Main Menu

КЕНЕС-АНАРХАЙ (рассказ)

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В 1960-х годах Кыргызстан на длительный срок арендовал в местности Кенес-Анархай (Кордайский район Казахстана) приграничные пастбища. Там выстроили несколько населённых пунктов для чабанов, а центром огромной территории в 470 тысяч гектаров стал посёлок Киргизстан.

Весной, с появлением корма, на Кенес-Анархае, где постоянного населения практически не было, в сопровождении тысячных овечьих отар кочевали сотни чабанских семей. Со скарбом, юртами, детьми. До поздней осени пасли скот, с первым снегом возвращались назад к родным очагам. Так продолжалось 30 лет, до развала СССР.
В те времена о скотоводах заботились. Для их Обслуживания на джайлоо направляли «караваны здоровья» — десяток машин с медоборудованием, включая передвижные установки для флюорографии и стоматологии. Двигаясь от кочевья к кочевью, специалисты обследовали чабанские семьи, вели профилактику, лечили больных или направляли их в госпиталь. Случалось принимать роды, экстренно оперировать.
Для пресечения скотокрадства и других преступлений в чабанской столице открывалось отделение милиции — ПОМ. Его начальника назначал лично республиканский министр внутренних дел. Особое внимание уделялось обеспечению пастушьих семей. Им отправлялся мыслимый и немыслимый дефицит: продукты питания, ковры, модная одежда и даже импортная мебель. Зачем переносной круглой войлочной юрте нужен был румынский кухонный уголок — не спрашивайте. Но и они, и тяжёлые полированные диваны-кровати, и вместительные глубокие шифоньеры, и столы на 12 персон отправлялись на пастбища регулярно. По окончании летовки бедные чабаны кое-как разбирали «дефицит» по болтикам и тащили его назад, чтоб установить в стационарном жилище. Половина мебели в дороге «ушатывалась». Почему нельзя было продавать им «Румынию» на месте? На этот вопрос, думаю, не ответил бы даже всезнайка-Госплан…
Дефицит доставлялся на автолавках — специально оборудованных машинах повышенной проходимости. Водители такие рейсы любили: во-первых, за них неплохо платили, во-вторых, иногда появлялась возможность разжиться дефицитом, вплоть до болгарских или индийских джинсов, цейлонского чая. А ещё на бескрайних анархайских просторах мигрировали тогда бесчисленные стада сайгаков — степной антилопы. А значит, можно было немножко побраконьерить.
Правда, имелось одно «но». Если заглохнешь — надейся только на себя. До сотовой эры — добрых тридцать пять лет, а до ближайшего селения или кочёвки — порой сотни километров. Не дай бог поломаться! Тогда оставалось только одно — ждать. Иногда неделю, пока потребкооперация не объявляла тревогу.
Автандил из Канта на Кенес-Анархае считал себя завсегдатаем. Товары возил, кочевать помогал, автобаза его вместе с ЗИЛом в помощь чабанам выделяла. Грузили в кузов слабых барашков, что сами бы не дошли, и с комфортом доставляли на разнотравье. Мясо и шерсть — основное богатство республики, боролись за каждую овечью голову.
Дорогу знал хорошо. Сначала — в Кордай, там — в посёлок Гвардейский. Поворот, и через пригорки километров восемьдесят. Тут и начиналась Великая степь, уходящая в Прибалхашье. Машину в поездку готовил загодя. Подмазывал, подкручивал, подкачивал. Но и на старуху бывает проруха. Решил срезать по бездорожью и заплутал. Вдобавок от тряски полетела и ходовая часть гружёной, покрытой железным листом, «вахтовки». Пытался чинить, но, провалявшись под кузовом два часа, понял: самому не справиться. Тут «аварийка» нужна да, скорее всего, ещё и прицепом восвояси придётся.
Смеркалось. Надо было осмотреться, а заодно и хвороста для костра насобирать. Ночевать в открытой степи не боялся, опыт имелся. И провиант кое-какой, и воды вдосталь. Вот только ружьё в этот раз не взял.
Взвалив вязанку на спину, Автандил уже брёл назад. Солнце садилось, вдали поднималось оранжевое марево. Не поломка бы — любуйся себе закатом. Чу! Тень четвероногая среди разнотравья мелькнула. Вторая, третья. Ба, да это же волки! Стемнело, вот и вышла на охоту стая.
Бросив поклажу, рванул шофёр к спасительной «вахтовке». Хищники — за ним. Но как-то нехотя, неторопливо. То ли не приняли во внимание машину, где можно было укрыться, то ли правда, что на человека серые только в самом крайнем случае нападают, то ли сытые. Не до рассуждений — бежал со всех ног. Растянувшись в боевое полукольцо, звери не отставали. Вот и спаситель — «Урал». Открывать кабину некогда — по лесенке взлетел на крышу. Полчаса успокаивал сердце.
Звери бродили вокруг, удивлённо косясь на добычу. Вроде вот она, а не достать. Потом улеглись вокруг, сторожили. Мужик же всю ночь заботился, чтобы с покатой крыши не скатиться. Под утро сморило. Со светом бедолагу невнятный гул разбудил. Как будто кавалеристы в атаку шли. Глядь — метрах в трёхстах огромное стадо сайги несётся. А за ним — шустрый «газик», вездеход. Да залпами бьёт антилопу!
Заслышав выстрелы, волки — врассыпную, человек же на крыше, стянув пиджак, размахивал им и орал что есть мочи. Заметили. Подъехав, как водится, обматерили. Дескать, такую погоню сорвал! Но, выслушав историю, извинились. И по рации камуфляжной (силовики охотились, не иначе) подмогу вызвали. Пока ждали, бутылку откупорили, мясо варёное вынули, боорсоки. Нехитрое угощение Автандилу шербетом райским показалось.
Александр ЗЕЛИЧЕНКО.






Related News

Куда нас мчит конь свободы?

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintКак известно, жизнь кочевников-кыргызов испокон веку проходила в непрерывных передвижениях в поисках лучшей земли дляRead More

Независимость — самое дорогое…

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrint2021 год ознаменован большой датой — юбилеем независимости Кыргызстана. Какой путь прошла республика за последниеRead More

Добавить комментарий