ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Канал тревоги нашей


Проект строительства оросительного канала Кош-Тепа, запущенный афганским правительством в прошлом году, периодически подкидывает поводы для рассуждений. Вот и недавно экологи заявили, что по спутниковым снимкам обнаружили следы аварии на канале. Меж тем он считается отводным рукавом жизненно важной водной артерии Центральной Азии — реки Амударья.

 

В экологической коалиции «Реки без границ» сообщили, что на Кош-Тепа произошла «серьёзная авария». Специалисты коалиции изучили спутниковые снимки, которые показывают, что «в первый же месяц после начала наполнения канала водой из Амударьи стенки гидротехнического сооружения, видимо, не выдержали давления водного потока, и огромный объём воды, вырвавшись из канала, растёкся по всей близлежащей территории».

 

«Силы и объёма вырвавшейся из канала воды хватило, чтобы образовать огромный разлив длиной 9 км», — отмечает Александр Колотов, координатор «Рек без границ» по Центральной Азии. — Более того, свежие космоснимки показывают, что площадь разлива неуклонно увеличивается, что может свидетельствовать об отсутствии у талибов возможности или желания исправить ситуацию».

 

Экологи отмечают, что канал Кош-Тепа будет способен забирать до 15-20% всего стока Амударьи. Ввод в эксплуатацию Рогунской ГЭС на реке Вахш в верхнем течении Амударьи способен ещё больше осложнить ситуацию с водой в регионе, заявили в коалиции.

 

Ответное заявление узбекской стороны не заставило себя долго ждать. Тревожный настрой экологов о якобы происшедшей аварии прокомментировали в Агентстве космических исследований и технологий при Министерстве цифровых технологий Узбекистана («Узбеккосмос»). Там сообщили, что изучили сообщения на основе «ретроспективного анализа мультиспектральных космических снимков различного пространственного разрешения». По сведениям агентства, оно регулярно наблюдает за динамикой строительства канала Кош-Тепа через космический мониторинг, отражающий подъём подземных грунтовых вод на участках, где с мая 2022 года ведутся земляные работы. Так, при строительстве на четырёх участках канала были оставлены искусственные преграды, которые 10 октября этого года были полностью убраны сразу по завершении первого этапа работ. Из-за этого и образовался водный поток. Мониторинг 4 ноября зафиксировал утечку воды на 75 км правого берега шириной около 30 м. Площадь затопленной территории на 5 ноября составляла 19,5 кв. км, на 25 ноября — 23,8 кв. км, на 13 декабря — 30,3 кв. км (3030 га).

 

Ссылаясь на доводы афганских специалистов, «Узбеккосмос» опроверг предположения экспертов коалиции о том, что стенки канала не выдержали напора воды из Амударьи: «Афганские инженеры, ответственные за строительство канала, подчёркивают, что для контроля уровня подземных грунтовых вод на 75-ом км канала вода направляется на открытую площадку».

 

В ведомстве добавили, что космический мониторинг показывает, что ещё не завершены земляные работы в части сооружения, принимающего воду из Амударьи, то есть участок водозабора ещё не открыт.

 

 

В то же время анализ космических снимков высокого разрешения на берегах канала не выявил визуальных следов того, что производились целенаправленные раскопки для перенаправления грунтовых вод в открытый участок. Сейчас грунтовые воды вокруг места утечки отступают, а русло канала постепенно пересыхает.

 

«Таким образом, проведённые анализы показывают, что информация экспертов международной экологической коалиции «Реки без границ» о том, что берег канала Кош-Тепа был смыт потоком воды из Амударьи, не соответствует действительности. Подтверждается, что вытекшая вода — это грунтовые воды», — заверили в «Узбеккосмосе».

 

По информации афганских СМИ и правительственных структур, протяжённость первого участка канала — 108 км. Он берёт начало от Амударьи и достигает Давлатабадского района Балха. Его строительство длится 1,5 года. На втором этапе планируется построить участок канала длиной 177 км, проходящий через провинции Джаузджан и Фарьяб. Третий будет включать в себя распределение малых каналов по сельскохозяйственным угодьям.

 

Общая протяжённость искусственного водоёма — 285 км. По замыслу властей Афганистана, он позволит орошать до 550 тысяч га сельскохозяйственных угодий, что даст возможность выращивать пшеницу и другие культуры. Полное завершение проекта запланировано на 2028 год, его стоимость оценивается в 7 млрд афгани (около $92 млн).

 

По международным правилам, все государства речного бассейна делят воду поровну. В данном случае это Афганистан, Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан плюс Аральское море со стороны узбекского Каракалпакстана. Взглянув на карту, мы увидим, что Амударья берёт начало на склонах хребта в Афганистане (местное название Вахандарья), как полноценный речной поток формируется при слиянии Вахша и Пянджа в Таджикистане, далее протекает по территориям Узбекистана и Туркменистана, частично по границе с Афганистаном и возвращается на узбекскую территорию.

 

При вододелении между странами СНГ действуют квоты, установленные в восьмидесятые годы прошлого века ещё в рамках СССР. Теперь к ним присоединяется Афганистан. В канале Кош-Тепа уже есть участок, заполненный водой. На будущий год из верховий река в вегетационный период принесёт меньший сток. А это будет иметь значение не только для стран, но и для самой реки и окружающего ландшафта.

 

В планах афганцев — строительство Дашт-и-Джунского гидроузла, который сможет аккумулировать большую часть летнего стока реки Пяндж. В совокупности эти два крупных проекта могут привести к резкому уменьшению летних попусков на территорию Туркменистана и Узбекистана.

 

Сложность в том, что до сих пор никаких соглашений по вододелению у стран Центральной Азии с Афганистаном не было. Это государство не подписывало Конвенцию ООН по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озёр 1992 года. Прогнозы, что рано или поздно Афганистан заявит свои права на воду, делались в Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии стран Центральной Азии.

 

Своим видением проблемы водопользования в регионе в целом и в случае с Кош-Тепа, в частности, с нами поделился эксперт в сфере гидроэнергетики Эрнест Карыбеков:

 

— По предварительным данным, забор каналом воды может составить до 20 процентов из рек, формирующих Амударью выше Таджикистана. К сожалению, канал проходит по песчаной территории, что ведёт к нерациональному использованию. Как я понимаю, афганцы начали строительство без серьёзного научного обоснования, без скрупулёзных исследований. Вот при Союзе повсеместно внедрялась научная организация труда. Прежде чем приступать к подобным проектам, работали целые институты, проверялось состояние почвы, замерялась скорость воды от истока до устья и т.д. В случае с афганским проектом, считаю, можно было совместно профинансировать необходимые исследования, ибо это в интересах всех государств, расположенных в бассейне Амударьи. И на основе ТЭО, проектной документации построить добротный канал, так как недостаточно просто выкопать русло и забетонировать его. С каждым годом отбор воды будет увеличиваться и может превысить отведённые 20 процентов.

 

Всем сопричастным сторонам надо садиться за стол переговоров и решать вопросы рационального водопользования. Хранить воду нужно в высокогорье, где ниже интенсивность испарения, нежели в низовье.

 

К примеру, Кыргызстан использует всего два процента воды Сырдарьи. Построенные на ней водохранилища в Казахстане и Узбекистане несут больше вреда: там часть воды уходит в песок, часть испаряется. Та же ситуация с Амударьёй. Много водохранилищ построено на территории Узбекистана и особенно Туркменистана, где песчаные земли и высокая температура. Проект Кош-Тепа ещё не завершён, но уже видно, что он спланирован, как говорится, на глазок. Государствам региона надо задуматься, всё решать на научной основе и использовать водные ресурсы более рационально, тогда множества проблем и конфликтов можно будет избежать. Вот каскад Токтогульских ГЭС построен на научной основе по схеме многолетнего регулирования. Но для того, чтобы не сбрасывать воду зимой, а подавать для ирригационных нужд в вегетационный период соседям, её нужно хранить, а для этого надо наладить дела в энергетике в целом.

 

 

Строить базовые станции, угольные, например. Более 20 лет твержу, что нам нужна Кара-Кечинская тепловая станция. Тогда мы зимние стоки сможем хранить в Токтогулке, а потом распределять между государствами низовья. Нет необходимости строить многочисленные каналы и водохранилища в нижней зоне, это малоэффективно. Резервы надо создавать в высокогорьях, возможно, в Таджикистане или в том же Афганистане, т.е. у истоков рек.

 

По поводу возможной аварии. Видимо, после обильных снегопадов установилась высокая температура, русло канала вышло из берегов. К слову, последствия климатических колебаний мы ощутили и у нас. Нельзя пускать ситуацию на самотёк, нужен системный научный подход, чтобы этот проект не вредил ни экономике, ни экологии региона. Этот вопрос надо поднимать на самом высоком уровне, вместе с Афганистаном начать переговорный процесс. Принимать межгосударственные документы и неукоснительно придерживаться их.

 

Возможно привлечение ООН, других международных институтов к исследованиям условий водопользования.

 

Нельзя и дальше безалаберно использовать ресурсы, как это происходило долгое время, иначе проблемы будут возникать и впредь. Вода — это ещё интеграционная составляющая, пользуясь ею сообща, мы можем жить в мире и согласии, не допуская конфликтов в будущем.

 

Урмат КЕНЖЕСАРИЕВ.

Поделиться:

Автор: -

Дата публикации: 14:59, 28-12-2023

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШиринова