ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Загадка вершин


«Горы имеют власть звать нас в свои края.
Там навсегда остались лежать наши с вами друзья.
Тянутся к высоте люди большой души.
Не забывайте тех, кто не пришёл с вершин…»
Анатолий Букреев, советский альпинист

Горный бум

 

Ранее мы не раз повествовали о трагичных случая, произошедших в горах Кыргызстана. Казалось бы, опытные, крепкие альпинисты становились заложниками снежных и ледовых ловушек и навсегда оставались в смертельных объятиях стихии. Но то было там, далеко, где вечные вершины никогда не снимают свой снежный покров. Куда сторонний человек по случайности не забредёт, не доедет, не долетит, и лишь суровые мужчины и женщины оспаривают превосходство величественных гор. Однако в истории отечественного альпинизма случались трагедии, имевшие место недалеко от столицы.

 

С начала 1930-х годов по всему Советскому Союзу создавалась целая система альплагерей, расположенных в наиболее посещаемых и доступных высокогорных районах Кавказа, Урала, Памира, Тянь-Шаня. Государство уделяло большое внимание спорту в целом и альпинизму в частности. Лагеря работали по единым правилам учебно-воспитательной и спортивной подготовки альпинистов различных уровней квалификации.

 

В горной живописной Киргизии было выбрано чрезвычайно удобное и наиболее подходящее по всем параметрам место — ущелье Ала-Арча. До расположенного неподалёку от Фрунзе альпинистского лагеря легко добраться, проще доставлять вещи, оборудование и продукты, а при необходимости оказать экстренную медицинскую помощь. По прошествии времени «Ала-Арча» стал одним из самых сильных альплагерей СССР, где обучались и повышали спортивное мастерство горовосходители со всей страны.

 

Одним из главных инициаторов и энтузиастов создания учебно-тренировочной базы в ущелье слыл Боривой Рудольфович Маречек. В то время он считался сильным, опытным спортсменом и лидером в
отечественном альпинизме. В 1950 году при активной помощи Маречека и других кыргызских альпинистов-сподвижников начались первые подготовительные работы по созданию лагеря. А уже 1 июля 1951 года в ущелье Ала-Арча открылся первый в республике альпинистский лагерь ДСО «Искра» на высоте 2200 метров над уровнем моря, в 42 км от столицы.

 

Этот район можно назвать настоящей кузницей мастеров. Здесь фактически нет канаток и немноголюдно, что приходится по душе многим восходителям. Район компактный, сложные линии можно ходить хоть каждый день, если физическая форма позволяет. Поэтому те, кто здесь оттачивал навыки, имеют действительно высокую квалификацию, потому как есть возможность ходить множество раз за короткий промежуток времени.

 

Первым начальником учебной части альплагеря «Искра» и стал Боривой Маречек. И это по праву: помимио того, что являлся идейным вдохновителем, он имел огромный опыт организации работы по подготовке альпинистов во время Великой Отечественной войны.

 

В последующие годы в ала-арчинских горах альпинистами проложено около полусотни маршрутов от 1-Б до 6-А категорий сложности. Всякое повидали здешние вершины и склоны: победы и неудачи, славное и худое. Бывало разыгрывались и драматичные события, когда по обыкновению гостеприимные пики внезапно ополчались на своих покорителей…

 

 

Последнее лето

 

23 июля 1977 года рано утром к пику Симагина (высота 4400 м) выходит группа инструкторов альплагеря «Ала-Арча»: спортсмены из Красноярска, кандидат в мастера спорта Валерий Лутченко и чемпион СССР Валерий Богомаз, руководитель группы.

 

Вначале им предстояло миновать бергшрунд — разлом в снежно-ледовом склоне, который образуется при отделении нижней части ледника от статичного верхнего слоя. Без особых усилий он благополучно преодолён. Далее, пройдя две верёвки по льду, они подошли к внутреннему углу, с которого и начали восхождение на вершину. Подъём наверх прошёл без особых осложнений. Как только оказались на скалах, сразу сбросили вниз одну пару «кошек» наблюдателям (следят за работой группы на сложном рельефе, ведут дневник, отражая события в повременной записи). Другую пару оставили при себе, на всякий случай.

 

Шли в очень хорошем темпе и, кстати, на Симагина впервые использовали закладные элементы — эксцентрики. Были участки с карнизами (обычно снежные образования на вершинах) с очень сложным лазаньем, но лесенки и стремена не использовали. Они очень старались подняться на вершину без ночёвки на стене, не желали задерживаться на высоте даже лишние полчаса. Однако погода внесла свои коррективы, и под вершиной группу неожиданно настигла ненастная погода.

 

Из-за пика Свободной Кореи инструкторов накрыла большая тяжёлая туча, пошёл мокрый снег. Скалы мгновенно стали влажными и спустя короткое время обледенели. Натечный лёд сбил достаточно высокий темп движения. Тогда, несмотря на то, что до вершины, буквально рукой подать, ребята решили всё-таки заночевать на контрфорсе (форма горного рельефа). Благо, там оказалась относительно удобная площадка под палатку…

 

Непогоду благополучно переждали. На следующий день, 24 июля, довольно быстро, без особых затруднений инструкторы поднялись на вершину. Часы показывали без малого 13.00. Фактически сразу, не задерживаясь, ребята пошли на спуск по кулуару (ложбина на склоне горы) между пиками Байлян-Баши и Симагина, к леднику Топ-Карагай.

 

При спуске также ничто не предвещало беды. Однако уже внизу, перед лавинным конусом (отложения снега и различных обломков пород, вынесенных лавиной), ближе к пяти часам вечера в так называемом «горле» их поджидало несчастье… У пережима — небольшой ледовый участок, Лутченко стал выдавать верёвку Богомазу. Последний, преодолев «ключ» (место особенной сложности), встал за скальное укрытие. К этому времени заметно потеплело, выглянуло солнце, таял снег. Богомаз начал «принимать» Лутченко. Вдруг в какой-то момент руководитель почувствовал, что верёвка стала выбираться как-то не совсем правильно. При этом не слышно было ни падения камней, ни звука схода пород и снежной массы — ничего! И тут он увидел, как напарника выносит вниз по кулуару каша растаявшего снега. «Ни криков, ни предупредительных команд. Я кинулся к Валере, стал осматривать его и не сразу понял, что же произошло», — вспоминал позже Валерий Богомаз.

 

Уж потом, когда всё прекратилось, он бросился к товарищу и увидел, что каска Лутченко треснула. Он снял её, и его взгляду предстало ужасное зрелище…

 

«Голова Валерия была рассечена, словно от удара топором… его глаза, уши и щёки залила кровь, мой напарник издал хрипящие звуки, изо рта пошла пена с кровью, и он замолчал навсегда… Я был в шоковом состоянии! Мы же не на войне, а тут такое и в самом низу, практически уже на леднике!

 

Я часто слышал о несчастьях в горах, нас посвящали в это, учили избегать аварии, но в горах они всегда были, правда, они были где-то и у кого-то, но когда ты сам соприкасаешься со смертью, которая забирает молодых и сильных людей в мирное время, когда безмятежно светит солнце над головой, подобное кажется тебе просто нелепым! Это меняет тебя навсегда…», — делился впечатлениями о событиях многолетней давности руководитель группы.

 

 

Разбор просчётов

 

Напомним, Богомаз и Лутченко — воспитанники знаменитой красноярской школы альпинизма, альма-матер целой плеяды сильных спортсменов. Пожалуй, самые известные — выдающиеся восходители Виталий и Евгений Абалаковы. Так что о слабой подготовке или пренебрежении техникой безопасности двух Валериев говорить не приходится.

 

Информации об этом случае крайне мало, но всё же попробуем вкратце разобраться в причинах произошедшего.

 

Альпинисты и туристы, которые вели наблюдение за камнепадами, так отзываются об этом месте. Между Симагина и Байлян-Баши ближе к полудню, когда восходит солнце, начинаются камнепады практически на всех его участках.

 

Сыплет в основном со стороны Байлян-Баши — там практически стопроцентный прострел всего кулуара в его горловине немного ниже середины. На втором кулуаре (между Симагина и Свободной Кореи) камни падают в его нижней части, от границы снега и до самого низа.

 

Топ-Карагай — редко посещаемый район в сравнении с такими более известными и популярными местами, как Ак-Сай, Ала-Арча, Адыгене, ледник Голубина. Там, как правило, трудно встретить случайных попутчиков. Само ущелье и тропа, «пробитая» там, являлись в основном спусковым вариантом для восходителей 60-80-х годов, которые шли серьёзные маршруты на Свободную Корею, Симагина и Байлян-Баши. В те годы с этих вершин спускались не в Ак-Сай, а именно в сторону Топ-Карагая. Так поступили и Богомаз с Лутченко. И тропу эту в то время использовали для спасательно-транспортировочных работ при тяжёлых авариях на пике Симагина. В том районе следует быть предельно осторожным, поскольку у этих вершин ледник имеет ещё и опасные трещины.

 

 

***

 

На мемориале альпинистов в Ала-Арче установлены памятные таблички погибшим восходителям. Есть среди них и та, что увековечила имя Валерия Лутченко. А в Книге памяти Федерации альпинизма России указана причина его смерти — удар камнем.

 

Мы начали публикацию словами легендарного покорителя вершин, ими же и завершим.

 

«Мне вспомнился один обычай древних римлян, о котором я знал ещё со школьных времён. Во время пира, посвящённого военной победе, в самый разгар веселья за праздничным столом музыка внезапно обрывалась, распахивались двери и в зал вносили тела воинов, погибших в этой битве. Так оставшиеся в живых понимали, какой ценой досталась им эта победа».

 

Анатолий Букреев «Эверест. Смертельное восхождение».

 

Урмат КЕНЖЕСАРИЕВ.
На фото: Валерий Лутченко и пик Симагина.

 

 

Поделиться:

Автор: -

Дата публикации: 15:47, 26-01-2024

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШиринова