Main Menu

Исцеление от бабы Лены

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Рядом с ней народу всегда много, хотя  трав, что разложены по белым мешочкам, куда меньше, чем у других. Но шутки, прибаутки, и не всегда понимаешь, где сказка, а где  правда. Этого добра много больше, чем у остальных. Наверное, не  зря говорят, что исцеляет не только лекарство, но и слово. А слов  у Елены  Павловны Новосельченко хватает на всех. И уходишь от нее не только с  пакетиком душицы или календулы, но и с твердым убеждением — именно этих трав тебе не хватало в жизни. А  раз так, то обязательно помогут твоему измученному жизнью организму.

Мне пришлось долго ждать, пока  у бабы Лены нашлось и для меня  время. И это общение, скажу я вам, дорогого стоит. Мне повезло втройне. Она пришла на свой пятачок, что в народе называют Моссоветом, последний раз. Сезон закончился. Почти все травы проданы. А что сегодня  не продаст – людям раздаст бесплатно, так было всегда.  И до будущего апреля  уезжает в Новосибирск к дочери. Понятно, что  вернется в свой Сокулук не скоро — к началу  следующего сезона сбора лекарственных трав.
— Есть у меня еще одна причина торопиться с отъездом в Сибирь, — говорит Елена Павловна. —  В прошлом году, когда я там гостила, дочь  отнесла в издательство две мои тетради с описанием свойств трав, как и когда их собирать, что хорошего для своего здоровья из  них можно приготовить.

— Мне кажется, что о них столько уже написано, рассказано.
— Все так, да не так, — парирует старушка. – Вы знаете, что на растущий молодой месяц нужно собирать и сушить те части растения, что наверху, а на убывающий – корни?

— Это так важно?
— С этого и начинается сбор. В прежние    времена, прежде чем идти за  лекарственными травами, еще и молитву читали.
А как сейчас – выбрались в горы, одним  махом нарвали, накопали, насушили. А  потом мы сетуем: что-то пью, пью отвары, а пользы никакой. А откуда ей, этой пользе, взяться. Это уже не лекарство, а сено.
Я вот смотрю на тебя, дочка, давление, наверное, мучает.

— Что есть, то есть…
— Я вот сейчас научу тебя, как   от этого давления навсегда избавиться. Две крупные головки чеснока  очистить от шелухи, но не разделяй на дольки, залей 300 граммами  молока (лучше купленного у частника) и кипяти, пока чеснок не станет мягким.  Когда остынет, пей по столовой ложке 2 раза в день: утром и перед сном.

— От чеснока запах такой, что куда  бежать.
— Подумаешь, велика беда – пахнет. Если выпьешь на ночь,  то никакого запаха, а утром – заешь конфетой. Если хочешь быть здоровым – чеснок и тыква  всегда должны быть на столе. По телевизору часто слышишь о долгожителях  Кавказа. Вам-то, наверное, невдомек, а я всегда  приглядываю, что у них на столе. Понятно, что мясо, вино обязательно  и зелень – лук, петрушка, базилик, укроп. Не нарезанная в салате, а просто так  горкой лежит. На подносе может остаться  несъеденное мясо, недопитое вино, а от  этой горки обычно и следа не остается. Отсюда  и долголетие. Для человека  вся эта зелень – кладезь здоровья.
…Травами занималась еще ее бабушка. Когда  в конце позапрошлого века дед в поисках  лучшей доли и светлой жизни вместе с семьей переехал в эти места из Украины, то выбрал Чуйскую долину. А через сорок лет уже ее отца за то,  что  он держал пасеку, опять же вместе с  семьей раскулачили и в 24 часа выслали в Сибирь. Из одиннадцати детей в живых тогда остались трое, двое самых старших братьев (Кирилл и Тимофей) и Лена. В годы Великой
Отечественной  войны эти сыновья «врага  народа» по иронии судьбы погибли под Харьковом. Огромная семья практически перестала  существовать. Потерялась и фамилия. Новосельченко Елена Павловна – последняя, кто ее носит.
Когда Елена училась в школе, в пионеры ее не приняли – непонятная семья, смутная биография,  да мало ли что, вдруг  там, наверху, не поймут. Давайте  подождем. Так и ждали, два раза обходя ее с приемом  и в  комсомол. Косо смотрели и в Пржевальском  педагогическом институте, куда она  поступила учиться. Ну а позже ни комсомол, ни Коммунистическая партия ей и самой уже не были нужны. А в сельской школе совхоза «Нижне-Чуйский»,  куда она попала  по распределению,  никто особенно не интересовался – почему молодая девушка — студентка, спортсменка, красавица и не комсомолка. Время наступило другое.
Задушевных подруг у Елены Павловны никогда не было – одни сторонились ее по понятным причинам. С другими неинтересно было ей. Когда была помоложе, на сердце  тяжелым грузом лежала обида на время, на страну, на людей.

— А теперь всех простили? – спрашиваю я.
— Когда тебе 82 года, не об обиде думать надо,  а о спасении своей души. Хочу что-нибудь  путное людям оставить – травник наш киргизский. Когда я еще девчонкой такую  тетрадь открыла,  на первой странице с буквой «ъ»  было написано – «от Марфы Сергеевны  с божьей помощью начаты  эти записи». Марфа Сергеевна — это моя бабушка – замечательная сборщица лекарственных трав. Я почему о Кавказе вспомнила, о петрушке да об укропе? Этой самой петрушке  бабуля моя посвятила три страницы. Это и мочегонное, и заставляет хорошо работать щитовидку (щитовидную железу. — Авт.), восстанавливает силы организма. И для силы у мужчин очень хорошо.

— Елена Павловна, — смеюсь я, — оказывается,  кавказские мужчины потому такие темпераментные, что много едят петрушки и укропа.
— Смейся, смейся, — парирует она. – Вот если  захочешь, чтобы мужчины от тебя были в восторге, надо хотя бы раз  в неделю на 30 минут делать маску  для лица из укропного сока и сырого куриного белка.
— Чтобы  мужчины были в восторге, нужна  не только такая маска, но еще много чего.
— Вы, молодые, все про деньги думаете. А  мне вот мама всегда говорила: «Запомни, брат сестру любит богатую, а муж – жену здоровую». А чтобы здоровье было,  спать надо крепко, засыпать сразу.

— Вы хотите сказать, что и для этого у вас тоже есть рецепт?
— Да на все есть рецепты. В природе на каждую  хворь есть свой бальзам. Только знать надо да не лениться. Я вот на днях из Сокулука  в город ехала. Рядом со мной сидела молодая мама с малышом на руках. Всю  дорогу  ребенок  кашлял до рвоты. Я ей говорю, давай, сейчас сбор дам из  девясила, солодки, мать-и-мачехи. Приедешь домой, заваришь, три раза попоишь, и все-все пройдет без осложнений. А она  отвечает: «Ой, возиться, варить надо …лучше таблетку дам и пройдет».
Вот, вот. После этих таблеток лет через  10 будем лечить печень, почки, бронхи, легкие. Все от нашей лени.  Я про нее вот еще что хотела сказать. Мои внуки как-то потеряли  пульт от телевизора. Втроем бегали по дому – все искали.  Сто раз проходили мимо самого телевизора и не додумались переключить каналы. Нет пульта — нет жизни. Зря, я так думаю, столько всего для человека напридумали. А теперь за голову схватились – человечество хиреет, нагрузки на организм нет, движения нет.  Давай залы открывать, и опять перекос – мышцы,  как булки. Это же страх божий. Нет в жизни никакой гармонии.

— Какие страсти. Я помню, когда мы в детстве простывали и кашляли, нас лечили  медом с соком черной редьки. Хвостик  у средней редьки обрежут, сверху сделают  углубление и туда хорошую ложку меда. Так  мы, дети, не могли дождаться своей очереди, когда из редьки в стакан накапает. Я  помню, что это было очень вкусно. Скоро начнет холодать. Этот рецепт может пригодиться. Делюсь.
— Знаю такой рецепт. А взрослым  подойдет мой. В равных  пропорциях смешать натертый  чеснок и мед. Принимать по чайной ложке 3 раза  в день. А перед сном – столовую ложку.  Запивать горячим чаем. Всю хворь как рукой снимет.

— Елена Павловна,  давайте вернемся   к бессоннице.
Она хитро прищуривается – хочешь, значит,  мужикам нравиться.
— Не для мужиков, для себя, надоедает,  закрыв глаза, считать караваны из верблюдов.
Оказался он совсем простым:  вскипятить стакан молока, положить в него разрезанную пополам луковицу, остудить и выпить перед сном.
А моя кудесница смеется —  выстрелом пушки тебя не разбудишь. На работу  не проспи.
Я поинтересовалась у  нее, откуда все  эти знания. От бабушки, а бабушка где их брала? Из старинных книг, из жизни. Потом мама собирала, записывала.  Медиков ведь в те годы на всех не хватало. Да и не каждая семья могла позволить себе  пригласить к больному земского врача.  Но ведь люди жили, работали. И примечательно, что продолжительность жизни в царской России была выше теперешней. Вот вам и парадоксы.
Наверное, когда    богиня  Артемида выращивала свой сад лекарственных растений,  зная людей, она как раз и  рассчитывала на то, что человек  обязательно что-нибудь выкрадет из этого сада. Самой-то предложить людям  лекарства из растений божья гордость не позволяла.  Так и получилось. А дальше жизнь подсказала,  что делать с этим украденным.
Нам пора было расставаться. Да и моя  собеседница изрядно устала. Мы распрощались. Елена Павловна пообещала,  вернувшись из Новосибирска, подарить свой  сборник о лекарственных травах Киргизии, о том,  как делать из них мази, отвары, настойки. Она никогда не навязывала никому  свои сборы. Польза только от тех, что выбрал сам, по доброй воле. И самое главное – человеку помогут травы  только той местности, где он родился.
Мы уж было разошлись, и вдруг эта симпатичная, небольшого роста женщина (никак не поворачивается язык назвать ее  бабушкой, хотя по летам вполне естественно) окликнула меня: «Записывай или  запоминай. Дай Бог, чтобы никогда не   пригодилось, но люди прочитают, кому-то  это надо. Она так  и назвала  свой бальзам: «От последствий инсульта». Берем литровую стеклянную банку,  плотно набиваем ее сосновыми шишками (нераскрывшимися) и заливаем до краев водкой. Ставим на 12 дней  в холодильник. Процеживаем и пьем  3 раза  в день по столовой ложке. С молитвой «Отче наш». Так и пиши – с молитвой обязательно.

— Думаете, поможет?
— Не надо сомневаться. Надо быть твердо уверенным.
До инсульта у меня дело не дойдет,  твердо и уверенно думаю я. А вот про укрощение  зубной боли надо было спросить. Забыла. Кстати,  вот бы  хорошо рецептик  для укрепления  памяти. Но это уже по весне, когда  Елена Павловна, даст Бог, вернется живой и здоровой.

Татьяна САМОШИНА.  






Добавить комментарий