Main Menu

Спроси у пыли

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

«В редакцию газеты «Слово Кыргызстана». Село Таш-Мойнок Аламудунского района. Председатель общества М. Куртасова.

Заявление

Обращаюсь к вам от лица нашего товарищества, то есть 187 членов товарищества и их семей. В начале сентября 2021 года мы обнаружили, что в непосредственной близости от наших границ (расстояние менее

километра) началось строительство бетонного завода. Об этом мы узнали от прораба и членов бригады, занятых на строительстве этого объекта. По существу дела сообщаем, что строительство ведётся на землях сельхозназначения, так как данный участок расположен на 19-м километре трассы Бишкек — Тёплые Ключи с восточной стороны и на берегу канала Кара-Гоо с западной стороны, с севера граничит с селом Беш-Кунгей, с юга — расположены земли для сельхозиспользования без права застройки и село Таш-Мойнок.

В конце 1990-х часть этих земель была захвачена самовольно и на них построены три двухэтажки и остов ангара для технических мастерских. В результате многочисленных проверок и разбирательств использовать эти сооружения самозахватчикам было запрещено. Так они и стояли необитаемы более 20 лет. И вот вдруг объявляется неизвестный владелец и начинает строить на этом месте бетонный завод. Какие-либо документы прораб предъявить отказался, с хозяином якобы выкупленного участка знакомить тоже отказался. Даже малограмотный человек понимает, что на окраине села в непосредственной близости с дачными посёлками, где постоянно проживают жители с детьми, строительство подобного объекта просто недопустимо. Это катастрофически испортит экологию на многие километры вокруг. В этом вопросе, скорее всего, присутствует коррупционная схема. Ведь не может быть передана земля со статусом сельхозиспользования под строительство бетонного завода.

Также нас тревожит и давняя история, не решаемая айыл окмоту с самозахватом в юго-восточной части села Беш-Кунгей и устройством коммерческой камнедробилки. Время от времени работы там прекращаются, но с завидным постоянством и упорством вновь возобновляются. Камень для дробилки привозят с рядом стоящей горы, которую уже наполовину разрушили. Мало того что в результате нарушена экология всего района, изменилась роза ветров, так, сельчане и жители новостроек страдают от постоянного грохота и глотают тоннами пыль. На письма и жалобы в различные инстанции — реакции никакой. Просим вашей помощи в решении нашего вопроса».

Грузите апельсины бочками

Что говорят в айыл окмоту, охватывающего сёла Беш-Кунгей, Таш-Мойнок, Кой-Таш, Арашан, когда к ним приходят за разъяснениями по бетонному заводу? А то и говорят: мол, ничего страшного, на этом производственном объекте будут только смешивать компоненты.

Вы когда-нибудь сыпали цемент из мешка и замечали, какая пыль при этом поднимается? А если будут сотни, тысячи таких мешков и регулярно? Только идиоты по своему недоумию могут поверить словам этого айыл окмоту, отдавшего здоровье тысяч людей на откуп бетономешальщикам. Ведь без них, представителей этой местной власти, бетонному заводу не быть. А тут на тебе. За какую-то десятидневку и фундамент под ограду был залит, и территория расчищена, и какие-то технические причиндалы завезены. Эти бетонные хозяйчики с ведома местной власти и кого там ещё с ведома, словно торопятся, чтобы забабахать объект, пока не поднялся общественный шум. А он обязательно поднимется. Ведь в окрестных сёлах, на дачах не придурки же живут. А когда почувствуют привкус цемента во рту, не говоря о пыли от песка и отсева, что им тогда делать, в какой айыл окмоту бежать? А что станет с пшеничными, клеверными и малиновыми полями сельчан, с фруктами и овощами дачников? Зелёные культуры человеческого языка не понимают (ни русского, ни кыргызского), им для благости нужны полив, прополка, подкормка. И тогда будет урожай. А цементная пыль пагубно воздействует и на человека, и на животных, и на растения. Наибольшее влияние ощущает на себе именно растительный мир. Пылевые частицы забивают устьичный аппарат, с помощью которого и происходит испарение воды и газообмен с окружающей средой. Не будет этого — растения погибнут.

Наиболее опасной является зона сильного загрязнения — менее 500 метров до бетонного завода. И лишь относительно безопасно расстояние, начиная с полутора километров. А в нашем случае — метров 200 до скотной фермы (лошади, коровы, бараны), 300 метров — до строящихся особняков. И совсем через дорогу — пшеничные, малиновые и клеверные поля. И всё вокруг будет этим бетонным заводом отравлено. Не было у вас пневмокониоза (лёгочного заболевания)? Будет. Было хорошее качественное молоко? Будет с привкусом цемента. Этот айыл окмоту о чём думал, давая «добро» на такое опасное производство? О чём угодно, только не о здоровье подведомственного населения. И этот госорган ещё смеет торговаться с недовольными: мы вам — конечную остановку автобуса маршрута №12, а вы ничего не имейте против завода-душегуба. Этот состав айыл окмоту ещё сидит на своих стульях?

А ведь некогда намеревались возвести на этом месте фруктово-овощное перерабатывающее предприятие. У дачников бывает столько фруктов, ягод и овощей, что порой девать некуда. А тут под боком бы закатывали фрукты-ягоды в банки, да ещё платили бы сдатчикам. Но, похоже, с этим бетонным заводом ни о каком высоком урожае уже не придётся говорить. Выбросы оксида кальция приведут к накоплению в почве гидроксидов и карбонатов кальция. Как следствие, растения не получат железа, марганца, цинка, никеля. И прощай, урожай! Зачем сельчанам и дачникам с их полями, садами-огородами этот бетонный завод? К чертям собачьим и больше незачем! Иначе никаких вам апельсинов бочками.

Дурной пример заразителен

Уже была подобная ситуация, только на другом конце города. В жилмассиве «Арча-Бешик» и окрестностях. «С этого времени, — из обращения граждан к властям страны три года назад, — окружающую среду портят цементно-песчаная пыль, сильный шум и вибрация. В отдельные безветренные дни невозможно дышать от пыли. У жителей наблюдаются аллергия, кашель, болезни органов дыхания. Особенно страдают дети и старики. В ветреные дни пыль от завода летит к центру столицы, в сёла Чон-Арык и Орок. Сильный шум от завода и проезжающих бетоновозов, грузовиков с песком и цементом не стихает ни днём, ни ночью. В дождливую погоду на трассу Бишкек — Орок и далее в оросительный канал течёт песчано-глиняная масса, забивающая этот канал, и вода затапливает наши улицы. Дорога до Юго-Западного кладбища была полностью отремонтирована полтора года назад (напомним, обращение к властям жителей «Арча-Бешика» опубликовано в 2018 году — ред.). Её ремонтировали по современным технологиям. Но буквально за полгода бетоновозы и тяжёлые грузовики её разрушили. На этом же заводе была построена и запущена новая, ещё более мощная бетоноизготовительная установка высотой 25 метров, которая ещё больше усугубила экологическую обстановку. При строительстве завода и дальнейшем его расширении с южной и восточной сторон варварски срезан склон горы Байтик. С этого среза добывается и вывозится глина».

Вот такой глас вопиющего в пустыне

То же самое ждёт, к гадалке не ходи, сельчан и дачников по дороге Бишкек — Тёплые Ключи. Вот просто будет зеркальное отражение. Поля захиреют, сады пожухнут, животные подохнут. А асфальтовая дорога, которую в дар своим землякам из Арашана построил бывший президент Атамбаев, превратится в нечто. И для чего всё это? Зачем допускать такое вредительство?

Вслед за жителями «Арча-Бешика» и его южной окраины «Ала-Арчи» зададим власть имущим вопросы:

  1. Какая организация несёт ответственность за строительство этого бетонного завода?
  2. Получила ли организация разрешение у госорганов на строительство?
  3. Проходила ли экологическая экспертиза при выдаче разрешения на строительство?
  4. Кто выдал разрешение на установку камнедробилки в юго-восточной части села Беш-Кунгей, при этом возвышающуюся рядом гору уже наполовину разрушили?
  5. Кто ответит за постоянные шум и грохот этой дробилки, когда нарушается спокойствие сельчан?

Или обязательно должно вспыхнуть людское негодование с непредсказуемыми последствиями, чтобы эту стройку закрыть? Неужели властям нечем больше заняться, кроме как раздражать своих присных?

У семи нянек дитя без глазу

Уже никто не скрывает, что экология столицы и окрестностей ухудшается с каждым годом. Смог, почти всю зиму и часть весны висевший над городом, поставил Бишкек на самое последнее место по экологии в мире. Примерно то же было только в столице Бангладеш Дакке. Все эксперты ломают головы, от чего это загрязнение происходит. Но так ни до чего и не додумались. Не останавливать же ТЭЦ с её дымовыми трубами и автомобильное движение с его выхлопными газами. Не запрещать же печное отопление в новостройках.

Профессор, эколог Эмиль Шукуров лишь констатировал: «Состояние воздуха в Бишкеке отвратительное. Загрязнение воздуха приводит к респираторным заболеваниям, онкологии. По последним исследованиям ВОЗ, есть прямая связь воздушного загрязнения и здоровья населения». Что делать горожанам? Сбегать за город при первой же возможности. В садоводческих товариществах многие живут и летом, и зимой. Когда в январе-феврале этого года смог доходил до Беш-Кунгея, то южнее, ближе к горам, светило яркое солнце и искрился белый-белый снег. А тут такой «подарок» — бетонный завод. Снег станет серым, солнце блёклым, а вместо воздуха — цементная пыль. Между тем у нас полно всяких контролирующих организаций. При мэрии — санитарно-экологическая инспекция, департамент здравоохранения, центр санитарного и эпидемиологического надзора. А также государственная экологическая и техническая инспекция, Чуй-Бишкекское территориальное управление охраны окружающей среды. И чем они, эти контролёры, занимаются? По мобилам в карты играют? Это не сельчане и дачники, а инспекции должны везде быть и всё видеть. Или зачем их сотрудникам деньги платить?

Ну не бывает в цивилизованных государствах вредных производств по определению. В центре австрийской столицы Вене расположен мусороперерабатывающий завод. Такой красивый внешне, разукрашенный графити и прочим цветным антуражем, и такой технически напичканный внутри — без всякой вони и гари окрест. Но мы не Австрия. Так хотя бы Дакке не уподоблялись, имея советский (и ещё не совсем забытый) опыт ведения народного хозяйства. Чисто там, где не сорят. И бетонных заводов под носом у населения не строят.

Геннадий КУЗЬМИН.

Фото Нины Горшковой

P.S. И что вы думаете, бетонный завод по дороге на Юго – Западное кладбище так и продолжает работать. Никто его после воплей отчаяния жителей жилмассивов «Арча-Бешик» и «Ала-Арча» не закрывал и, похоже, закрывать не собирается.

Нурлан Ногоев, чей дом прямо через дорогу от завода, разводит руками:

— Мы 3 года боролись, обращались во все инстанции, но всё без толку. Хорошо, что мой дом хоть сад закрывает, и ветер немного в стороне дует. Поэтому чуть меньше пыли, чем у других. Мои родители поселились здесь 30 лет назад, я – 5 лет назад, когда этой бетонной каланчи и в помине не было. Но, видно, так и придётся жизнь коротать в пыли и грязи, рядом с этим производством, убивающим всё вокруг.          Так что, жители Беш-Кунгея, Таш-Мойнока и садоводческих товариществ приготовьтесь к тому, что или вы их, или они вас. Стоит поднапрячься, чтобы строительство бетонного завода хоть в этом месте остановить.

Пока еще природа вокруг не испорчена…

 

 

 

 

 

 






Добавить комментарий