Main Menu

Рецепт успеха из Малайзии

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Научно-экспертное сообщество Кыргызстана, аспиранты и слушатели магистерских программ Академии Госуправления при Президенте  с большим интересом  выслушали  рассказ  нашего гостя — Тун доктора Махатхира Мохамада, экс-премьер-министра Малайзии. Он возглавлял правительство в 1981-2003 гг., сегодня  в отставке.
М. Мохамад  любезно принял  приглашение  посетить  Кыргызстан, поделиться  опытом государственного  менеджера.

Собравшимся в Доме правительства удивляться было чему: малазийский лидер за короткое время вывел свою страну из кризиса — межэтнических неурядиц, бедности, повальной безработицы, превратив ее в стабильно развивающуюся процветающую державу, где люди не только имеют достойную зарплату, наслаждаются жизнью, но и смело смотрят в будущее, не опасаясь за судьбу подрастающего поколения.
Как удалось решить непростые проблемы равного доступа к природным богатствам местного населения и инвесторов? Обеспечить людей всеми материальными благами? Глава малазийского правительства с самого начала взял курс на индустриализацию, подобные задачи стоят сегодня и перед руководством Кыргызстана.
С беглого взгляда опыт малазийского лидера вроде бы прост. Но поразмыслив, понимаешь, что Махатхир Мохамад пошел на принципиальные изменения в своей стране, довел начатые реформы до конца и поэтому получил то, на что и рассчитывал, — страну, живущую в рынке, конкурирующую на международной арене, даже экспортирующую свои навыки в Африку, помогающую там строить заводы и фабрики.
Он стал примером служения своей отчизне: взяток не брал, поощрял китайских капиталистов и индусов, приехавших в Малайзию делать бизнес, подтянул местные фирмы к их уровню, приветствовал обучение малазийских студентов в развитых странах, смело вводил новейшие технологии, крепко дружил с бизнесменами.
Возглавляемое им правительство сотрудничало с предпринимателями, превратило их из антагонистов в союзников, добилось совпадения интересов государства и бизнеса. «Мы принимали законы, необходимые предпринимателям, — рассказывает Махатхир Мохамад. — Наши законы дружественны бизнесу».
Политик проводил мудрую этническую и религиозную политику, поэтому его партию поддержали на выборах в парламент местное население и трудовые мигранты. Махатхир Мохамад взял курс на индустриализацию и выиграл: страна перестала торговать сельскохозяйственным сырьем, отправляла за рубеж промышленные товары с добавленной стоимостью. Резко поднялся уровень ВВП на душу населения.
«Малайзия — бывшая колония Великобритании, — вспоминает почетный гость. — Нам повезло: у англичан давно был свободный рынок, не существовало никаких ограничений в вывозе капитала». После обретения независимости в этой азиатской стране не было стабильности, а без нее какое развитие? Кроме того, местное население не скрывало свое недовольство, глядя на более удачливых, состоятельных мигрантов из Китая и Индии.
Через принятие и подписание согласительных документов о разделе природных богатств конфликт удалось урегулировать. Были созданы три партии — малазийская, китайская и из представителей индийских трудовых мигрантов, а потом образована коалиция большинства, которая и поддержала на выборах в парламент партийцев, возглавляемых Махатхиром Мохамадом, что позволило получить большинство мандатов в парламенте.
Таким образом, назначенные члены правительства имели мощную поддержку в парламенте — две трети голосов, продвигать необходимые бизнесу законы стало значительно легче.
Перед кабинетом министров стояла первостепенная задача примирить людей различных конфессий. 60% составляли мусульмане. Значительные слои населения не признавали строгих правил шариата, этого от них и не требовали. Ведь законы ислама не приветствуют никаких конфликтов, они приведут к краху страны. Другим конфессиям позволили мирно существовать с традиционным исламом, не ущемляли веры иноземцев.
Правительству предстояло провести огромную работу по сокращению существующего огромного разрыва между богатыми и бедными. Принятая им программа действий ставила целью догнать преуспевающих капиталистов — китайцев и индусов. Иностранцев уравняли в правах с местным населением, инвесторов освободили от всех налогов, создали для них привлекательные условия для работы, отдали лучшие земли, ведь они строили заводы, предоставили местному населению сотни рабочих мест.
Треть акционерных компаний должна была работать совместно с малазийцами, остальным — простор и свобода, особенно при организации розничных торговых сетей, строительстве супермаркетов, которые набирали служащих из местного населения. Таким образом безработица в стране была искоренена, ведь обездоленные люди — всегда угроза властям, им нечего терять, они готовы на любые насильственные действия.
Теперь нужно было заняться экспортом, исследовать товарные рынки других стран региона. Правительство разрешило импорт, освободив ввоз товаров от всяких пошлин, что дало возможность малазийцам приобретать современную электронику, часы, телевизоры, иномарки, бытовую технику по доступным ценам, которые были значительно ниже, чем в соседних государствах.
Иностранцы, ввозившие товары в Малайзию, получали хорошую прибыль, и вот с нее правительство начинало брать налоги и тоже богатеть.
Свободная экономическая деятельность принесла малазийцам благополучие, страна начала подниматься с колен. Когда бизнесмены стали получать стабильный доход, они  обязаны были уплачивать в казну 45% от прибыли. В бюджете появились деньги, госслужащим, учителям, медикам подняли зарплаты.
А правительство параллельно занималось строительством дорог, мостов, аэропортов, прокладывало водоканалы, ирригационные сети, одним словом, улучшало инфраструктуру, чтобы людям было удобно жить и работать в своей стране. Чиновники взялись за изучение и анализ положительного экономического опыта «азиатских тигров»: Кореи, Китая, Тайваня. «У нас не было ни собственного капитала, ни машин, ни современных технологий, — вспоминает экс-премьер-министр Малайзии. — Оставалось одно: распахнуть шире ворота инвесторам, что и было сделано, мы их сами зазывали».
В то время малазийцам удалось даже открыть собственное автомобильное производство, они выпускали машины современных модификаций, не уступающие по качеству и дизайну автомобилям ведущих мировых фирм. По мере того как бизнес крепчал и становился самодостаточным, правительство передавало в частные руки коммуникации, связь, электроэнергетику. Если раньше приходилось выделять значительные суммы из бюджета на содержание и развитие ГЭС, то теперь правительство регулярно получает от компаний налоги за реализацию электричества, что сказывается на благосостоянии народа.
Предпринимателям разрешили построить с севера на юг высокоскоростную платную автомагистраль в шесть полос. Сборы от эксплуатации шли частным лицам, пока они не окупили свой проект, а затем водители вносили оплату в казну государства. Страна крепла и быстро развивалась. Даже когда наступил мировой кризис и государства Европейского союза совсем не увеличивали ВВП, в Малайзии ежегодный экономический рост составлял не менее 8% — хороший пример государственно-частного партнерства.
Малазийское правительство вело разумную кредитную политику. Здесь не очень-то слушали международные финансовые институты, соизмеряли их предложения и условия предоставления займов с национальными интересами. Брали в основном высокольготные кредиты правительства Японии сроком на 40 лет. Но больше полагались на внутренние займы, ведь в стране стало много богатых людей, способных инвестировать средства в отечественную экономику. Государство, по мнению доктора Мохамада, не должно попадать в долговую кабалу и зависимость от других стран мира; лучше рассчитывать на себя, тратить столько, сколько зарабатываешь.
А вот для образовательных учреждений правительство денег не жалеет: ежегодно направляет туда 25% бюджетных средств (для сравнения: на оборону — лишь 5%). Образование в Малайзии бесплатное, доступное для всех слоев населения. Акцент делается на изучении технических и естественных наук, ибо именно в таких специалистах нуждается экономика Малайзии. Кроме того, кабинет министров этой азиатской страны за счет выделения стипендий стимулирует обучение в вузах бедных слоев населения. Малазийских студентов можно встретить буквально во всех уголках мира — в Америке, Франции, России, Новой Зеландии и т. д., хотя в стране действуют 60 собственных вузов, свыше 300 колледжей.
На вопрос, возвращаются ли молодые малазийцы, получившие престижное образование за рубежом, на родину, Махатхир Мохамад ответил: «Возвращаются с радостью, ведь дома их ждет хорошая, сытая жизнь, которая не так дорога, как в развитых странах. К тому же им всегда найдется любимая, хорошо оплачиваемая работа, есть возможность сделать карьеру».
Кстати, государственным и муниципальным служащим в Малайзии разрешено заниматься бизнесом. На вопрос, зачем чиновникам давать дополнительную возможность обогащаться, доктор Мохамад ответил просто: они работают внутри своей страны, значит, приносят ей пользу.
В заключение гость сообщил, что депутаты парламента и правительство, партии, стоящие сегодня у руля страны, делают все, чтобы доходы малазийцев достигли в текущем году 1 600 долларов на душу населения.
Напоследок он порекомендовал всем управленцам и государственным чиновникам больше любить свой народ, заботься о его благе и меньше думать о своих потребностях, раз уж пришли во власть. Коррупция в Малайзии сведена к минимуму.
«Там, где высок уровень взяток, никогда не хватит денег на строительство необходимой населению и инвесторам инфраструктуры — дорог, мостов, портов, станций. Если национальные проекты завершаются в срок и на них не требуют дополнительных денег, верьте — здесь нет коррупции», — подытожил свое выступление гость из Малайзии, приведя и другой веский аргумент: желание народа — инвестировать денежные средства в экономику, открытость, прозрачность информации для СМИ и гражданского общества.

Галина ЛУНЕВА.

 






Добавить комментарий