные учёные, постиндустриальное общество является обществом профессионалов, где основной класс — интеллектуалы, а власть принадлежит меритократии — интеллектуальной элите. Как писал основоположник постиндустриализма Д. Белл, «постиндустриальное общество… предполагает возникновение интеллектуального класса, представители которого на политическом уровне выступают в качестве консультантов, экспертов или технократов». При этом уже сейчас отчётливо проявляются тенденции имущественного расслоения по признаку образования.
По мнению известного экономиста П. Друкера, «»работники знания» не станут большинством в «обществе знания», но… они уже стали его лидирующим классом».
Все вынуждены заниматься образованием и самообразованием. Безграмотный человек не нужен никому. Сегодня отдельные люди могут работать тачкистами на рынке, грузчиками, дворниками и т. д., но совсем скоро механика и автоматика будут широко использоваться, и такие люди вообще не смогут найти работу.
Знания устаревают быстро, и это вынуждает людей обновлять их. Даже профессор, преподающий теории Архимеда, Паскаля, Ньютона, Бойля-Мариотта, вынужден учиться заново, поскольку все эти теории приходится подавать студентам с помощью компьютеров.
В условиях высокотехнологического производства «период жизни» полученного в результате обучения навыка стремительно уменьшается и составляет около 5 лет, а у разработчиков программного обеспечения его актуальность ещё меньше — всего 1-1,5 года. Этот факт доказывает нам необходимость непрерывного образования.
В настоящее время учебная программа в школах и вузах даётся в упаковке. Университет и Министерство образования определяют обязательные и вариативные предметы. Ученики и студенты не могут сами выбирать те науки, которые им помогут стать специалистами, успешными и счастливыми людьми. Такой формы демократии у нас ещё нет. В результате школы и вузы не всегда дают знания, необходимые для их роста как специалистов и как личностей, что приводит к появлению довольно большого количества людей с психологией неудачника (несколько десятков тысяч в КР и несколько миллионов в РФ), дистрофиков (не менее 50 тысяч в КР), коррупционеров.
Необходимо каждый предмет разделить на несколько частей (модулей) и по каждому из них организовать сертификат, т. е. создать условия для официальной оценки знаний. И не обязательно, чтобы ученик или студент сдал все модули и предметы. Он выбирает то, что необходимо для его специальности, и получает сертификат. За каждый модуль и сертификат — баллы.
Объясняю на конкретном примере. Так, если в школе преподают 20 предметов, состоящих из 10 модулей и за каждый положены 5 баллов, то ученик может набрать максимум 1 000 баллов. Если ученик набирает 700 баллов, ему выдают аттестат об окончании школы. Если он учится в 7-м классе и решает задачи по математике 10-го класса, ему дают возможность сдавать модуль 10-го класса, получать баллы.
Как разделить предмет на модули? Рассмотрим такие предметы, как русский язык (грамматика русского языка) и русская литература.

На мой взгляд, необходимо бороться против монополии этих предметов со стороны филологов. Гражданин нашей страны по окончании школы должен уметь писать не только стихи, письма родным, прозу, но и заявление о приёме на работу, оформить научный доклад или статью, комментировать таблицы и т. д. Таким образом, например, части речи рассматривается как отдельный модуль, деловые письма — другой. Соответственно, придётся по-другому и составить учебники, и учить в школе. В Финляндии пошли именно по такому пути.
«Распаковка образования» особо необходима такому предмету, как литература (и русская, и кыргызская). Этот предмет — боль и рана многих детей и их родителей. Наверное, половина населения России ненавидят Льва Толстого за его книги, как показано в «Ералаше». Конечно, это комедия, но отражение истины, отражение произвола со стороны Министерства образования, которое создало ситуацию, где «нынче в школе первый класс вроде института».
Нам давали школьные дисциплины целиком. Например, целиком литературу. Однако это отнимает очень много времени. На прочтение «Войны и мира» нужно тратить 20 дней, на «Капитанскую дочку» — пять дней, «Муму» — день. А таких произведений очень много. Не все книги можно читать с положительными эмоциями. Кому-то противно читать произведения диссидентов.
Поэтому необходимо разделить на 10 частей и дать возможность ученику выбрать одно произведение для пересказа и изложения. Необходимо отойти от практики, когда от ученика требуют знания каждого персонажа писателя, его биографию и т. д. Я лично не знаю точно года рождения Мольера, но с большим интересом и восхищением читаю его произведения. Я не помню, когда родился Аалы Токомбаева, но помню наизусть его стихи.
Все будут стараться в течение жизни увеличить свой рейтинг. Такое отношение к рейтингу мы встречаем у спортсменов. Так, например, шахматисты всю жизнь стараются увеличивать свой рейтинг. У Каспарова он больше 2 800 баллов.
Мы предлагаем часть модулей сдавать не во время учёбы в школе или в вузе, а сдавать и получать сертификаты постепенно. Например, по литературе необходимо вводить модуль под названием «драматургия», и целесообразно получить сертификат по данному модулю в возрасте 35-40 лет после посещения оперы, балета и спектаклей.
Каждый человек всю жизнь будет набирать баллы, сдавать модули и будет гордиться своим рейтингом. Эти баллы будут учитываться при приёме на работу, карьерном росте. Такие рейтинги сразу показывают место человека в обществе.

Токтогул ЖУМАДИЛОВ.






Related News

Через океан за знаниями

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ Джалал-Абаде подписано соглашение о сотрудничестве между Международным университетом экономики и предпринимательства имени Канторо ТоктомаматоваRead More

Система образования от А до Я

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintКабинет министров продолжает цикл информационных материалов в честь 30-летия независимости страны. В этот раз речьRead More

Добавить комментарий