Main Menu

ЖИЗНЬ-ПОЛЕТ

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Валерий Кондратко действительно не мог жить без неба и космоса. Он горячо любил жизнь и делал все, чтобы его мечта о космическом полете воплотилась в реальность.

 

В каракольской школе № 9 Валеру Кондратко до сих пор помнят. По рассказам учителей, он с детства отличался целеустремленностью. Как и многие мальчишки того времени, мечтал стать космонавтом, полететь к звездам. И эта мечта не казалась ему дерзкой и несбыточной, он шаг за шагом стал приближаться к ней. В учебе всегда отдавал предпочтение физике и математике, активно занимался спортом, особенно ему нравились гимнастика и баскетбол. Кумирами его были легендарный летчик Алексей Маресьев, первый космонавт Юрий Гагарин и бард Владимир Высоцкий. В кругу друзей всегда был заводилой и душой компании, начитан, прекрасно пел, играл на гитаре и пианино.

 

Со школьной скамьи Валерий бредил небом, самолетами, дальними заоблачными рейсами. С годами в нем утвердилась мысль посвятить себя космонавтике.

 

После окончания школы в городе Пржевальске и службы в рядах Советской армии началась его самостоятельная жизнь. Валерий поступил на ракетный факультет Московского авиационного института. Он поставил перед собой цель добиться после окончания вуза распределения в знаменитый Центр управления полетами космических кораблей, и никакие препятствия не могли его остановить.

 

Задуманное требовало смелости, вдохновения и убежденности. И он словно одержимый последовательно и настойчиво, преодолевая мыслимые и немыслимые преграды и препятствия, стремился к намеченной цели.

 

Вскоре сбылась его мечта, к которой шел с детства: он в заветном космическом центре. Ему посчастливилось встретиться и познакомиться там с замечательными людьми, подружиться с инженерами, которые занимались космической техникой, он старательно и увлеченно перенимал у них опыт. В своей работе находил радость и чувствовал сопричастность, ведь тут шла подготовка к стартам. Пусть не к своим,

но здесь нужны были его помощь и знания.

 

В Центре управления полетами космических кораблей Валерий проработал восемь лет и дослужился до сменного руководителя группы планирования полетами. Инженер В. Кондратко отвечал за порядок работы космонавтов на орбитальных станциях, режимы функционирования бортовых систем и деятельность огромного числа людей на контрольных пунктах. От него зависела не только работоспособность всей станции «Мир», но и жизнь космонавтов, находящихся на борту. Валерий много времени уделял именно эффективности процесса

управления космическими кораблями, понимая необходимость практической отдачи космоса.

 

Еще учась в институте и стремясь попасть в отряд космонавтов, он услышал суровый приговор «негоден», который ему вынесла специальная медицинская комиссия из-за близорукости. Чтобы преодолеть строгие медицинские барьеры, парень рисковал: одним из первых проопе-рировался у тогда еще малоизвестного Федорова. Для этого он стоял в очереди на операцию четыре года. Улучшал слух у вьетнамских иглоукалывателей. И в конце концов Валерий добился своего — прошел медкомиссию и был зачислен в отряд космонавтов. И это не случайность или везение. Он был этого достоин.

 

В ожидании полета Валерий много и жадно работал: целеустремленно готовил себя к будущим полетам, прошел цикл тренировок, чтобы доказать физическую выносливость и способность выполнять сложную работу космонавта. Он стремился участвовать во всех походах полярной экспедиции газеты «Комсомольская правда», полноправным членом которой стал в 1982 году. Но если для кого-то эти арктические походы были самоцелью, то Валерий рассматривал их как средство подготовки к другой, куда более крупной высоте. Все товарищи знали о его мечте стать космонавтом, хотя далеко не каждому было известно, сколько сил он тратил, чтобы приблизиться к этой цели.

 

Валерий не только участвовал в арктических экспедициях, он вел огромную работу по популяризации северных походов. Его с интересом слушали конструкторы самолетов в Киеве, разработчики ракет и орбитальных станций в Королеве, с особым теплом и восторженностью встречали рабочие опытных цехов, которым он много рассказывал не столько об арктических переходах, сколько о дружбе и взаимовыручке.

Вот что рассказывал В. Кондратко об одном из первых своих походов по льдам моря Лаптевых: «Я мерз так, что ночью в палатке просыпался от стука собственных зубов. Страдал от страшной усталости, даже, случалось, засыпал на ходу. Но виду не подавал, ведь в космосе работать еще тяжелее».
Во время подготовки к трансарктическим лыжным переходам участвовал в тренировочных походах экспедиции по Арктике зимой 1982, 1984 и 1985 годов, а также в сложнейшем переходе в 1986-м. При подготовке
к международной экспе диции СССР — Северный полюс — Канада имен но Валерий предложил ее участникам провести тренировочный поход на Тянь-Шане, в горах Киргизии.
Хотя он был одним из наиболее подготовленных членов советско-канадской экспедиции для лыжного перехода, все же в условиях жесткой конкуренции уступил свое место в маршрутной группе другому. Но, оста ваясь в тени, этот человек добросовестно и терпеливо делал незаметную, но очень нужную работу по подготовке и проведению столь важной акции. Вклад Валерия Кондратко в осуществление арктического перехода был высоко оценен: он был удостоен правительственных и комсомольских наград.
Но любителя экстрима не покидала мечта дойти до полюса. Поэтому Валерий с готовностью принял предложение участвовать в советско-американской экспедиции «Большое кольцо» на собачьих упряжках. Тренировки перед предстоящим покорением Северного полюса проходили на Чукотке. Благодаря общительному и дружелюбному характеру Кондратко быстро нашел общий язык с новыми товарищами, легко освоил новый для него способ передвижения на ездовых собаках, а богатый арктический опыт радиста и штурмана сделал его незаменимым.
Участие в арктических переходах давало Валерию разрядку, в них он испытывал себя в экстремальных природных ситуациях.
Валерий не только участвовал в арктических экспедициях, он вел огромную работу по популяризации северных походов. Его с интересом слушали конструкторы самолетов в Киеве, разработчики ракет и орбитальных станций в
Королеве, с особым теплом и восторженностью встречали рабочие опытных цехов, которым он много рассказывал не столько об арктических переходах, сколько о дружбе и взаимовыручке.
Бывая у родителей в родном Пржевальске, он находил время, чтобы встретиться с учащимися городских школ. Беседы об арктических испытаниях вызывали у мальчишек и девчонок огромный интерес.
Валерий Кондратко был, как говорят, сцепкой между людьми разных возрастов, убеждений и взглядов, всегда стремился к искренности и доброте в отношениях с людьми, доказывая личным примером, что это главное в жизни человека. Он прошагал на лыжах тысячи километров по дрейфующим льдам и тундре.
А стал ли для него ближе космос? К состоянию здоровья Валерия претензии были сняты. Все, казалось, хорошо. Он должен был скоро полететь. Должен!
„.Нелепый случай прервал его жизнь. При взлете с ледовой площадки в чукотском поселке Уэлен на берегу Берингова пролива потерпел авиакатастрофу АН-2. Оторвавшись от земли, на высоте 15 метров он перешел на кабрирование, потерял скорость и, упав с 30 метров на лед, разбился. Валерий Кондратко погиб, ударившись виском о ручку двери, а три участника экспедиции и два члена экипажа, получив тяжелые телесные повреждения, выжили.
Вот как писала об этом газета «Анкоридж дейлиньюс». В типично американском стиле корреспондент Дон Хантер описал подробности катастрофы самолета АН-2 в небе над Чукоткой, в котором находились участники международной полярной экспедиции «Большое кольцо” и три десятка ездовых лаек: «На борту одномоторного биплана, который чуть крупней Твиноттера”, кроме американки, находились два русских каюра, грузчик и два пилота”. Далее автор приводит воспоминание одной из участниц экспедиции:
«Мы сидели на нартах, успокаивали собак, — говорит Сюзанна Стенакер. — Когда я поняла, что мы падаем, распласталась на нартах и крепко вцепилась в них. Парню, который погиб, прижаться было не к чему. Он вылетел справа и ударился впереди меня… Пилоты пострадали меньше других людей, находившихся в самолете. Две сотни жителей поселка, пришедших проводить экспедицию, бежали по снегу к месту аварии. Несколько перепуганных собак, выскочив из разбитого самолета, с жалобным воем умчались в тундру.
Русский каюр, которого они звали Валера, не подавал признаков жизни. У него пытались найти пульс, стали делать массаж сердца… На голове у Валеры виднелась большая рана, она не кровоточила, а это плохой признак.
Когда прямой массаж сердца не дал результата, какой-то парень на снегоходе отвез Валеру в Уэлен, но и местные врачи не смогли вернуть его к жизни». Это случилось 13 апреля 1990 года.
Он разбился, невысоко оторвавшись от земли на стареньком АН-2. До Вселенной Валерию было рукой подать. Он бы пробился! Те, кто его хорошо знал, поняли — одним будущим космонавтом стало меньше. Друзья, близкие, коллеги хранят в сердцах светлый образ Валерия Кондратко. Его фотографию советско-американская экспедиция «Большое кольцо» доставила на Северный полюс.
Равиль ВАХИТОВ.

 






Добавить комментарий