Main Menu

С новыми тарифами либо замёрзнем, либо убьём бизнес

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В июле Минэнергетики и промышленности вынесло на общественное обсуждение переработанный проект среднесрочной тарифной политики (ССТП). Время, скажем так, было выбрано крайне неудачное. Август. Жара. Парламент на каникулах, бизнес, общественные организации, промышленники — на отдыхе. Деловая активность на нуле.

Впрочем, если рассматривать ситуацию в свете последних заявлений главы Минэнергетики Доскула Бекмурзаева о том, что документ должен быть утверждён в сентябре, а с 4 октября все должны уже платить по новым ставкам, то отсутствие реакции потребителей лишь на руку инициаторам ССТП. То есть, можно сказать, что время было выбрано исключительно удачно.
Настоящее обсуждение началось только в сентябре, когда поезд уже ушёл. Бизнес-структуры и их представители из общественных организаций вышли из спячки и начали атаковать энергетиков критикой и возражениями, обращаться за защитой своих интересов в Минэкономики и финансов, активно выступать в прессе. Это дало повод Доскулу Бекмурзаеву справедливо заметить оппонентам: мол, у вас был месяц, а вы «все спали», или, как это было не раз, думали «развести» проблему до принятия окончательного решения.

Суть корректив
После рекомендаций некоторых депутатов и Президента Садыра Жапарова оставить для населения существующую на сегодня цену за киловатт авторы проекта подкорректировали его. Бытовые потребители также будут платить по 0,77 сома/кВт.ч, а сверх лимита — в три раза больше. Для жителей высокогорья и отдалённых труднодоступных регионов убрана норма потребления электроэнергии, они могут без ограничений пользоваться светом и платить те же 77 тыйынов за киловатт.
Но эти условия сохранятся до конца текущего года. А там, после парламентских выборов, могут быть изменения. Всё зависит от запаса прочности отечественной энергетики и действий менеджмента. Ну и маловодье никто не отменял.
Если простые граждане пока могут вздохнуть с облегчением, что их повышение не задело, то все остальные потребители тепла и света пребывают в нервном напряжении. Уже сейчас ясно, что некоторые отрасли должны будут платить намного больше, чем привыкли.
Итак, начнём перечень нововведений энергетиков с приемлемых цен до губительных, то есть по возрастающей шкале: для насосных станций и скважин, обеспечивающих население питьевой водой и водой для полива сельскохозяйственных угодий, а также используемых для нужд канализационного хозяйства, тариф на электроэнергию предлагается установить на уровне 1,09 сома/кВт.ч (без учёта налогов).
Для электрического транспорта, интернатов, социальных стационарных и полустационарных учреждений для инвалидов и/или пожилых граждан, а также религиозных организаций предложен тариф 1,68 сома/кВт.ч (без учёта налогов).
Все другие небытовые потребители (промышленные, сельскохозяйственные, бюджетные и прочие) будут платить 2,52 сома/кВт.ч (без учёта налогов) в случае утверждения Кабмином и парламентом последнего варианта стратегии.
Но больнее всех новые тарифы бьют по цехам майнинга (криптовалюта), предприятиям золоторудной промышленности (золотоизвлекательные фабрики), литейным плавильным цехам электротермической обработки металла и производителям алкогольной продукции. Эти субъекты считаются энергоёмкими потребителями, поэтому для них установлен тариф 2,52 сома/кВт.ч, с применением повышающего коэффициента в размере 2,0. Таким образом, при корректировке тарифа на повышающий коэффициент общий тариф для данных категорий потребителей составит 5,04 сома/кВт.ч (без учёта налогов).
Для промышленных предприятий по производству цементной продукции предлагается установить тариф на электроэнергию на уровне тарифа для промышленных потребителей 2,52 сома/кВт.ч, с применением повышающего коэффициента в размере 1,3. При корректировке тарифа на повышающий коэффициент общий тариф для данной категории потребителей составит 3,28 сома/кВт.ч (без учёта налогов).
При этом разработчики документа предупреждают нас: «В дальнейшем, начиная с 2022 года, тарифы на электрическую энергию для конечных потребителей будут корректироваться на уровень фактической инфляции за предыдущий год».

Бизнес в шоке
После обнародования проекта среднесрочной тарифной политики сразу последовала реакция со стороны экспертов, руководителей бизнес-сообществ. Их возмутило, что энергетики «пощадили» население, на долю которого приходится 62 процента всей потребляемой энергии, зато сверх меры подняли тарифы на производителей товаров и услуг, которые на ладан дышат после пандемии. Понимание и защиту бизнес обрёл в лице Министерства экономики и финансов, раскритиковавшего проект ССТП. Ведомство Акылбека Жапарова солидарно с промышленниками, что новая тарифная политика приведёт к разорению и банкротству многие предприятия и ещё больше ослабит экономику страны.
В своём письме в Минэнергетики и промышленности оно выразило опасения по рискам бизнеса. Известно, что любое повышение цен на энергоносители обязательно сказывается на удорожании себестоимости продукции и услуг. Это приводит к снижению конкурентоспособности на рынках — как внутреннем, так и внешнем. Как пример, более дешёвые трикотажные и текстильные изделия из Узбекистана стали вытеснять отечественную продукцию легпрома, которая ещё недавно доминировала не только в Кыргызстане, но и СНГ.
Министерство экономики и финансов обращает внимание на то, что арматура, цемент используются для строительства социальных объектов (школы, детские сады, больницы), многоэтажек и частных домов. «Применение повышающего коэффициента повлечёт увеличение стоимости объектов строительства». Оно не согласно с тем, что энергетики майнинг-цеха, работающие на себя и не несущие никакой социальной нагрузки и ответственности по части создания рабочих мест, приравняли к субъектам реального сектора экономики. Поэтому Минэкономики считает необходимым «исключить указанные отрасли от применения коэффициента на промышленный тариф». Как и производство алкогольных напитков, опасаясь ухода отрасли в тень. Кстати, рост цен на алкоголь может активизировать контрабандистов.
Есть ещё одно существенное замечание в письме, на которое стоит обратить внимание, — отсутствие информации об экономических обоснованиях по применению коэффициентов, что противоречит закону об электроэнергии.

Воровать станут больше
С новыми тарифами проблему дефицита электроэнергии не решить, зато погубить работающие предприятия можно быстро и легко, — уверены бывшие предприниматели Светлана и Максим Х. (они просили не называть их фамилии). Так как мы знакомы давно, попросила честно сказать, сколько и как они платили за электроэнергию, потребляемую их столярным цехом, который они продали два года назад, уйдя окончательно из этого бизнеса.
— Производство наше было небольшое, работало чуть более десяти человек, включая нас, хозяев. Мы вначале делали мебель из ценной древесины, отделывали особняки важных персон на заказ — лестницы, двери, рамы для окон и т. д. Потом постепенно перешли на дешёвое сырьё и материалы, так как из-за высокой себестоимости продукции покупателей у нас становилось всё меньше и меньше. В конце концов, стало совсем невыгодно работать и мы ушли, — начала с предисловия Светлана. — Хотя у нас было немного оборудования, и всё производство размещалось в одном помещении, расходы на электричество составляли в месяц $1 000 и более. При отсутствии заказов и плохой продаже эта сумма становилась тяжёлым бременем.
Выходить из положения помогал электрик, который проводил только ему известные манипуляции со счётчиком. В результате в кассу мы платили примерно половину — $500, ему — $250, и нам оставалось столько же. Поверь, не мы первые и не мы последние такие. Большинство предпринимателей имеют «своих» контролёров и электриков, которые наживаются на воровстве.
— Когда у нас не было своего помещения и мы арендовали цех у одного крутого бизнесмена, то деньги за аренду, куда входила плата и за электричество, передавали его управляющему. А тот уже сам «разводил» с энергетиками, — включился в разговор Максим.
По словам моих собеседников, идти на такой шаг заставляли тарифы. Будь они приемлемыми, ни за что не стали бы потворствовать электрикам в их преступном промысле. Но само государство вынуждало их хитрить, искать окольные пути для сохранения бизнеса. Поэтому у них нет и тени сомнений, что очередное повышение тарифов при нынешних упадке покупательной способности населения, росте безработицы, замедленных темпах развития экономики в целом — в выигрыше будут только вороватые электрики и контролёры. А вот производству придёт конец.

О чём не говорят энергетики
Потребителей, особенно население, всё время призывают экономить электроэнергию, словно людям просто делать нечего, как без надобности жечь свет во всех комнатах, включая кладовку, днём и ночью запускать стиральную машинку и даже летом не выключать обогреватель. Может, в дорогих особняках и дворцах, куда не сунется ни один контролёр, электричество не роскошь. А для простого рядового потребителя каждый безлимитный киловатт на счету.
Некоторые эксперты при обсуждении проекта ССТП говорили, что, если повышать тарифы, чтобы спасти отечественную энергетику, начать нужно с населения, чтобы люди научились экономить и жить по средствам. А бизнес, который кормит, власти бы лучше оставили в покое.
Но никто из них не назвал виновником сложившейся ситуации самих энергетиков. Энергетическая отрасль — самая закредитованная, в неё вбухано свыше полутора миллиардов долларов за тридцать лет независимости. Этот сектор экономики под видом проводимых реформ перекраивали структурно несколько раз, а толку? Вчера-сегодня выяснилось, что оборудование изношено и в любой момент может выйти из строя. И только финансовые вливания помогут ещё поэксплуатировать вырабатывающие станции, передающие сети, распредкомпании.
Кабмин и Минэнергетики панацею от энергокризиса видят только в тарифной политике, которая нацелена на удорожание услуг. Вопрос сегодня стоит так: либо бытовой потребитель должен согласиться жить при свете одной лампочки, чтобы больше платить и спасти стратегическую отрасль; либо бизнес должен лечь на плаху, чтобы энергетики продолжали бездарно руководить отраслью. Других вариантов выхода из сложившегося положения исполнительная власть не предлагает.
Главный энергетик страны недавно уверял нас, что веерных отключений зимой не будет. Он не сказал, что перманентно у нас целые районы, посёлки, улицы по очереди давно сидят без света. Причём эта практика прижилась, и все с ней свыклись, как со сводкой погоды. Минэнергетики не особо распространяется об импорте электроэнергии. Например, почему засекретили объёмы и цену поставок энергоресурсов из Туркмении? Чтобы не дать народу повода для шуток и анекдотов, как с туркменской морковкой получилось? Или чтоб не заставить других поставщиков кусать локти от зависти?
Не информирует Минэнергетики, как оно собирается или уже борется с воровством, недобором денег с потребителей, с техническими потерями, которые есть, причём немалые. Вот пример из их же расчёта: «выработка электроэнергии на ТЭЦ Бишкека за 2020 год с учётом её доставки до потребителя составила (стоимость выработки на ТЭЦ 340,3 тыйына + стоимость передачи 27,4 тыйына + стоимость распределения 50,1 тыйына + стоимость потерь 58,3 тыйына)». Стоимость потерь выше стоимости распределения — это показатель неэффективной работы управления отрасли.
В настоящее время спад в экономике не удалось преодолеть, рост ВВП незначителен, уровень инфляции один из самых высоких в СНГ, не прекращается отток капиталов, инвестиционный климат теряет привлекательность. И при таких обстоятельствах заметное повышение тарифов ради спасения одной, хоть и очень важной, отрасли не подтолкнёт ли всю экономику к краю пропасти?
Лариса ЛИ.






Добавить комментарий