Main Menu

Одной ногой — в социализме, другой — в капитализме. В итоге ни там, ни тут

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Революционные перемены  докатились и до высшей школы. Однако реформы не должны осуществляться ради них самих, как было в последние годы.  Как известно, за постсоветский период в образовательной сфере страны  провели около 16  разных  реформ. Если до 1998 года они вносили позитивные перемены в систему высшего образования, то в последующем стали деструктивными и привели систему к стагнации.   Поэтому с учетом всех удачных и неудачных уроков в стране идет заинтересованное обсуждение различных подходов и позиций модернизации высшего образования, а также складывается  и определенное общественное мнение, без  которого в постреволюционном  Кыргызстане трудно решить даже проблемы незаконно расположенных торговых рядов на Ошском рынке.

Как показывают первые  шаги  А. Атамбаева, он, как  производственник-рыночник,   намерен осуществлять свои реформы на принципах рационального монетаризма. И в этом он повторяет монетаристскую реформу М. Тэтчер, Р. Рейгана, Ф. Миттерана и других лидеров стран Запада, именно таким образом положивших начало неоконсервативной идеологии и практике развития западных стран в конце ХХ столетия. При этом в отличие от прежних  нынешние реформы обещают быть не   разрушительными, а  созидательными. Это хорошо. Ибо, хотя и высшая школа страны пребывает в состоянии стагнации, все же она остается едва ли не единственным «живым организмом» кыргызстанского «больного» общества. Благодаря этому она справляется не только со своей основной, то есть образовательной, миссией, но и  успешно обеспечивает стабильность многотысячных вузовских коллективов, самостоятельно решая проблемы их социальной занятости и материальной обеспеченности. В условиях революционной турбулентности Кыргызстана с его хрупкой стабильностью и наэлектризованным обществом данный фактор намного важнее всяких необдуманных псевдореформ.
Конечно,  в какой-то мере  монетаризм и образование — трудно совместимые вещи. Однако  объективная реальность  диктует свои правила. Как известно, при всех недостатках в рыночной модернизации экономики Кыргызстан является едва ли не единственным подлинно рыночным государством Центральной Азии, да и всего евразийского пространства СНГ.
Что необходимо сделать? В первую очередь осуществить второй этап капитализации внебюджетных средств вузов и введения многоканального финансирования. Как известно, начало этому было положено в 1990-е годы. Тогда ликвидировали государственную монополию в финансировании вузов. В результате их подавляющее большинство стало финансироваться за счет частного сектора. Эта модель оказалась едва ли не единственным удачным бизнес-проектом  государственно-частного партнерства в Кыргызстане.
Однако в дальнейшем модернизация экономики высшей школы забуксовала. В итоге до сих пор остаются нерешенными два принципиальных вопроса. Во-первых, несмотря на фактически частное финансирование вузов, их не коснулись денационализация и приватизация. Из-за этого, с одной стороны, страдает государство, ибо нерационально и неэффективно распыляются скудные средства «тощей» казны, выделяемые только на «прокорм» многочисленных псевдогосударственных вузов. С другой стороны, через вузы в госсобственность  канализируется огромный поток частных денег. То есть  происходит противоестественный процесс огосударствления средств частного сектора. Таким образом государство паразитирует, и, самое печальное, за счет такого неестественного раздвоения статуса вузов паразитируют многочисленные государственные фискальные службы с бесконечными проверками и поборами. Поэтому вполне обоснованным и неотложным является намерение правительства А. Атамбаева сократить определенную часть государственных вузов  за счет их разгосударствления.
Во-вторых, несмотря на провозглашение многоканального финансирования, фактически    отечественная высшая школа  финансируется только за счет внебюджетных средств студентов. Не получило широкого распространения   оказание ею автотранспортных, оздоровительных, рекреационных, телекоммуникационных,  аудиторских, экспертных,      библиотечно-компьютерных, переводческих, ремонтно-строительных и других услуг. Не в ходу операции с ценными бумагами, депозитные вклады, долевое участие в коммерческих проектах. Кроме того, из-за невыгодности и отсутствия стимула практически отсутствуют  донорские перечисления от частных лиц или промышленно-финансовых кругов,  международных организаций и иностранных граждан.
Между тем в западных вузах образовательные услуги обеспечивают только 25-26% внебюджетных средств, остальная часть «зарабатывается» ими самими  за счет доходного использования  своих интеллектуальных, материальных и финансовых ресурсов.
Тот факт, что внебюджетный фонд вузов Кыргызстана формируется в основном за счет денег студентов, свидетельствует об иждивенческом и потребительском характере наших  университетов,  о застывшем, а посему и архаично-примитивном характере их внебюджетной политики, построенной по самому примитивному принципу «собрал-растратил», «растратил-собрал». А ведь  вузы Кыргызстана оперируют  приличными  потоками внебюджетных средств.  В то же время репрессивно-принудительные нормативно-правовые меры государства и надзирающая армада госчиновников фактически не оставляют никаких возможностей для свободы действий  на рынке коммерческих услуг. Не забудем также о налоговом прессинге и отсутствии налоговых льгот. Как известно, у нас  ни один вуз не освобожден от налогов. При этом не секрет, что многие коммерческие структуры, промышленные предприятия и банки лоббировались власть имущими и  необоснованно пользовались различными налоговыми преференциями. В этом контексте весьма полезно было бы предоставление отечественным вузам статуса «свободной экономической зоны» со льготами.
Есть и другие возможности в монетаризации внебюджетной деятельности  вузов:  студенческие займы, ссуды, кредиты, которые к тому же создают систему адресной помощи талантливым и способным лицам, желающим получить высшее образование, но не имеющим финансовых возможностей.
Настало время внести ряд поправок в Гражданский, Налоговый и Бюджетный кодексы и другие законы. При этом, как доказывает 20-летний печальный опыт, их  разработка, апробация и реализация  должны организовываться, контролироваться, субсидироваться и особенно лоббироваться самим академическим сообществом страны. Ибо они в первую очередь необходимы для вузовских аудиторий, а не для правительственных кабинетов и  министерских коридоров.
Необходимо определиться: сколько Кыргызстану целесообразно иметь вузов вообще и государственных в частности.  При этом исходить из потребности и возможности содержать их.
Далее. Монетаризм не терпит искусственной уравниловки. Необходимо упорядочить систему академий, университетов и институтов с четким определением их статусов и соответственно распределять госзаказы на подготовку специалистов и на научно-исследовательские работы. Целесообразно было бы иметь систему государственных вузов в составе национальных, государственных и муниципальных вузов. В частности, элитный статус национального придать ведущим педагогическому, медицинскому, аграрному, политехническому, музыкальному, спортивному, художественному вузам страны, которые могли бы достойно представлять  высшую школу Кыргызстана. Остальные государственные вузы и вузы регионов страны могли бы составить ограниченную когорту государственных вузов. С учетом приличных финансовых возможностей  Бишкека и Оша передать БГУ и ОГПИ двум столицам и придать им статус муниципальных вузов. При подобной политике постепенно конкретизировалась бы размытая  миссия вузов, параллельно ликвидировались бы их хаотичное состояние и бесконтрольное дублирование друг друга.
Пора наконец провести подлинное разгосударствление и сократить  псевдогосударственные вузы. Ведь, как мы уже отметили, по существу общенациональный процесс постсоветской денационализации их фактически  не коснулся. Хотя даже в Законе «Об образовании» провозгласили акционирование и указали его конкретные сроки. Контингент учащихся в частных вузах сегодня составляет всего лишь 7,2% всех студентов страны.
Поэтапная денационализация  позволила бы государству, во-первых, перейти от эгалитарной «поддерживающей политики» многочисленных слабых вузов к «развивающей политике» сильных и перспективных, во-вторых, передача движимого и недвижимого имущества с последующим выкупом в собственность негосударственных вузов принесла бы государству несколько сот миллионов вырученных средств для дополнительного финансирования национальных, государственных и муниципальных вузов.
Конечно, частичное разгосударствление  вузов вовсе не является панацеей от всех бед. Но в числе прочего она подстегнула бы и санацию слабых вузов. А это действительно острая проблема, от правильного и своевременного решения которой зависит многое в дальнейшей судьбе нашего высшего  образования. Ибо сейчас мы  стоим перед выбором: либо по-прежнему экстенсивное развитие и медленная, но вполне вероятная эвтаназия всей  системы высшего образования или же переход на интенсивный путь развития с достойной перспективой.
Безусловно, разгосударствление вузов — весьма сложный вопрос. Есть много неясностей, недоработок, сомнений и тревог. И общественность вполне обоснованно волнуется, учитывая печальный опыт разгосударствления и приватизации объектов экономики Кыргызстана. В каких формах акционерного общества (ГАО, ЗАО, АО) будут существовать вузы? Каким образом государство будет их  контролировать? Как будет оцениваться материальное и интеллектуальное богатство вузов,  распределяться пакеты акций,  решаться вопрос доступности образования в них, привлекаться инвесторы?..
Но, несмотря на такие серьезные проблемы, для частичного разгосударствления и сокращения государственных вузов имеются веские причины. Акционерные вузы — характерное явление в мировом масштабе, а в отдельных странах вузы  полностью  акционированы и  пользуются большим авторитетом. Например, в Израиле, где  одна из наиболee прогрессивных систем образования, все вузы — акционерные. В Казахстане успешно функционируют десятки акционерных вузов, по этому же пути успешно идет Россия.
Как ни парадоксально, если часть общества со скепсисом считает, что в денационализированных вузах качество образования будет падать, то другая  настроена оптимистично. У такого настроя есть основания. Поскольку работать придется в активной рыночной среде, борясь с конкурентами за необходимую долю заказов на подготовку специалистов и проведение научно-исследовательских работ, то, разумеется, главным определяющим критерием станет качество работы вуза. В итоге мы получим  специалистов с высокой котировкой.

Толобек АБДЫРАХМАНОВ,
кандидат исторических наук,
ректор КГУ им. Арабаева.






Related News

Мы вечные соседи и землю унаследовали от предков

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПрезидент Садыр Жапаров обратился к кыргызстанцам в связи со стабилизацией ситуации на кыргызско-таджикском участке государственнойRead More

Садыр Жапаров: «Мы всё решим мирным путём»

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПрезидент Садыр Жапаров 30 апреля обратился к кыргызстанцам по поводу событий на кыргызско-таджикском участке государственнойRead More

Добавить комментарий