Main Menu

Человек из прошлого

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Одной из ведущих служб правоохранительных органов страны — уголовному розыску исполнилось 103 года. Работа его сотрудников связана с повседневным риском. «Клиенты» оперов — не мелкая шпана и воришки, а закоренелые преступники, нередко оказывающие вооружённое сопротивление. Операции по их задержанию требуют от оперативников самоотверженности, огромного напряжения сил и особого чутья сыщика. Многие дела мастеров сыска прошлых лет стали учебными пособиями для молодых сотрудников уголовного розыска, посвятивших себя «работе на земле». Наш материал об одном из них основан на воспоминаниях председателя совета ветеранов ГУВД Бишкека Усупа Нарбаева.

В последнее воскресенье августа 1977 года на Фрунзенском ипподроме проходили конноспортивные соревнования, посвящённые 30-летию его открытия. По правилам перед заездами скакунов должен был осматривать заведующий ветлечебницей Александр Ерпунов (фамилия изменена), но он исчез, а во время перерыва между скачками и играми его труп обнаружили в одном из денников ипподромной конюшни. Отменять праздничное действо не стали, что осложнило работу прибывшей на вызов оперативно- следственной группы. В её состав вошли опытные оперативники А. Суранчиев, М. Кожанов, В. Дубов, С. Кубегенов, Ч. Сагынбаев, Б. Ногойбаев и другие.
По заключению эксперта-криминалиста, смерть ветврача наступила от проникающего ножевого ранения в область грудной клетки. Осматривая место происшествия, сыщики не нашли ни отпечатков пальцев, ни следов, ни орудия убийства. Вызванные на опознание родственники заявили, что с правой руки потерпевшего пропал массивный золотой перстень ручной работы. Из личного листка по учёту кадров А. Ерпунова стало известно, что он родился в 1921 году на Черниговщине, во время войны находился на оккупированной фашистами территории, после освобождения Украины содержался в фильтрационном лагере, пройдя проверку, призвался в армию, воевал на 1-м Белорусском фронте, имеет боевые награды. Победу встретил в Австрии. Во Фрунзе проживает с 1955 года, окончил сельскохозяйственный институт по специальности «ветеринария», женат, имеет двоих детей. Опрошенные сотрудники ипподрома отмечали отзывчивость бывшего фронтовика, его скромность и порядочность, утверждая при этом, что у него не было врагов.
Убийство ветерана Великой Отечественной войны вызвало большой резонанс. Проводить его в последний путь приехали наездники и их тренеры из Казахстана, Каракалпакии, Дагестана, Узбекистана и Туркменистана. Расследование преступления находилось на контроле отдела административных органов ЦК Компартии Киргизии. Время шло, но все усилия сыщиков нащупать хотя бы маленькую зацепку в этом деле были безрезультатными. Надежда раскрыть его появилась после того, как, отрабатывая круг знакомых А. Ерпунова, вышли на его приятеля, 60-летнего охранника магазина «Мелодия» Матвея Назарова. Его показания ставили под сомнение первоначальную и достаточно банальную версию убийства с целью ограбления. По словам мужчины, Александр приходил к нему домой за день до трагедии. Был чем-то встревожен и расстроен. На вопрос, что случилось, рассказал о встрече с человеком из прошлого и почему-то попросил побеспокоиться о семье, если с ним что-то произойдёт. Кто именно этот человек, он не сказал.
Кому-то из оперативников пришла в голову мысль поближе познакомиться с периодом пребывания А. Ерпунова в фильтрационном лагере под Пензой. Через Управление исправительно-трудовых учреждений (УИТУ) МВД СССР связались с бывшим его комендантом, генерал-майором внутренней службы в отставке В. Громовым. Он внимательно отнёсся к просьбе наших сыщиков, нашёл в личном архиве и выслал копию рапорта оперуполномоченного спецкомендатуры на его имя от 10 сентября 1944 года. «Прошу Вашего разрешения, — говорилось в нём, — на проведение мероприятий по обеспечению безопасности временно заключённого Александра Ерпунова, оказавшего помощь в выявлении группы дезертиров во главе с вором-рецидивистом Серафимом Белых (кличка Мытарь), в ходе проверки выдававших себя за красноармейцев, попавших не по своей воле в немецкий плен…» От себя генерал добавил, что Ерпунов был костью в горле для блатных, не подчинялся их законам и понятиям, а на одной из лагерных сходок ему вынесли смертный приговор, исполнить который поручили Мытарю. Но администрация лагеря успела вовремя расконвоировать Александра и отправить его на поселение.
Казалось бы, какое отношение имеют события более чем тридцатилетней давности к убийству на ипподроме, но оперативное чутьё подсказывало сыщикам, что связь между ними существует, тем более А. Ерпунов упоминал о каком-то человеке из прошлой его жизни. На всякий случай запросили из центра дело Мытаря. Там сообщили, что он объявлен в розыск за побег из колонии усиленного режима под Барнаулом в ночь на 15 августа 1977 года. Ориентировка на него уже выслана. Сопоставив и проанализировав факты, оперативники пришли к выводу, что беглый вор-рецидивист может объявиться во Фрунзе.
В середине 1970-х годов головной болью столичной милиции была преступная группировка В. Молохова (Монгол), пополнявшая воровской общак за счёт поставки наркотиков в пенитенциарные учреждения республики. Их проносили в зоны в передачах, перебрасывали через ограждение, делали закладки в комнатах для кратковременных и длительных свиданий, прятали в машинах, заезжавших с продуктами питания. Были случаи, когда криминальным бизнесом занимались сами сотрудники уголовно-исполнительной системы. Так, в первых числах сентября в ходе оперативной разработки сотрудники инспекции по личному составу МВД задержали на контрольно-пропускном пункте ИТК №1 в Молдовановке старшего контролёра Б. К-ва с партией переваренного опия, скрытой в голенищах и под стельками сапог. Понимая, что ему грозит серьёзная статья, задержанный согласился сотрудничать со следствием и признался, что пронести в зону наркотики его попросил сосед Владимир Кротов, а в качестве платы за услугу презентовал… эксклюзивный мужской перстень. Оперативники показали его супруге А. Ерпунова, которая подтвердила, что он принадлежал её покойному мужу. Предстояло выяснить, как перстень оказался у Кротова или он сам причастен к убийству ветерана войны.
Приступая к разработке соседа наркокурьера в погонах, сотрудники уголовного розыска даже не предполагали, что появятся новые обстоятельства, которые внесут в их план существенные коррективы и потребуют дополнительных сил. В один из дней наружные службы зафиксировали встречу Кротова с незнакомым мужчиной в кафе «Лето» возле кинотеатра «Ала-Тоо». По фотографии установили его личность. Им оказался неоднократно судимый В. Нестеров, состоящий на оперативном учёте в МВД как один из самых приближённых людей лидера наркогруппировки Монгола. Под предлогом профилактической беседы Нестерова доставили в городской отдел внутренних дел и, предъявив фото, где он изображён вместе с Кротовым, поинтересовались, что их связывает.
Колол его опытный оперативник, поэтому упирался Нестеров недолго, заявив, что хочет дать признательные показания. Вот выдержка из протокола его допроса. «…Шеф поручил мне встретиться с его дальним родственником В. Кротовым и потребовать объяснений за сорванную поставку «дури» в колонию, оплаченную дорогим мужским перстнем, подаренным ему очень уважаемым человеком в воровском сообществе. Имени не назвал. Сказал только, что сейчас он гостит у него, но живёт на съёмной квартире…»
Одинокая пенсионерка Валентина Игнатьевна Шевченко, проживающая на Пишпеке, обрадовалась, когда сосед попросил взять на постой опрятного и представительного на вид мужчину 55-60 лет: будет с кем поговорить и излить душу. Квартирант ей понравился, весёлый, заботливый, приносил хорошие продукты. Рассказывал, что развёлся с женой, планирует уехать на какую-нибудь всесоюзную стройку. Только одно смущало старую женщину: на любой шум за окном или звук автомобильного мотора постоялец менялся в лице, настороженно прислушивался и хватался за карман брюк. Странностями в поведении квартиранта старушка поделилась с квартальной, а та — с местным участковым. Под предлогом проверки паспортного режима милиционер явился в дом пенсионерки и по ориентировке опознал в мужчине Мытаря, объявленного во всесоюзный розыск, но вида не подал, мельком взглянул на паспорт, откозырял и ушёл восвояси.
Операцию по его задержанию готовили в условиях строжайшей секретности. Предварительно выставили оцепление и посты наблюдения, заблокировали ближайшие улицы и проходы, чтобы исключить любую случайность. Через два дня после визита участкового Валентину Игнатьевну вызвали по вопросу пенсии в собес, а ночью с ней случился сердечный приступ. Она попросила квартиранта вызвать скорую помощь. Приехавшие медики были категоричны: срочная госпитализация. Квартирант даже помог водителю и фельдшеру донести носилки с хозяйкой до машины. В этот момент на Мытаря навалились люди в штатском и надели на него наручники. Во время обыска в его комнате обнаружили пистолет ТТ, бое-
припасы и три упаковки с ампулами морфина. Задержание вооружённого преступника без единого выстрела и потерь говорит о высоком профессионализме сотрудников уголовного розыска старшего поколения. Правда, начальство упрекало их в том, что подвергали опасности жизнь пожилого человека. Но Валентина Игнатьевна, пережившая блокаду Ленинграда, сумела пробиться в высокие милицейские кабинеты и заявить, что сама вызвалась помочь операм обезвредить беглого зэка.
Допрашивали Мытаря лучшие следователи УВД столицы. Он брал на себя только побег из мест заключения, Ерпунова не убивал, предъявленный ему мужской перстень никогда в глаза не видел. «Поплыл» он только после очной ставки с задержанным Монголом, в подробностях рассказав о своей криминальной биографии. За дезертирство в конце войны его приговорили к трибуналу, но потом заменили на 15 лет лишения свободы, в дальнейшем было ещё несколько «ходок», последняя за разбойное нападение на кассу «Аэрофлота» в г. Барнауле. Там же отбывал наказание в колонии строго режима, откуда в августе 1977 года совершил побег. С Монголом познакомился на одной из пересылок. Он предложил после освобождения приехать к нему во Фрунзе. С Ерпуновым случайно встретились на ипподроме. Узнал в нём человека, выдавшего его администрации фильтрационного лагеря. Выбрал момент, когда он один останется в конюшне. Хотел просто поговорить, но Ерпунов начал кричать и звать на помощь, пришлось пустить в ход нож… С учётом прежних судимостей и за убийство ветерана Великой Отечественной войны Мытаря приговорили к высшей мере наказания — расстрелу.
В Мемориале славы МВД увековечены имена более 30 сотрудников уголовного розыска, погибших при исполнении служебного долга. Их помнят и чтут в народе за верность профессии и самоотверженную борьбу с преступностью. Газета «Слово Кыргызстана» поздравляет сотрудников оперативных служб органов внутренних дел республики с Днём работника кыргызской милиции. Желает успеха в профессиональной деятельности, покоя и благополучия их семьям.
Сергей СИДОРОВ.
Фото из интернета.






Related News

На войне как на войне

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ 2018 году постановлением правительства 26 октября объявлен Днём чествования воинов Баткена и памяти военнослужащих,Read More

Его имя вписано в историю

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintГосударственный секретарь Суйунбек Касмамбетов принял участие в торжественном мероприятии по случаю 90-летия Тологона Касымбекова.

Добавить комментарий