Main Menu

«Апостол» + Библия + ???

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

24 августа в нашей газете «В конце недели» был опубликован материал под названием «Кому опостылел «Апостол»?». Он  вызвал большой общественный резонанс. Корреспондент «СК» в целях проверки информации о пропаже «Апостола» 1564 года и Острожской Библии 1581-го провела небольшое журналистское расследование и выяснила, что бесценные книги действительно исчезли.  Новость передали многие республиканские и зарубежные СМИ. На форумах идет обсуждение. В редакцию звонят читатели, люди, неравнодушные к истории и культуре нашей республики. Многих интересует, какие меры приняты после публикации, звучат предположения, люди возмущаются… Слава богу, что есть у нас еще патриоты, душой болеющие за состояние золотого фонда страны. Но мы не можем поддаваться  эмоциям и поэтому призывали опираться только на факты.
И вот своим мнением о пропаже редчайших фолиантов решила поделиться Роза Джумабаевна ИМАНКУЛОВА – человек, чье имя очень авторитетно в библиотечных кругах Кыргызстана. В 1980-х годах она  возглавляла Государственную библиотеку им. Н. Г. Чернышевского, затем – Госбиблиотеку им. В. И. Ленина (нынешнюю Национальную), принимала непосредственное участие в строительстве главного книгохранилища республики, стояла у истоков формирования отдела редких и особо ценных изданий. Поэтому понятна  боль Розы Джумабаевны  за свое детище.
Итак, слово – профессионалу.

«Жылдыз Бакашова, директор Национальной библиотеки Кыргызстана: «Я вот не знаю, какая процедура была. Или с полки, или как? Не знаем же как, поэтому пропали книги».

(Подробнее:
http://www.ktk.kz/ru/news/video/2012/08/28/18778;
http://www.rosbalt.ru/exussr/2012/08/27/1027092.html).

Эти беспомощные объяснения руководителя библиотеки были продублированы средствами массовой информации по всему миру. Как СТЫДНО!!!
Статья Миры Китембаевой в правительственной газете взорвала и потрясла библиотечную общественность. Пропажа раритетных изданий эпохи Ивана Грозного из национального хранилища, коим должна быть Национальная библиотека, по праву названа КРАЖЕЙ ВЕКА. Полоса пятничной августовской газеты озаглавлена емким и верным словом «КНИГООБМАН». Действительно, это ключевое слово детективной истории о поиске «Апостола» и Библии.
Если бы не наша пресса, то и сегодня читателям и посетителям библиотеки рассказывали о бесценных книгах, якобы стоящих на библиотечных полках и отраженных в библиотечных каталогах. Лишь месяц назад в очередном парадном интервью изданию К-News Жылдыз Кемеловна  рассказывала об уникальности вверенного ей фонда…
А этот фонд, составляющий национальную гордость нашего народа, действительно уникален. Во всяком случае, таковым был несколько десятилетий. Его приумножали и хранили сотни грамотных и преданных своему делу библиотечных профессионалов.
Я была причастна к ним в 70-х – 80-х годах прошедшего столетия, будучи руководителем библиотечного отдела Министерства культуры, а затем директором любимых всеми Чернышевки и Ленинки. Это была пора расцвета библиотечного дела республики – таково общее мнение и именитых ученых Кыргызстана, и чиновников от культуры, и теоретиков-профессионалов. Я храню в памяти добрые слова в адрес МОЕЙ библиотеки, неоднократно произнесенные Турдакуном Усубалиевым, Чингизом Айтматовым, Кулуйпой Кондучаловой…
Не могу никак примерить сегодняшнюю ситуацию с таинственным исчезновением бесценных изданий к той поре, к тому времени, когда в фонд редких изданий входили с благоговейным трепетом; когда сотня особо ценных раритетов, согласно должностным инструкциям ответственных лиц, просматривалась ЕЖЕДНЕВНО; когда они с любовью и подробно описывались в квартальных и годовых отчетах. Если б тогда произошло нечто подобное нынешней истории с пропажей, я бы сама в тот же день подала заявление об увольнении, поскольку ответственность за сохранность печатных изданий такого уровня несет сугубо первое лицо.
Никакой электронный оцифрованный вариант не заменит живых исторически великих исчезнувших страниц. Позволю напомнить, что великий русский первопечатник Иван Федоров вошел в историю культуры не только как изобретатель и типограф. Он был борцом за просвещение и большим художником. Редкого читателя сейчас может увлечь содержание напечатанных им «Апостола» 1564 года или Библии, изданной в Остроге в 1581-м, но обе эти книги были и останутся образцом высокого полиграфического и гравировального искусства. Когда же оно и искусство художника соединяются с высоким искусством мастера слова – писателя, возникает самое великое чудо – книга, пропитанная историей. Вот чего нас лишили!
Считаю, что следует немедленно создать комиссию с привлечением библиотечной общественности и сверить существующий перечень раритетов с тем, что сегодня фактически хранится в редком фонде, что еще стоит на библиотечных полках, и опубликовать полный список исчезнувших фолиантов в прессе.
Многими бесценными изданиями мы обязаны переселенцам из центральных районов России и Сибири, которые обосновались в Киргизии в конце ХIX — начале XX века. Они везли с собой драгоценные реликвии и старинные книги. Наша гордость – коллекция известного библиофила В. А. Крылова. Большую ценность представляют также труды русских путешественников
П. Семенова-Тян-Шанского, Н. Северцова, А. Федченко, историка А. Левшина, археолога И. Чеканинского.
Из коллекции особо редких и ценных книг библиотеки хочу выделить Коран – одну из первых рукописных книг Средней Азии XII века. А вдруг и этой национальной реликвии уже нет? «Живы» ли первые издания эпоса «Манас», арабские трактаты, Записки султана Бабура? А книга Г. Грум-Гржимайло «Киргизы»? — вопросы далеко не праздные.
Я не раз возвращалась в мою библиотеку – уже в годы двухтысячные и каждый раз сталкивалась с профессиональной безграмотностью,  разгильдяйством, халатностью отдельных сотрудников  независимо от их должности. Книги из редкого фонда стали средством наживы — вопреки правилам их выносят и копируют. Как результат – описанное журналистом поведение сотрудницы и заведующей отделом, продемонстрировавшее полную профессиональную несостоятельность. Заведующая таким ответственным отделом неизвестно сколько времени не видит в нем самых важных раритетов, за сохранность которых ежемесячно получает заработную плату! Абсурд, нонсенс или сознательная ложь?.. Озвучивается ею и еще более нелепое предположение – видимо, их передали России.  И вот уже запестрели заголовки: «Пропавшие из библиотеки Киргизии раритеты могли забрать россияне».
Ах нет, их якобы давно украли, только вот почему об этом не знал коллектив? Кому выгодно такое молчание? И как в этой ситуации не вспомнить пословицу «Более всего опасайся своего вора»…
Проблемная ситуация в национальном хранилище нашей республики возникла не сегодня и не вчера. Главная библиотека сдает позиции, попросту деградирует последнее десятилетие.  Декларируемые в докладах руководства успехи – фикция, КНИГООБМАН. Красивые фразы в большинстве своем взяты из докладов двадцатилетней давности. Настораживает, что директор и сегодня постоянно называет количественный показатель библиотечного фонда в 6 миллионов – эта цифра приводилась еще прежними директорами. Национальная библиотека давно не выполняет функции научно-методического и научно-исследовательского центра, гибнет справочно-поисковая служба, старые записи в каталогах не редактируются, новые издания не расписываются.
Вместо кропотливой ежедневной работы с фондом, читателями, персоналом – частые заграничные вояжи без внедрения увиденного, бездумные проекты, юбилейные мероприятия никому не известных деятелей, массовое открытие различных центров, работа которых заканчивается практически сразу.
В арсенале библиотеки – средства за аренду помещений, платные услуги, губящие фонд, значительные гранты, марафоны по сбору средств и техники… Сотрудники видят дары и конверты в процессе проведения марафона, но вот куда потом это все уходит – такая же тайна, как и исчезновение «Апостола» с Библией.
Кража такого уровня – преступление. Существующее отношение к редкому фонду – преступление. Прозвучавшие неубедительные  высказывания и оправдания руководства библиотеки – дискредитация профессии. Непринятие своевременных мер по розыску и возврату раритетов – преступление. А ответственность за любое преступление прописана в соответствующих статьях Административного и Уголовного кодексов Кыргызской Республики.

Р. Дж. Иманкулова:
с 1981-го по 1987 год – директор Государственной библиотеки им. Н. Г. Чернышевского, Государственной библиотеки им. В. И. Ленина;
с 2007-го по 2009 год – главный библиотекарь Национальной библиотеки КР;
с 2009 года по настоящее время – заведующая библиотекой КГМА им.
И. Ахунбаева».

***

…Как говорится, ни убавить, ни прибавить. Считаю, что мнение такого библиотечного профессионала, каким является Роза Джумабаевна, дорогого стоит. Думается, что она ответила практически на все вопросы, которые стояли перед читателями.
А между тем на сайте информагентства АКИпресс в конце прошлой недели
(6. 09. 2012 г.) появилось высказывание — наконец-то! — министра культуры И. Жунусова, после которого появились новые вопросы. Уважаемый Ибрагим Коджоназарович говорит, что «две потерянные ценные книги, находившиеся в хранилище Национальной библиотеки, будут возвращены на место… Ни одной информации, что они были проданы, нет… Если книги не найдут, то комиссия оценит их стоимость и они будут восстановлены». И тут же прибавляет, что стоимость первой книги (не уточняется, какой именно) в 1961 году составляла 100 рублей, а второй – 50.
Это что, намек, что раритеты не так уж и бесценны?  Это же имела в виду и

Ж. Бакашова, когда заявила, что у Библии не было обложки. Интересно, по каким критериям наше «культурное» руководство определяет ценность шедевров? По первоначальной цене? По внешнему виду? Позвольте напомнить, что многие шедевры в свое время были приобретены за копейки. Великие полотна гениев порой были способом расплаты за тарелку супа. И что, их ценность от этого уменьшилась?!
И потом, как понимать, что «книги будут возвращены на место» и тут же «если книги не найдут, то… они будут восстановлены»? Кем, за чей счет? И разве можно фолианты восстановить? Их можно попытаться приобрести, но где, за какую цену? Ведь, насколько я помню, наше Министерство культуры не так уж и богато. А почему в прессе не опубликован состав комиссии, которая занимается проверкой библиотеки и розыском книг? И вообще, разве это не в компетенции особых служб – антикоррупционной, национальной безопасности?
Вопросы, вопросы…  Дождемся ли на них ответов?

Мира КИТЕМБАЕВА.

Р. S. После выхода  материала в свет новость подхватили многие печатные и электронные СМИ нашей республики, России и Казахстана. При этом стали  выдавать ее как найденную ими.

Господа журналисты, нам не жалко, пользуйтесь информацией, лишь бы это помогло вернуть раритеты. Но соблюдайте журналистскую этику, указывайте источник и  делайте ссылку на «СК».






Добавить комментарий