Main Menu

Восстановление озонового слоя с помощью дипломатии

Когда в 1985 году учёные обнаружили огромную дыру в озоне над Антарктидой, мир охватил страх. Эксперты в области общественного здравоохранения сразу же предупредили, что возрастающая интенсивность ультрафиолетового излучения, которая проникает в атмосферу, может значительно увеличить заболеваемость раком кожи и катарактой глаз, а также значительно повредить посевные площади и морскую пищевую цепь.

Озон образует защитный слой над Землёй, поглощая опасное УФ-излучение, которое может нанести вред каждому из нас. Когда новости об озоновой дыре распространились через средства массовой информации, они стали мировой сенсацией. Учёные изо всех сил пытались понять химические процессы, лежащие в основе дыры, поскольку общественность выражала опасения за учёных, работающих на Южном полюсе, предполагая, что они подвергнутся воздействию ультрафиолетовых лучей, которые могут оставить их слепыми и с кожными ожогами. Слухи о слепых овцах распространились из-за опасений, что повышенная радиация может вызвать катаракту, а вероятность увеличения рака кожи вызвала тревогу общественности.
В рамках Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой, предприняли большие шаги по восстановлению озонового слоя. Но достаточно ли этого?
Что такое озоновый слой
и почему он важен?
Истощение озонового слоя не входило в повестку дня Стокгольмской конференции по окружающей человека среде в 1972 году. Однако вскоре после этого учёные обнаружили, что некоторые химические вещества, созданные человеком, представляют серьёзную угрозу для озонового слоя Земли. Озон — это едкий газ с голубоватым оттенком, состоящий из трёх атомов кислорода (O3). Почти 90% естественного озона находится в стратосфере, части атмосферы на высоте от десяти до пятидесяти километров (от шести до тридцати миль) над Землёй. Стратосферный озон, который обычно называют озоновым слоем, помогает защитить планету от ультрафиолетового излучения. Несмотря на то что только около трёх из каждых десяти миллионов молекул в атмосфере составляют озон, озоновый слой поглощает всё смертоносное УФ-С-излучение и большую часть вредного УФ-В-излучения, испускаемого солнцем. УФ-В и УФ-С обозначают электромагнитное излучение с разными длинами волн.
Учёные Марио Молина и Ф. Шервуд Роуланд опубликовали в 1974 году работу, в которой продемонстрировали результаты своего, удостоенного Нобелевской премии исследования о том, что хлорфторуглероды (ХФУ) вызывают разрушение озонового слоя. Их исследования показали, что ХФУ выделяют в стратосферу атомы хлора, которые действуют как катализатор разрушения молекул озона. Фактически одна молекула хлора может разрушить более 100 000 молекул озона, прежде чем он удалится из стратосферы. Более того, они обнаружили, что ХФУ могут десятилетиями жить в атмосфере. Созданные в 1920-х годах для замены легковоспламеняющихся и ядовитых хладагентов, ХФУ являются инертными, негорючими, нетоксичными, бесцветными, без запаха, и их можно адаптировать для самых разных целей. К середине 1970-х годов ХФУ стали предпочтительным химическим веществом для охлаждающих жидкостей в холодильном оборудовании и кондиционировании воздуха, пропеллентов в аэрозольных распылителях, растворителей для очистки электронных компонентов и пенообразователей для производства гибкой и жёсткой пены.
Как казалось, популярные газы не такие уж безобидные, и дальнейшие исследования показали, что они включают соединения, содержащие бром, такие как бромистый метил и галоны, а также другие химические вещества: четырёххлористый углерод и метилхлороформ. Потребовались скоординированные международные действия, чтобы избежать сценария, при котором мир пострадал бы как от отрицательного воздействия озона, так и от климата. Принятие Венской конвенции 1985 года об охране озонового слоя и Монреальского протокола 1987 года по веществам, разрушающим озоновый слой, помогло избежать двух миллионов случаев рака кожи в год, или к 2100 году дополнительных 443 миллионов случаев рака кожи и 2,3 миллиона случаев смерти от рака кожи только в Соединённых Штатах, включая 8-10 миллионов случаев злокачественной меланомы. Эти договоры е позволили избежать 63 миллионов дополнительных случаев катаракты, а также сократить глобальное сокращение производства растений на 6% на каждые 10% потери озона. Монреальский протокол отсрочил усиление климатического воздействия, изменения глобально усреднённых температур в результате естественной или антропогенной деятельности на 7-12 лет.

Роль Венской конвенции и Монреальского протокола
История озонового слоя — один из величайших успехов многостороннего участия стран. Исследования Молины и Роланда показали, что ХФУ могут разрушать озоновый слой, и, наряду с подтверждением наличия озоновой дыры над Антарктикой британскими учёными Джозефом Фарманом, Брайаном Гардинером и Джонатаном Шанклином в 1985 году, они стали катализаторами, которые побудили международное сообщество координировать действия и эффективный ответ на всеобщий кризис.
Первым шагом стал Всемирный план действий по озоновому слою, принятый Программой Организации Объединённых Наций по окружающей среде (ЮНЕП) в 1977 году. За этим планом, который предусматривал интенсивные международные исследования и мониторинг озонового слоя, в 1981-м последовало решение разработать глобальную рамочную конвенцию по защите стратосферного озона. В конечном итоге это привело к принятию Венской конвенции об охране озонового слоя в 1985 году.
Венская конвенция стала драматическим шагом вперед в защите озонового слоя. Однако многие оказались разочарованы тем, что в нём не имелось элементов управления, а было сосредоточено внимание на исследованиях, сотрудничестве и мониторинге. После открытия озоновой дыры в Антарктике, всего два года спустя, в 1987 году Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой, действительно сделал рывок, включив меры контроля над ХФУ и галонами.
Монреальский протокол имел большой успех, особенно потому, что это одно из первых международных соглашений, в котором рассматривалась проблема, вызванная действиями человечества в настоящее время, но последствия которых проявятся только спустя годы, если не десятилетия, позже. Он эффективно работает на стыке науки, дипломатии и частного сектора. Протокол тщательно продуман, поэтому, если научные данные покажут, что необходимы дальнейшие действия, можно внести корректировки и поправки. Этот вариант успешно использовали в Лондонской, Копенгагенской, Монреальской, Пекинской и, совсем недавно, Кигалийской поправках.
Решения протокола всегда основывались на здравой науке. В протоколе есть три группы оценки — по технической и экономической оценке, по научной оценке и по оценке воздействия на окружающую среду — которые предоставляют необходимые экспертные данные для изучения и анализа последних научных достижений. В ходе переговоров по протоколу страны также признали два класса сторон — стороны статьи 2 и статьи 5. К первым относятся те стороны, которые обладают денежными и техническими возможностями для изменения потребления и производства озоноразрушающих веществ (ОРВ). Ко вторым относятся те стороны, которые нуждаются в помощи в выполнении своих обязательств и не имеют нужных экономических и технических ресурсов и обычно считаются развивающимися странами. Признавая эти «общие, но дифференцированные обязанности» и создавая Многосторонний фонд для оказания помощи в предоставлении финансовых ресурсов для устранения этих недостатков, протокол стремился обеспечить всем странам возможность выполнять свои обязательства по защите озонового слоя. Стороны также установили дифференцированные графики поэтапного отказа от производства и потребления ОРВ. Посредством этих двух вмешательств различие обстоятельств всех сторон признаётся и учитывается, способствуя созданию более равных условий. Эти шаги также помогли обеспечить равную приверженность всех сторон в их стремлении постепенно отказаться от ОРВ.
Частный сектор также сыграл ключевую роль в обеспечении успеха протокола. После обнаружения вреда, который ОРВ могут нанести озоновому слою, и публикации первой всесторонней научной оценки проблемы, DuPont, ведущий производитель ХФУ в то время, призвал к полному отказу от ХФУ и взял на себя обязательство закрыть своё последнее производственное предприятие в 1999 году. По мере того как в протокол добавили больше поправок, всё больше компаний привлекалось для оказания помощи в выполнении обязательств по нему. Например, в конце 1980-х годов Национальная ассоциация противопожарной защиты от имени одноимённой отрасли провела исследование, чтобы найти альтернативы с низким содержанием ОРВ вместо галонов. Совсем недавно компания Daikin предоставила бесплатный доступ к патентам на технологии, использующие вещества с низким озоноразрушающим потенциалом. В преддверии принятия Кигалийской поправки, касающейся гидрофторуглеродов (ГФУ), CocaCola объявила о своей цели к 2015 году отказаться от ГФУ в новых холодильниках и торговых автоматах.
Наконец, политическая воля играет центральную роль в обеспечении международного согласия для необходимых действий. После открытия озоновой дыры многие страны предприняли быстрые национальные действия. Например, США запретили несущественное использование ХФУ в аэрозолях; Швеция, Норвегия и Дания — в пропеллентах; а в Нидерландах на всех продуктах введены обязательные предупредительные надписи. Давление, к примеру, США побудило правительства, Японии и Европейской комиссии, прийти к соглашению по протоколу. Поправки, включающие дополнительные меры контроля, в частности Кигалийская, охватывающая ГФУ, и учреждение Многостороннего фонда служат лишь для того, чтобы подчеркнуть политическую волю, которая помогла привести к этой истории успеха. Всеобщая ратификация Венской конвенции и Монреальского протокола 198 странами свидетельствует о том, что несколько влиятельных государств могут стать катализаторами действий.
Климат и озон — рука об руку
С самого начала озоновый режим играл большую роль в борьбе как с изменением климата, так и с проблемами озона. Хотя ХФУ стали наиболее известны своей озоноразрушающей способностью, они также обладают значительным потенциалом глобального потепления и внесли свой вклад в изменение климата. Таким образом, протокол принёс существенные побочные выгоды для климата — за счёт отказа от этих веществ также снизились выбросы парниковых газов.
В 2010 году сокращение выбросов в результате Монреальского протокола составляло от 9,7 до 12,5 гигатонн CO2 эквивалента, что примерно в пять-шесть раз больше, чем цель Киотского протокола. Эти сопутствующие климатические выгоды усилились только благодаря принятию и вступлению в силу Кигалийской поправки. ГФУ используются в основном в системах кондиционирования воздуха, где они заменили ГХФУ, которые добавили в механизмы контроля протокола в соответствии с Копенгагенской поправкой 1992 года. Не являясь ОРВ, ГФУ обладают высоким потенциалом глобального потепления (ПГП) и стали следствием поэтапного отказа от ГХФУ в рамках реализации Монреальского протокола и поправок к нему. ГФУ обладают нулевым озоноразрушающим потенциалом и, таким образом, представляются хорошей заменой ГХФУ. Стороны не приняли во внимание их воздействие на изменение климата. В настоящее время правительства встали на путь сокращения использования веществ, которые обычно не подпадают под действие протокола, за исключением того факта, что «проблема» с ГФУ вызвана поэтапным отказом от других ОРВ. Действительно, принятие Кигалийской поправки потенциально может иметь большое влияние на климат: к 2100 году мир избежит глобального потепления на 0,4°C.

Многие считают, что эти сопутствующие выгоды подчёркивают успех протокола и его действий по озоновому режиму в целом. Продолжающийся и весьма политизированный характер переговоров по климату заставил некоторых искать убежища и добиваться климатических выгод в условиях озонового режима. Ясным стало с самого начала и подчёркивалось на протяжении переговоров по Кигалийской поправке то, что озоновый режим служит для решения проблемы истощения озонового слоя и его последствий. Участники переговоров заверили заинтересованные стороны в том, что, хотя климатические выгоды приветствуются, они просто выгоды. Они не находятся в центре внимания озонового режима.

Продолжая обеспечивать жизнь на Земле
Успешно внедрив Монреальский протокол, правительства предприняли конкретные шаги по защите жизни на Земле и, в некотором смысле, «перезагрузки» озонового слоя. Меры контроля в рамках протокола фактически вернут озоновый слой к уровням до 1980 года. По данным Всемирной метеорологической организации, озоновый слой над большей частью северного полушария и средних широт должен полностью восстановиться к 2030-м годам, над южным полушарием — к 2050-м годам, а над Антарктидой — к концу этого столетия. Это, наряду с дополнительными преимуществами для климата, может помочь решить некоторые из множества проблем, с которыми в настоящее время сталкивается планета.
Несмотря на успех Монреальского протокола, предстоит еще многое сделать. Хотя большинство ОРВ выводится из обращения, Монреальский протокол по-прежнему позволяет производить некоторые количества ОРВ и использовать их для определённых применений в виде исключения. Следует разработать экономичные альтернативы этим применениям. Использование ГФУ также продолжается, хотя существуют экологически безопасные альтернативы. Монреальский протокол должен принять дополнительные меры для дальнейшего ограничения использования и выбросов ГФУ. Наконец, большие количества ОРВ всё ещё можно найти в старом оборудовании, таком как системы охлаждения и кондиционирования воздуха. Эти химические вещества окажутся выброшенными в атмосферу, если не будут должным образом переработаны и уничтожены. Важное значение имеют меры, обеспечивающие безопасное извлечение оставшихся ОРВ.
Озоновый режим сыграл важную роль в обеспечении того, чтобы жизнь на Земле оставалась в значительной степени невредимой. Это произошло, несмотря на неосязаемость проблемы — истощение озонового слоя и его будущие последствия не так очевидны, как некоторые другие экологические проблемы, такие как чрезмерный вылов рыбы или загрязнение морской среды. Даже несмотря на эту проблему, выводы науки хорошо известны и неопровержимы: продолжающееся неконтролируемое использование ОРВ нанесёт неисчислимый вред здоровью планеты и всех её живых существ, включая людей.
Монреальский протокол представляет собой убедительный пример работающего международного экологического соглашения. Успешная работа на стыке науки, дипломатии и частного сектора на протяжении более трёх десятилетий демонстрирует, что модель эффективна, особенно когда доступны замены для ОРВ. Это также даёт надежду на то, что другие неотложные экологические проблемы могут решится быстро и мирным путём, особенно если все заинтересованные стороны начнут работать вместе.
Как заявил Марио Молина в своей Нобелевской лекции, «истощение озонового слоя… показало нам, что различные слои общества могут работать вместе — научное сообщество, промышленность, экологические организации, представители правительства и политики — для достижения международных соглашений. Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой, создал очень важный прецедент для решения глобальных экологических проблем».
15 января 2000 года Кыргызская Республика ратифицировала Венскую конвенцию об охране озонового слоя и Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой. Для выполнения принятых на себя международных обязательств и обеспечения прогресса в достижении поэтапного отказа от ОРВ в Кыргызстане приняты законы и изданы правительственные постановления, составляющие законодательную базу регулирования озоноразрушающих веществ, создан в рамках межведомственной государственной координационной комиссии Озоновый Центр Кыргызстана, на который возложены основные функции по реализации положений Монреальского протокола в стране.
Основа законодательной базы регулирования ОРВ в стране заложена и принятием Закона «Об охране озонового слоя» от 18 декабря 2006 года №206. Правительство республики приняло три государственные программы по постепенному выводу ОРВ из обращения и замене их на альтернативы. В результате многолетних коллективных усилий госорганов управления, частных и неправительственных организаций, участия широкой общественности и населения страны в реализации этих программ в 2020 году Кыргызстан вывел из потребления ОРВ раньше, чем другие страны СНГ и прекратил их импорт.
7 июля 2020 года принят Закон №74 «О ратификации поправки к Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой, принятой в городе Кигали, Республика Руанда, 15 октября 2016 года». Кигалийская поправка к Монреальскому протоколу предполагает постепенное выведение ГФУ из производственных процессов на 80-85% к 2047 году, что в результате затормозит глобальное потепление на 0,4°С к концу века (с учётом дальнейшего снижения выбросов СО2 и метана). 19 апреля 2021 года в Кыргызстане введена система лицензирования импорта и экспорта ГФУ. Торговлю со странами, которые не ратифицировали Кигалийскую поправку, запретят с 1 января 2033 года.
Кигалийская поправка к Монреальскому протоколу потребует укрепления потенциала в секторе обслуживания охлаждающей техники и вывода из потребления ГФУ. В стране в ближайшие годы надо осуществить разработку государственного плана действий по выводу из обращения ГФУ, включающего внедрение новых технических стандартов, которые позволят обеспечить широкое внедрение оборудования и технологий с применением природных хладагентов (аммиак, углеводороды, СО2, вода, воздух), упорядочить выполнение национального законодательства в холодильной отрасли, извлечь максимальную выгоду от привлечения инвестиций, укрепить кадры, создать базу для подготовки и внедрения новых зелёных технологий, повысить энергетическую эффективность в секторах охлаждающей техники и максимально снизить импортозависимость страны от синтетических хладагентов, что поспособствует снижению потребления ГФУ, устранению вреда окружающей среде и изменению климата, усилению административных барьеров при обороте указанных веществ.
Ключевые выводы
l Повышенное ультрафиолетовое (УФ) излучение из-за разрушения озонового слоя может значительно увеличить заболеваемость раком кожи и катарактой, а также значительно влияет на глобальную пищевую цепочку.
l Монреальский протокол демонстрирует возможный успех, когда наука, дипломатия и частный сектор сотрудничают в реализации международных экологических соглашений.
l Монреальский протокол позволяет производить и использовать некоторые количества озоноразрушающих веществ, поэтому надо разработать рентабельные и экологически безопасные альтернативы.
l Необходимо разработать меры по безопасной утилизации и уничтожению озоноразрушающих химикатов, которые всё ещё присутствуют в старом оборудовании, в таком как холодильные системы и кондиционеры, чтобы они не попадали в атмосферу.
Озоновый Центр Кыргызстана.






Добавить комментарий