Main Menu

ПАРОХОД

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Как они смогли появиться в элитном ресторане — уже позже никто из персонала толком объяснить не смог. Парочка была ещё та. Старушенция со старомоднейшей причёской с буклями, в очёчках создавала впечатление милой, доброй бабушки — учительницы на пенсии. Вошедший вслед за ней через стеклянные двери парень был в дурацкой фетровой шляпе и устаревшем, некогда модном белом длиннополом плаще. Он тащил видавший виды чемодан, неизвестно каким чудом доживший до наших дней. Обтянутые дерматином бока были украшены нелепейшими и выцветшими наклейками с названиями зарубежных городов, нагло бросавшими вызов продуманному дизайну заведения. Оказавшись в царстве стекла и стиля «хайтек», парочка подрастерялась. Парень, сдвинув шляпу на затылок, огляделся:
— Мамань, давайте поближе к телеку, — решительно сказал он и занял место со своим чемоданом за столиком рядом с плазменным экраном.
Часы показывали одиннадцать утра. В ресторане «Тутанхамон» было пусто. Заведение расположилось на крыше современного семиэтажного дома, в самом центре города. Часть кровли служила открытой площадкой для летнего кафе. Жизнь здесь закипала ближе к шести-семи вечера, и брызги веселья били через край до самого утра. «Тутанхамон» был популярен среди местных предпринимателей, чиновников, авторитетов, их любовниц, брошенных жён, дорогих проституток и небогатой богемы провинциального городка.
В этот ранний час здесь сидел всего один посетитель — владелец таксомоторного парка Мандаринов со своей новой спутницей. Девица была явно из моделей.
«Мандариновская» пассия вызывала большой интерес у официанток, поскольку тот менял девок каждый месяц, и в «Тутанхамоне» активно обсуждали очередную любовницу таксомоторного короля. Придирчиво оценивая достоинство новой подружки завсегдатая заведения, официантки на этот раз выбор Мандаринова меж собой не одобрили. Впрочем, сегодня внимание обслуживающего персонала привлекли странный парень со своей мамашей. Их внешний вид явно был не в формате престижного заведения, и это внесло замешательство и растерянность в ряды скучающих официанток и бармена.
— Это что ещё за колхозники? — подивился первым бармен Костя.
— Вообще, как их внизу охрана до лифта допустила? — забеспокоилась администратор зала Марина. За свои тридцать прожитых лет она имела два развода и бесчисленное количество попыток устроить личную жизнь. Подсознательно она знала, но явно никогда не признавалась себе, что стерва и не сможет ужиться с мужчиной. А ещё из страхов психоаналитик определил бы у неё боязнь потерять хорошее рабочее место, поэтому всюду и во всём Марина видела происки недоброжелателей, подсиживающих её. И на этот раз исключения не последовало.
— А может, это Кирилыча родственники? — связала родственными узами мамашу и её чудоковатого сына с хозяином заведения официантка Яна.
— Родственники? Кирилыча?! — переспросила Марина и, вспомнив нравы и манеры хозяина, в душе согласилась, что явно тот не аристократ. Хотя эти два божьих одуванчика только компрометировали сурового ресторатора своим лоховатым видом.
— Ну-ка, Янка, сходи на разведку, спроси: чего им тут надо? Но только сразу не груби, — решила Марина.
Яна старалась всегда вести себя как девушка из высшего общества, держала спину прямо и смотрела на окружающих чуть свысока. Ей казалось, что подобная манера поведения выделит её из нагловато-расторопных здешних официанток, мечтающих, чтобы хоть какой клиент по пьяни ли, под наркотой затащил их в постель, а потом, расщедрившись, сделал подарок или отделался бы баблом. По утрам, моя в эмалированной чашке голову, девушка частенько представляла себе, как в «Тутанхомоне» встретит её чудом заехавший в их город миллионер и, пленившись аристократичностью её манер, влюбится и увезёт от осточертевшей матери, от домика, утонувшего в кустах унылой сирени, и от всей её не менее унылой, чем сирень, жизни. И, следуя своим правилам держать себя достойно во всех ситуациях, даже с такой мелочью, как эти двое, она вела себя согласно принятому образу.

— Вы здесь кого-то ожидаете? — деликатно спросила девушка, подойдя к столику с таинственными посетителями.
— Мы-то? — переспросил парень. — Понятное дело — ожидаем. Парохода.
— «Пароход»? — переспросила Яна. Это был фирменный коктейль, изготовлявшийся только в этом заведении.
— Ну да, именно его, — кивнул парень.
— На двоих? — уточнила девушка.
— Мы вместе, вместе.
Его мама мягко заулыбалась симпатичной официанточке и добавила:
— Вы не беспокойтесь, милая, мы у вас недолго посидим. Вот только дождёмся своего и всё.
Когда Яна отошла, до неё долетел громкий шёпот старушки:
— Милая девочка, правда? Приглядись к ней. Тебе вот такую невесту выбирать надо, чтобы и работящая, и меня уважала…
Яна внутренне ужаснулась. Конечно, заведение не институт благородных девиц, мужики и пялились, и пошлости отпускали, по пьяной лавочке и облапать норовили. Но чтобы такому деревенщине в невесты сватали!? «Где же ты, молодой миллионер?» — с тоской в сердце подумалось официантке.
— Они явно от Кирилыча, — вернувшись к барной стойке, сказала она Марине. — Бабка сказала, как только дождёмся своего — уйдём. А сын заказал два «Парохода». Это им хозяин, видимо, и посоветовал, откуда этим недотёпам самим знать о нашем меню. Они слаще морковки в жизни ничего и не видали.
— Что и старушке тоже «Парoход»? — переспросил Костя.
— Парень сказал обоим.
— Жалко бабку, — зная крепость изготовляемого зелья, резюмировал Костя. — Видимо, это тёща Кирилыча и он так от старухи избавиться хочет.
— А у них денег-то хватит? — усомнилась Марина.
— Может, шеф за них заплатит? — предположила Яна.
— Щас! Ты чего, хозяина не знаешь?! Потом сумму на нас повесит, кто платить будет? Я сама пойду с ним поговорю, — решительно взяла дело в свои руки Марина.
— Вы ожидаете Никиту Кирилловича? — строго спросила она подозрительных посетителей.
— Да нет же. Я же объяснял этой вашей блондиночке, — нервно сказал парень. — Мы ожидаем пароход.
— Вы имеете в виду заказанный коктейль?
— Зачем вы меня путаете? — обиделся парень. — Не заказывал я у вас ничего.
— Подожди-ка, Миша, — вмешалась старушка и обратилась к Марине. — Мы ждём пароход.
— Это я поняла. Но вы цену-то его себе представляете, бабушка? Это же половина вашей пенсии.
— Зачем нам ваши цены?! — сердито сказал парень. — Не нужно нам вашего ничего. Покупать у вас мы ничего не собираемся. Цены-то тут у вас будь здоров! Честному человеку не по карману, сразу видать — только хапуги могут у вас отжираться.
— Тогда чего же вы хотите? — пропустила мимо ушей оценку заведения Марина, давно внутренне согласная с такой постановкой вопроса.
— Сколько раз вам говорить: мы ожидаем ПА-РА-ХОД.
— Какой пароход? — Марина даже улыбнулась от растерянности.
— Ну какой, обычный. Обычный пароход, — убедительно и даже очень серьёзно сказал парень.
— Это седьмой этаж! Молодой человек, какой пароход? О чём вы? — нервно хохотнула Марина, внимательно всматриваясь в лица посетителей.
— Да знаю, что седьмой, пока в лифте тащился, посчитал.
— Пароходы здесь не ходят, — понимая, как идиотски, как нелепо звучит её фраза, произнесла администратор.
— Ой, не учите меня. Я сам знаю, где ходят, а где не ходят пароходы, — отрубил парень.
— Девочка, милая, вы не беспокойтесь, мы вам хлопот не доставим, ещё пять минут и мы уплывём, — успокоила ласково бабулька.
— Уплывём?! — Марина заглянула в бабкины глаза, в них было столько блаженства, что у молодой женщины, повидавшей многое за годы своей ресторанной деятельности, закружилась голова от такой наивности.
«Да они психи», — жутко подумалось ей. Мысли, толкаясь, кружась и мешаясь одна с другой, понеслись у неё в голове. «Бывает же, что из цирковых трупп тигры убегают. Так и эти. Сбежали из психушки. Шизики же явные. Или розыгрыш шефа? Когда Кирилыч кокаину нанюхается, от него и не таких разводов ожидать можно. Нанял актёров из местного театра и сидит через камеры видеонаблюдения ржёт над ней, дурочкой. Впрочем, нет». Всех местных актёров она знала в лицо хорошо. Пару лет до этого заведовала залом в кафешке при театре.
Пошатываясь, Марина вернулась к стойке.
— Ну как? — поинтересовался результатами её разговора бармен.
— Костян, они здесь парохода ждут, — криво улыбаясь, сказала Марина.
— Сейчас напиток богов будет готов к употреблению, — расторопно кивнул головой парень.
— Ты не понял, они реальный пароход тут выжидают, — внимательно следя за реакцией собеседника, произнесла Марина.
Увидев вытянувшееся в идиотской полуулыбке лицо бармена, молодая женщина словно очнулась от морока.
— Вызывай охрану. Гнать их надо! И скорую бы вызвать, пусть изолируют ненормальных, — решительно распорядилась она. И, не дожидаясь, пока Костя очухается, сама сняла трубку телефона, чтобы вызвать охрану снизу.
— Ну что, Харитонов, опять всю ночь драл жену, а теперь задницу на стул и глаза в пучок? — произнесла молодая женщина, злорадно представляя, как у толстого, вислоусого охранника от такого обращения багровеют лицо и шея. То ли за вислые усы, то ли за то, что жил тот в браке счастливо, то ли за то, что однажды Харитонов, пробуя поволочиться, пригласил её в кафе, а когда получил от ворот поворот, развернулся, не заплатив за счёт, но Марина очень сильно недолюбливала охранника. И всегда старалась устроить ему какую-нибудь пакость или унизить.
— Ты чего, корова, совсем охренела?! — судя по реплике, Марина дождалась желаемого результата.
— Ты лучше глянь, кто у нас тут в ресторане сидит. Ты каким местом за посетителями смотришь? Или ты хочешь, чтобы я Никиту Кирилловича вызвала вышибать придурков?
— Что там у вас? — гонор эсбэшника сразу осел. — Драка, что ли?
— Подымайся сюда. Жду через минуту. Быстро! — Марина бросила трубку. «Сейчас жирный боров бросится со всех ног», — с улыбкой подумалось ей.
«Жирный боров» вбежал в ресторан, пыхтя и отдуваясь, форменная рубашка, туго обтягивающая пузо, была мокрой от пота. «Видать, лифта не дождался, бегом по лесенкам на седьмой этаж вскарабкался», — отметила про себя Марина. Харитонов прихватил с собой ещё одного сотрудника СБ.
— Чего тут у вас произошло? — сипло дыша, спросил охранник у Кости.
— Вот сидит парочка, — кивнула Марина. — Как они смогли подняться сюда на лифте? По ним же сразу видать: не наш клиент, Харитонов. Выставь их. Да поосторожней, у них с головой не всё в порядке.
— Что, уже угрожали? — напрягся тот.
— Они парохода ждут! — хихикнул Костя.
— Кого? — не понял сотрудник СБ.
— Харитонов, тебе этого не понять. Верши своё дело — выставь их за дверь, — махнула рукой Марина.
— Граждане, чего безобразничаем? — сурово сказал Харитонов, подходя к столику.
— Извините, — тактично заметила старушка, глядя поверх очков на здоровенного верзилу, — мы порядка не нарушали.
— Как же не нарушали? Жалуются на вас, корабль какой-то тут ждёте.
— А это вас не касается, — парень за столиком сдвинул свою шляпу на затылок.
— Касается. Это территория частная, поэтому прошу освободить помещение и ждать свой катер в другом месте.
— А что, здесь нельзя, что ли? — упрямо тянул странный посетитель.
— Нельзя.
— Почему?
— Корабли не ходят тут. Идите вон за угол, там есть дешёвое кафе. В нём и ждите ваш «Титаник», блин, — усмехнулся по-дурацки Харитонов.
— А там что, корабли ходят? — спросил парень.
— Там тоже не ходят, но лучше вам ожидать его там. Разницы никакой. Результат будет везде одинаков.
— Мы никого не трогаем. Чего вы к нам прицепились? — дружелюбно сказал парень.
— Ты, умник, вали отсюда! Чемоданчик, кстати, не забудь. Мамаша, поднимаемся и выходим. Никто не хочет неприятностей, — напирал Харитонов, пытаясь вытащить чемодан из-под столика.
— Петюнь, — обратился он к напарнику. — Давай их барахло к лифту вытащим.
— А ну поставь на место! — вскочил парень и оттолкнул охранника от чемодана.
— В милицию захотел, в камеру? — угрожающе-ласково пропел Харитонов.
— Дорогие мои, — затрепетала бабулька, видя, что дело приобретает нехороший оборот. — Мы вам не причиним хлопот. Мы ведь тихонько ещё полчасика посидим и всё, нас заберут. За нами приедут…
— Заберут вас раньше и надолго, — оборвал её Харитонов.
— Ну-ка, малый, на выход, — он схватил за плечо парня, пытаясь заломать ему руку. Между ними завязалась борьба.
— Давай-ка его самого сначала повяжем, а потом вещички вышвырнем, — приказал Харитонов напарнику.
— Ах вы, холуи, — вырываясь от насевших сотрудников СБ, кричал парень. — Вас наняли, а вы и рады всех вязать и скручивать. Как собак цепных держат. На людей натравляют. Что, мы вам бедностью своей не понравились? Заказов не делаем? Буржуи проклятые!
— Иди в другом месте сиди, — заворачивая руки сопротивлявшегося за спину, процедил Харитонов. Наконец охранникам удалось повалить парня на пол и надеть на него наручники.
Вокруг сгрудились официантки, бармен, Марина.
— Отпустите его, прошу вас, — билась об них мамаша. — Девушки, милые, ну остановите же их. Ничего плохого мы не сделаем.
— Чего вам от нас надо? — не выдержала Марина.
— Понимаете, несколько лет назад, а точнее сказать, 23 года, я встретила человека, в которого очень влюбилась. Но, к сожалению, наше счастье было недолгим. В городе он оказался проездом, поскольку служил капитаном дальнего плавания, и ему необходимо было срочно прибыть к месту отплытия судна. Он уехал, а перед отъездом сказал, что вернётся за мной и нашим мальчиком через 23 года, и назвал сегодняшнее число. Мы тогда стояли там, внизу, на улице, а это здание только возводилось. Он сказал, что их пароход в этот день будет проплывать мимо и чтобы я ждала его на крыше этого здания. Отсюда он заберёт нас с сыночком. И вот сегодня этот день настал.
— Это же бред какой-то! Седьмой этаж! Какие пароходы?! — в наступившей тишине сказал Костя.
И даже у службиста Харитонова по отношению к старухе появилось что-то сродни жалости.
— Что же, вы всему этому поверили? — спросил озадаченно он.
— Так ведь надо верить любимому человеку! Как вообще людям не верить?! — посмотрела старушка своими ясными глазами в глаза молодых людей.
— А чего же ваш капитан так долго-то за вами приезжал? — съязвила Яна.
— Он служит в секретном ведомстве. Боец невидимого фронта, как тогда говорили. Всё время сложные рейсы по направлению Тибет — Алтай — Гималаи, далёкие страны.
— Бабуся, вы что — ку-ку? Сколько у нас по стране появилось на свет детей, отцы которых безызвестные моряки, лётчики-испытатели, космонавты. Но это мамы обманывают своих чад. Вы-то не ребёнок. Боюсь вас огорчить, но вас одурачили, воспользовавшись вашей.., — Костя покачал головой и смягчил, — доверчивостью.
— Нет, нет, он не мог обмануть, ведь мы ждём его. Я и Мише об отце всю жизнь рассказываю только хорошее о нашей встрече, о том, как он любит нас. Его фотокарточку единственную, которая осталась от него на память, берегу. Он заберёт нас. Нам надо здесь ждать, потому что больше высотных зданий в городе нет. Разрешите нам ещё постоять немного на крыше, там, у парапета.
— Нет, не надо никаких парапетов. Чего доброго сиганёте оттуда. С головой у вас, я смотрю, бо-о-ольшие проблемы, — распорядился Харитонов. Чувство неукоснительного исполнения своего долга вернулось к нему. И он снова стал выталкивать Мишу. Тот упирался, бодался, лягался, так как руки были в наручниках. В возню по вытеснению такого настырного посетителя включились и официантки.
Наблюдая за этой сутолокой, Марина вдруг бросила взгляд в сторону стеклянных дверей, выходивших на площадку ресторана, расположенную на части кровли. От увиденного молодая женщина словно вздрогнула. Она приникла к толстому стеклу, расширив до невозможности свои глаза. За её спиной продолжали бороться парень с охранниками, бармен тащил к выходу чемодан, а между всеми ними бегала старушка.
А в это время из облаков появился ОН. Колёсный пароходик, деловито попыхивавший дымом из белой трубы. Он плыл в воздухе, постепенно увеличиваясь в размерах.
— Пароход!!! — неожиданно для самой себя не то в истерике, не то от удивления, не то от радости закричала Марина. Все, обернувшись, замерли…
…Судно развернулось, причаливая к крыше. Старуха и её сын, тащивший чемодан с вещами, перебрались через парапет и по трапу, перекинутому матросами, вышли на палубу. Их встретил высокий, пышноусый, седой человек в тёмной капитанской форме. Они все втроём обнялись. Старушка плакала и, обернувшись, махала платком всем стоявшим на крыше летнего кафе. Дав гулкий гудок и окутав борта клубами бело-молочного пара, пароход отделился от края крыши и стал уходить. Вскоре он медленно растаял в облаках, как сон, как видение, как мечта…
Они стояли молча и смотрели в глубокую синеву неба. Так люди обычно смотрят на море. Говорить не хотелось, да и прежде надо было уместить всё произошедшее в голове.
— Теперь я знаю, чего я хочу от жизни, — тихо сказала Марина стоявшему рядом Косте, продолжая смотреть вдаль.
— Чего? — прошептал тот.
— Встретить капитана дальнего плавания, родить ему мальчика, вырастить его и чтобы вот так через несколько лет моя мечта сбылась и он забрал меня с собой.
Они смотрели на простор воздушного океана, барашки облаков, словно волны, проплывали над их головами и медленно уходили вдаль.

Дмитрий АЩЕУЛОВ.
Иллюстративные фото
Нины ГОРШКОВОЙ.






Related News

План профилактики как инструмент взаимодействия

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintОдним из этапов проекта для пилотных сообществ Инициативы «Луч света» стало совещание на тему: «МежведомственнаяRead More

Чтобы избежать трагедии

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintСотрудники ИДН ОВД Аламудунского района совместно с райгосадминистрацией провели профилактические мероприятия по предупреждению происшествий наRead More

Добавить комментарий