Main Menu

Открытое письмо Президенту Кыргызской Республики

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Уважаемый Садыр Нургожоевич!
Президент является гарантом Конституции, и я имею право обратиться к Вам за защитой от произвола со стороны ветвей власти.
Априори судебное решение, вынесенное не на основании закона, а на основании представленых в суд фальшивых документов и лжесвидетельства истцов, не может быть признано правосудным, а меня заставляют признать это неправосудное решение. Именно такое, причём заочное, решение принял Сокулукский районный суд под председательством судьи Бекешева в пользу нашего соседа Ячкуринского В. В., гражданина РФ, не являющегося хозяином соседнего дома. Это дело далее рассматривается в апелляционном суде и после представленных нами доказательств, что владелицей дома является его дочь Ячкуринская И. В., он признаётся ненадлежащим истцом. То есть так нужно было, на мой взгляд, запустить судебное производство, что даже документы не проверили. Ещё не вынесено решение апелляционного суда о ненадлежащем истце, как в Сокулукском районном суде в нарушение закона принимается в производство исковое заявление Ячкуринской И. В. к моему мужу Зорову В. П. — полная копия заявления Ячкуринского В. В. о сносе хозпостроек, расположенных на участке Зорова В. П.
04.02.2013 г. Сокулукский районный суд под председательством судьи Чаргыновой выносит решение: снести хозпостройки на участке Зорова В. П., т. е. на нашем. А теперь рассмотрим вынесенное решение:
1. Судья Чаргынова указывает: Зоров
В. П. на границе с усадьбой Ячкуринской
И. В. построил гараж и баню без разрешительных документов. Спрашивается, зачем Зорову В. П. были нужны какие-то разрешительные документы, если, согласно Закону КР «Об индивидуальном жилищном строительстве в Кыргызской Республике» от 24 декабря 1991 г. №689-XII, ст. 11, на территории приусадебного участка граждане имеют право вести строительство и реконструкцию хозяйственных и бытовых строений и сооружений, в том числе пристроек к индивидуальному жилому дому без получения документов на строительство.
2. Судья Чаргынова выносит решение на основании ст. 254-1 ГК КР, где называет хозпостройки на участке Зорова В. П. самовольными и приводит текст статьи: «Самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведённом для этих целей», то есть то, что земельный участок отведён Зорову В. П. и закреплён за ним решением Сокулукского а/о именно для этих целей, Чаргынову нисколько не смущает.
3. На заседаниях Сокулукского суда присутствует в качевстве специалиста Т. Ибраимов, инспектор Сокулукского управления архитектуры и градостроительства. Ни на одном судебном заседании Ибраимов не представил доверенности, выданной ему вышеуказанной организацией, она у него попросту отсутствовала. И вот этот специалист указал, что хозяйственные постройки Зорова В. П. не соответствуют требованиям СНиП 3-01-95 КР, так как расположены на расстоянии 1,2 м от окон жилых помещений соседнего участка, тогда как должны быть расположены на расстоянии не менее 6 метров согласно СНиП. Каким образом эта норма СНиП относится к хозпостройкам Зорова В. П., если в стене вышеупомянутого жилого помещения окон нет, то есть стена глухая (на это мы неоднократно указывали) — непонятно. Вернее, понятно, что нужно было хоть что-то «притянуть за уши». В ходе судебного разбирательства выяснилось, что у Ячкуринской отсутствует акт отвода земельного участка. Так как у нас на руках имеется инвентаризационное дело от 1990 г., мы предъявили его суду, указав на другие границы, нежели в техпаспорте Ячкуринской, фигурирующем в деле, заявив ходатайство на истребование архивных данных, а именно инвентаризационное дело за 1990 г. на дом Ячкуринской. Так как ранее, до приватизации, эти дома принадлежали Сокулукскому КПП, документы должны быть совершенно идентичны, согласно ГОСТу. В результате был представлен новодел, заверенный печатью Госрегистра. Конечно же, в экспертизе подлинности данного «документа» нам было отказано. Следующим сомнительным документом, приобщённым судом, стал акт отвода земельного участка Ячкуринской, изготовленный в ходе судебного разбирательства и заверенный ведущим специалистом Сокулукского госрегистра Аскарбек уулу Омурбеком и главным специалистом Сокулукского айыл окмоту Т. Казымбековым, без решения о закреплении участка. Получается, что каким-то образом вначале появляется цифра 438,7 кв. м. в договоре купли-продажи между между Ячкуринской
Е. А. и Приходченко Н. В. (продавец), а во время судебного разбирательства появляется акт отвода. Юридически, чтобы цифра меры земельного участка появилась в вышеупомянутом договоре купли-продажи, Сокулукскому а/о нужно было произвести процедуру отведения и закрепления земельного участка за продавцом Приходченко Н. В. На запрос правозащитной организации, после наших долгих обиваний разных порогов, получена справка Сокулукского а/о о том, что никаких архивных документов на цифру меры земли 438,7 кв. м. не обнаружено, то есть цифра фальшивая, как я понимаю. Апелляционный суд по ходатайству Зорова В. П. приостанавливает производство по делу, так как мы начинаем оспаривать цифру в договоре, потому что это единственный документ, в котором обозначена мера земельного участка Ячкуринской.
В 2015 г., после получения справки Сокулукского а/о об отсутствии документов на цифру 438,7, мы обращаемся в Сокулукский районный суд с исковым заявлением о признании цифры меры земли необоснованной.
Хочу ещё добавить, что в связи со стрессовой ситуацией, обусловленной судебными разбирательствами, мой муж Зоров Валерий Петрович получил вторую группу инвалидности по общему заболеванию, так как начала прогрессировать опухоль головного мозга, и почти полностью он потерял зрение. Его состояние не мешает истцам Ячкуринским постоянно, при попустительстве судьи Чаргыновой, заявлять, что он купил инвалидность и притворяется. На мой взгляд, всё это было похоже на расправу, так как Ячкуринский В. В. постоянно говорил нам о своих связях, о том, что он нам отомстит за то, что его отключили от центрального отопления, которое, как оказалось, шло к нему во двор через наш огород. Отключали его работники теплосетей. Так вот, при наличии справки от Сокулукского а/о — а это железобетонное доказательство необоснованности цифры меры земли — Сокулукский суд, а именно судья Керимкулов И., до 2019 г., вплоть до смерти моего мужа, так и не вынес решения по существу. Просто ждали, когда мой муж, инвалид первой группы, умрёт. Когда я в интернете просматривала материалы о судах в США, прочитала, что слишком продолжительное рассмотрение дела в суде является, по сути, отказом в правосудии. Значит, моему мужу, незрячему инвалиду первой группы, в правосудии судом Кыргызской Республики было отказано.
После смерти мужа в аппеляционном суде не приняли к сведению ни незаконность решения Сокулукского районного суда, ни отсутствие у Ячкуринской правоустанавливающих документов на земельный участок и попросту переписали решение Сокулукского суда, добавив, что наши хозпостройки «доставляют неудобства Ячкуринской». Уму непостижимо, где в законе КР есть статья о доставленных неудобствах? Да нет же ничего подобного!
Верховный суд тоже переписал решение Сокулукского райсуда, а апофеозом этого судебного заседания стала речь доверенного лица Ячкуринской — Плужника В. Б. Этот человек не сходит с экранов кыргызских телевизоров, а рекламой юридической фирмы «Вигенс», руководителем которой он является, оклеены практически все остановки и столбы в Бишкеке. Он как-то заявил мне, что он не проигрывает в судах. Трудно проиграть, если ты лжёшь в судах под протокол, уверенный в своей безнаказанности. Ведь судьи почему-то верят тебе на слово. А теперь выскажу своё предположение в происхождении этой веры: нужно знать куда, кому и сколько заплатить. Это моё личное мнение, основанное на анализе происходящей с нами ситуации. По протоколу судебного заседания Верховного суда от 26 октября 2020г.: Плужник заявляет, что дело в Сокулукском районном суде по иску моего мужа прекращено в связи с отсутствием доказательств. Это ложь! Дело прекращено в связи со смертью истца, имеется определение, и это хорошо ему известно. Далее Плужник заявляет, что современные требования СНиП кардинально изменились и что сейчас от хозпостроек до границ соседнего участка должно быть 6 метров, а не 1 метр, как ранее. Это тоже ложь. Он даже не потрудился посмотреть требования СНиП от 20 сентября 2012г., а просто озвучил цифру из неправосудного решения Сокулукского районного суда. На самом деле требования не поменялись, расстояние как было 1 метр, так и осталось. И, наконец, ещё одна ложь. Плужник утверждает, что наши хозпостройки перекрыли Ячкуринской проход для обслуживания дома. На самом деле Ячкуринские перенесли свой забор на наш участок, чтобы обеспечить себе проход, которого раньше не было, и прекрасно им пользуются, сделав калитки с обеих сторон. Нами неоднократно указывалось, что наш участок уменьшился — отведено 432,1 м2, а фактически, согласно переобмеру Сокулукского а/о, — 406 м2, а их участок увеличился: было 438,7, стало 453 м2. Мы надеялись, что суд разберётся, но всё это время нас не покидало ощущение, что судьи просто отрабатывают заказ. За 10 лет этого кошмара, по сути, высосанного из пальца, в коридорах судов я пересекалась с большим количеством людей. И могу ответственно заявить после бесед с людьми — в справедливость кыргызских судов не верят! От слова «совсем». «Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно» (Дж. Атон). То есть если нет ответственности за злоупотребления, процветает вседозволенность.
В производстве Сокулукского райсуда в настоящее время находится гражданское дело по нашему с сыном исковому заявлению о пересмотре решения Сокулукского райсуда от 04.02.2013 г. по вновь открывшимся обстоятельствам. Поддельными документы должен признать суд, а до суда их должен довести следователь. Он же, а не я, должен произвести подчерковедческую экспертизу, которую за 10 месяцев так и не удосужился сделать. Хотя, как представитель правоохранительных органов, должен в первую очередь бороться с проявлениями коррупции, но, видимо, заинтересован в прекращении дела, что он и делает. По поводу лжесвидетельства в суде Плужника В. Б. я обратилась в ГУВД, предоставив копию протокола судебного заседания и документы, подтверждающие его лжесвидетельство, — всего 17 листов. Оттуда дело передали в УВД Первомайского района 26 мая 2021г.
Только через три месяца при помощи аппарата омбудсмена КР я узнала, что дело закрыто. Как объяснил следователь Чолпон Анарбеков, его об этом попросило начальство: «чтобы не ухудшать показатели». Ничего себе работники госструктур! За такое качество любого простого рабочего просто выгнали бы вон.
Итак, вернёмся к Верховному суду, который оставляет в силе не основанное ни на какой статье закона Кыргызской Республики решение Сокулукского районного суда и предписывает снести наши хозпостройки на нашем отведённом зарегистрированном участке. Причём сносить постройки за свой счёт должен мой на тот момент уже покойный муж. Мало они над ним при жизни издевались, отравив недолгое отпущенное время, так еще и мёртвому покоя нет. Где ещё, в каком государстве возможно такое издевательство над семьёй в течение 10 лет? Задаюсь вопросом: а зачем нужны апелляционный и Верховный суды в Кыргызстане? Судя по нашей ситуации, судьи просто переписывают решение суда первой инстанции, совершенно не прислушиваясь к нашим аргументам. Все юристы, у которых мне довелось консультироваться, говорили, что 99% приговоров и решений судов первой инстанции остаются в силе. Откровенно, не верится, что всё так однозначно и судьи выносят в 99% случаев обоснованные и справедливые решения и приговоры.
Среди людей острый запрос на справедливость. Так, может, оставить только суд первой инстанции и достаточно? Сколько денег государство сэкономит! Если реформы в Кыргызстане проводятся по западным лекалам, а это очевидно, то нужно идти до конца. Например, в США федеральных судей назначает Сенат на всю жизнь. Судей окружных судов штатов, с которыми чаще всего имеют дело граждане, они выбирают сами на шесть лет, а если судья не оправдал доверия, его больше не выберут. Может, поэтому там и коррупционных проявлений и других негативных явлений меньше?
В ПССИ Сокулукского района судебный исполнитель прекращает исполнительное производство в связи со смертью мужа. Ячкуринская, которая именует себя «взыскатель» (непонятно, что она с нас хочет взыскать, мы ей ничего не должны, и муж, которого она называет «должником», никогда и ничего у нее не брал), требует перевести «долг» на меня с сыном. Судебный исполнитель в письме поясняет ей, что в статье 27 Закона КР «О статусе судебных исполнителей и о судебном производстве» есть слова «перевод долга», но нет слов «перевод обязательств», чего она, по сути, требует. А поэтому требование исполнительного документа не соответствует данной статье. Кроме того, согласно ст. 112 вышеупомянутого закона, прекращённое исполнительное производство не может быть начато вновь. Но судья Сокулукского райсуда Асанов даже не оповестил нас с сыном о судебном заседании. Извещение опять присылается на имя моего покойного мужа, в нём указана дата — 29 апреля, но судебное заседание состоялось 29 марта. Асанов выносит определение об отмене решения судебного исполнителя. При этом не приводит ни одной статьи закона, на основании которой выносит определение. Такое трепетное отношение Сокулукского районного суда к Ячуринским удивляет — не суд, а отец родной. Почему бы это? Они бы могли вполне обойтись без адвоката — судьи его прекрасно заменят. И снова: апелляционный суд переписывает определение суда первой инстанции и Верховный вслед за ним. Теперь, если я не снесу на своём законном участке законные хозпостройки, построенные руками моего покойного мужа на честно заработанные деньги, я должна буду вначале заплатить штраф
5 000 сомов, а затем дело передадут в прокуратуру. Вот тогда-то Сокулукская прокуратура сразу же активизируется — будет и милиция, как неоднократно происходило.
Я этническая украинка, нас в Кыргызстане осталось очень мало. Мои предки были раскулачены, предки мужа тоже. Его деда расстреляли, когда пытался отстоять свой дом. Малолетние сыновья воспитывались в детском доме. Но когда началась Великая Отечественная война, все 8 сыновей моего прадеда ушли на фронт и отважно воевали. Вернулись не все. Оба старших брата мого свёкра погибли в начале войны, он, приписав себе два года, воевал до 1946 г. Последний орден получил уже в 2000-х за бои в Беларуси. Я понимаю, раскулачивание — это «красный террор». А сейчас что — новая волна? Хорошо, что отец моего мужа не увидел, как издеваются над его больным и незрячим сыном. Видимо, за это он воевал. Хочу процитировать Ваши слова, господин Президент: «Как бы ни было горько, мы должны открыто признать тот факт, что, несмотря на судебную реформу в стране, судебная и правоохранительная системы не в состоянии адекватно и эффективно выполнять свою основную функцию — защиту и восстановление нарушенных прав».
«Коррупция» переводится как разрушение, поломка, порча. Понятно, что сломанный предмет никому не нужен, даже своему хозяину, если его невозможно починить. Выскажу свое оценочное суждение: всё, что произошло с моей семьёй, — результат коррупции в государственных органах. Повторю, есть заказчик, есть исполнитель — не для себя же они документы подделывали, служебным положением злоупотребляли, дела «закрывали». Это же как надо ненавидеть свою страну, презирать свой народ, чтобы разрушать своё государство!
Из всех этих адовых мук, которые моя семья прошла, испытав на себе «справедливость» кыргызского суда, можно сделать вывод: если в суд противной вам стороной предоставляются поддельные документы, а судья заинтересован в определённом исходе судебного процесса, вы не сможете защитить свои права. Прокуратура, как надзорный орган, ничего делать не будет, объясняя вам, что в Кыргызстане независимый суд и они не имеют право вмешиваться. Спрашивается, каким образом проведение экспертизы документов является вмешательством? Люди остаются один на один со своими проблемами.
И последнее, господин Президент, прошу Вас ответить, кто может, наконец, заставить работать следственные отделы Сокулукского РОВД и УВД Первомайского района г. Бишкека?
Алла ЗОРОВА,
жительница села Сокулук.



« (Previous News)



Related News

Открытое письмо Президенту Кыргызской Республики

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintУважаемый Садыр Нургожоевич! Президент является гарантом Конституции, и я имею право обратиться к Вам заRead More

Открытое письмо

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПрезиденту Кыргызской Республики Сооронбаю Жээнбекову Уважаемый Сооронбай Шарипович, Федерация профсоюзов Кыргызстана (далее — ФПК) считаетRead More

Добавить комментарий