Яндекс.Метрика });

ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Семья


Часы пробили десять утра. Алтынай разбудила Марию и попросила её приготовить чай на завтрак. Потихоньку заглянула к старшей сестре Кулпунай, спавшей в большом зале на диване, — так ей было ближе пройти к туалету. Она снова зашла в комнату, где они с сестрой проводили дни и ночи.

 

 

— Мария, что ты до сих пор возишься, уже давно утро! Поставь чай. Пока Кубатик спит, я схожу в соседний дом, они вчера обидели его, пойду разберусь, что к чему.

 

— Алтыша, ты что, всю жизнь будешь за ним ходить, что он, маленький что ли?

 

— Маленький не маленький, у него натура такая, не может постоять за себя, а этим пользуются все кому не лень…

 

— Так ты скоро со всеми соседями испортишь отношения, недавно в магазине из-за него учинила разборки, теперь нам не дают в долг продукты.

 

Алтынай тихо закрыла за собой дверь и вышла из квартиры. Она отсутствовала около получаса, за это время остальные члены семьи встали и умылись. Чай был готов. Все сидели на кухне в ожидании Алтынай.

 

— Кубатик, — обратилась она к младшему брату, войдя на кухню. — Ты почему сорвал цветы под окнами у бабы Нади? Нельзя было купить, базар рядом?

 

— Я… это… хотел поздравить Кулпунай эже с днём рождения. Цветы у бабы Нади всё равно опали бы, уже осень на улице. Я позвонил в дверь, никто не откликнулся, думал, она спит. Потом всё равно бы ей сказал, что сорвал цветы. А она вернулась откуда-то и начала кричать на весь дом!

 

— Теперь ей надо заплатить, а то она разнесёт по двору, что мы украли у неё цветы!

 

— Бедный мальчик, хотел меня поздравить с днём рождения, а она раздула из этого целый скандал, — сказала Кулпунай, глядя на букет из красных роз на подоконнике.

 

Мария была как бы финансовым директором семьи, оплата всех коммунальных услуг была на ней, все расчёты по взаимоотношениям со всеми родственниками в связи со свадьбами, юбилеями, похоронами также вела она. Поэтому и характер у неё был менее сентиментальным, чем у сестёр. Вот и сейчас достала деньги из кошелька и положила их перед Кубатом:

 

— На, отнеси бабе Наде. «Думал, она спит», — передразнила его Мария и жёстко сказала:

 

— Даже если и спит, тебе это не давало права без разрешения срезать чужие цветы!

 

На том завтрак закончился и все разошлись по своим делам. Алтынай начала уборку дома, Мария с Кубатом пошли на базар закупать продукты для приготовления праздничного ужина на день рождения Кулпунай, которая занялась своим привычным занятием — просмотром телевизионных программ. В комнате младшего брата Алтынай пришлось изрядно потрудиться, так как она была в довольно-таки запущенном состоянии — всюду были разбросаны его вещи. Уборка заняла у неё около часа, затем нужно было вручную перестирать накопившееся бельё, рубашки, футболки и кофты сестёр, поскольку стиральная машина давно пришла в негодность. Только она закончила стирку, как вернулась с базара Мария с полными пакетами продуктов.

 

— А где Кубатик? — первым делом спросила у неё Алтынай. Уставшая Мария молча прошла на кухню к старому советскому холодильнику ЗиЛ и стала выкладывать в него принесённые продукты. И только затем посмотрела на сестру:

 

— Где ему быть, на базаре встретил друзей детства, с ними и остался! У него же другие заботы — а я мучилась с этими пакетами! Ты его всегда опекала, в школу бегала всё время заступалась за него, вот он и вырос таким безответственным!

 

— Вам с Кулпунай было некогда — как же, старшеклассницы! Поэтому мне и приходилось за ним смотреть с малых лет! А теперь вы меня обвиняете, что я его таким воспитала, сами бы и воспитывали ответственным!
Услышав разговор младших сестёр на повышенных тонах, на кухню подошла Кулпунай.

 

— Прекратите сейчас же! Это вы так готовитесь к моему дню рождения?

 

Сёстры молча стали заниматься приготовлениями — одна чистила картошку и лук, другая занялась курицей, обмазывая её специями и майонезом. Затем на очереди были салаты. Позже курица должна была отправиться в духовку. После завершения пищеприготовления взялись за сервировку стола в зале. За этим занятием они провели довольно много времени. Всё уже было готово ко дню рождения Кулпунай, как позвонили на «сотку» Алтынай.

 

— Да, я слушаю… кто-кто звонит? Плохо слышно, повторите, пожалуйста? Она несколько мгновений слушала телефон, потом изменившимся голосом спросила:

 

— А за что? А сколько их было?

 

Мужской голос долго о чём-то говорил, после Алтынай положила телефон на стол и присела на краешек дивана. Мария, почувствовав что-то неладное, спросила:

 

 

— Ну говори же, что он там натворил?

 

— Кубат с друзьями в милиции. Мне дежурный сказал, что им вменяется хулиганство.

 

— Хулиганство бывает разным, что он конкретно сказал?

 

— Он сказал прийти в городскую милицию, говорит, там и поговорим.

 

— Ясно, какой будет разговор. Короче, надо готовить деньги. Сходи к нему, переговори, потом посмотрим. Ну, Кубат, вместо того, чтобы помочь мне, он остался на базаре с друзьями детства, а теперь уселся и сидит!
Услышав всё это, в зале запричитала Кулпунай:

 

— Как он там, что он будет кушать, как будет спать? Отнесите ему обед, матрас, подушку, когда ещё он выйдет, одному Всевышнему известно!

 

— Эже, успокойтесь, пожалуйста, ещё ничего толком не известно, не надо паниковать! Какие подушки и матрасы — он в тюрьме сидит! Надо было раньше его жёстко контролировать, а не цацкаться с ним, — отрезала Мария. После этого Кулпунай замолчала.

 

Алтынай направилась в городскую милицию узнать подробности дела. Вернулась она через два часа, добравшись туда и обратно на маршрутке.

 

— Короче, он с друзьями подрался с кем-то, всех участников загребли в милицию. Элементарное хулиганство, дрались и матерились в общественном месте.

 

— Понятно, это всё, на что он способен. Ты лучше скажи, сколько надо, чтобы его вытащить оттуда? — спросила Мария. Чтобы не слышала старшая сестра, Алтынай написала цифру на бумаге.

 

— Они что, думают, здесь деньги лопатами гребут! У меня сколько осталось? Отдать всё, а потом голодать что ли?

 

— Что делать? Не отдашь сейчас, завтра подключатся прокурорские, потом судьи — на всех никаких денег не хватит. Наших пенсий, сама знаешь, ни на что не хватает.

 

— Зарабатывать надо было в своё время и отчислять в Соцфонд как положено.

 

— Кто ж знал тогда, как получили независимость и рынок пошёл, так все у бизнесменов в конвертах получали неплохие деньги и радовались. Защитилась, и что, за степень доплачивали копейки! Про пенсию никто и нё думал.

 

— Вот теперь тоже радуйся, хоть какую-то пенсию получаешь!

 

 

У сестёр сложилась непростая судьба. Старшая, Кулпунай, проработала много лет учительницей ещё при Советском Союзе, в независимом Кыргызстане продолжала педагогическую деятельность. Перерасчёт зарплаты в рублях на сомы, а потом небольшая зарплата после развала СССР обусловили то, что пенсия вышла совсем небольшая. Она так и не вышла замуж, до самой смерти родителей она прожила с ними, да так и осталась в квартире. Ей уже шёл семьдесят шестой год, на здоровье не жаловалась, но многолетний учительский труд давал о себе знать, возникли проблемы с памятью. Если бы не сёстры, то ей пришлось очень туго, и она с благодарностью принимала их помощь в повседневной жизни.

 

Средняя из сестёр, Мария, с приходом рыночной экономики быстро сориентировалась и занялась челночеством — возила товары из Китая, Индии, Эмиратов. С мужем решили пока не заводить детей, чтобы сколотить солидный капитал, потом бы она ушла из бизнеса, и тогда можно было подумать о них. Но все планы рухнули, после того как вложили все заработанные деньги в какую-то умопомрачительную операцию с россиянами, сулившую миллионные прибыли. Заложили в банк особняк, взяли крупный кредит на ту же цель. Муж уехал в Россию с деньгами и бесследно исчез. Все попытки Марии найти его окончились безрезультатно, несмотря на обращения в российские правоохранительные органы. Банк быстренько забрал особняк в счёт погашения кредита. Так она осталась ни с чем и вынуждена была вернуться в родительскую квартиру. Несмотря на свои семьдесят лет, она ещё была в форме и контролировала жизнь семьи, особенно по финансовой части.

 

Младшая из трёх сестёр, Алтынай, неоднократно выходила замуж, но ей всё время не везло со спутниками жизни. Они так быстро приходили и уходили, что даже не успевали завести ребёнка. Почему-то ей попадались неприспособленные к жизни дети советских интеллигентов, которые потерялись в рыночной жизни. Как ни старалась, где только ни работала, но с ними жизнь не налаживалась. Потом она махнула рукой на семейную жизнь, всецело посвятив себя науке, защитила кандидатскую диссертацию, работала в институте философии Академии наук республики, откуда вышла на пенсию. Ей было уже шестьдесят семь лет, и она окончательно отказалась от мысли заиметь семью. Попыталась преподавать в университете философию, но быстро отказалась — это оказалась не её жизненная стезя. Продала свою однокомнатную квартиру задёшево и присоединилась к сёстрам, вернувшись в родительскую квартиру. Когда ещё все были молодыми, она всегда мечтала жить со всеми вместе. Отличалась от старших сестёр добротой и участливостью.

 

Алтынай больше всех заботилась о младшем брате, который несколько лет назад присоединился к ним. В своё время женился на русской девушке, своей однокласснице. После обретения независимости республикой её родители переехали в Россию, жена его не захотела оставаться в республике, и молодая семья тоже отправилась вслед за ними. Неизвестно, что там у них случилось, но он через некоторое время вернулся на родину. Жена его в первые год-два звонила и звала его, но он никак не реагировал. Вот так волею судеб они все собрались под одной крышей. Ему совсем недавно стукнуло шестьдесят лет, он так нигде и не пристроился на работу после возвращения, перебивался случайными заработками и всецело был на содержании сестёр. Частенько попивал, но вёл себя тихо. Тем более было удивительно, как его сегодня угораздило с кем-то подраться и попасть в милицию.

 

Взяв все деньги, которые остались у Марии, Алтынай уехала в милицию. Через часа три она вернулась вдвоём с братом. У того был весьма непрезентабельный вид, правый глаз украшал синяк, одежда вся грязная. После того как он умылся и переоделся, сели за праздничный стол, украшенный цветами, в том числе розами Кубата. Поздравляли Кулпунай с днём рождения. Она забыла о происшествии с младшим братом, тем более на синяк навели такой макияж, что его не было заметно. После перенесённых переживаний Алтынай радовалась тому, что вся семья опять в сборе.

 

Алымбек БИЯЛИНОВ.

Автор: -    

Дата публикации: 14:59, 17-11-2023

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИнестПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШириноваЮрий Кузьминых