Main Menu

Два века Жапара Текенова

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Давно ли слова «ХХ век» воспринимались как победный марш прогресса? Теперь это ностальгически памятное прошлое. Академику Жапару Текеновичу Текенову есть что вспоминать об обоих веках: и об отошедшем, и расцветающем. Вот только времени взяться за том мемуаров пока нет. А интереснейшее получилось бы повествование: вся история академической науки на юге Кыргызстана и добрая половина истории высшего, прежде всего инженерного, образования в нашем регионе.

Академик Жапар Текенов — автор пяти монографий. Наиболее известна его «Адгезия пылевидных материалов». Не всегда это просто: рассказать, чем увлечен ученый, какая нам польза от его исследований. Адгезионное, аутогезионное, когезионное взаимодействия твердых частиц. Попробуйте произнести это скороговоркой…. Часто ли собственно в быту приходится иметь дело с такой премудростью? Сплошь и рядом! Вот черпаешь ведром воду в потоке и ждешь потом, пока она отстоится. Мелкие частицы глины под действием силы тяжести постепенно опускаются на дно ведра. Гравитация. Но почему они оседают и на стенках сосуда? Какие силы вызывают это прилипание?

С явлением адгезии (прилипания) знакомы технологи многих производств. Внимание к явлению резко возросло с развитием трубопроводного транспорта. А это не только перекачка нефти, газа. Зерно, мука на элеваторах, мелькомбинатах также путешествуют по трубам. Особое внимание ученых вызывает при этом тонкий пограничный слой воздушного потока, в котором и развиваются адгезионные явления. При этом в поведении радиоактивных частиц бывают свои особенности, также требующие тщательного изучения.

После монографии академика Текенова в адгезии для нас стало меньше тайн, но, заинтересовавшись этим явлением еще в студенческую пору, в период учебы на физико-математическом факультете Кыргызского государственного университета, Жапар Текенович столкнулся с отсутствием приборной базы для исследований не в смысле недостатка средств на приобретение устройств, а в ином: никто еще не знал, какова конструкция этих приборов. Их предстояло изобрести, а потом еще и изготовить собственными руками…

В итоге работ академика Ж. Текенова и его коллег безопасней стали полеты космических кораблей. Ведь системы их жизнеобеспечения — это сплошные трубопроводы и, следовательно, адгезионные явления в таковых…

Из восьмидесяти лет уже прожитых Жапаром Текеновым неменьший интерес, чем остальные, вызывают и первые двадцать, можно сказать, коренные для всей его общественной и научной карьеры. Много ли было шансов у паренька из сузакской сельской глубинки  не то что взойти на олимп науки, а даже поступить в тогдашний Кыргызский государственный университет, да еще на столь серьезный факультет, как физмат? Отец Жапара погиб в войну где-то в Прибалтике. Мать Сайкал — вдова бойца Великой Отечественной войны — вырастила и выучила не только Жапара, но и двух его младших братьев, Шамши и Жолболду. Шамши окончил ФПИ  по специальности «инженер-геологоразведчик». Возглавлял крупную Чаткальскую геологическую экспедицию, один из результатов которой — вводимые ныне  в разработку золоторудные месторождения. Позднее ему был доверен Государственный комитет по геологии и минеральным ресурсам. С Жолболду в период его работы экономистом в колхозе  «Москва» БазарКоргонского района было полезно беседовать о перспективах нашего сельского хозяйства, в советскую пору агропромышленного по своему характеру. Некоторые свои конструктивные идеи Жолболду успел реализовать, работая на крупных государственных и партийный постах в Баткенском и Фрунзенском районах.

Подчеркнуть здесь хочется вот что. Не какая-то даже лучшая в районе, а вполне обычная сельская школа оказалась на столь высоком уровне, что ее выпускники стали: один — академиком, второй — успешным в масштабах республики разведчиком недр, третий — государственным деятелем.

Сельская школа в сузакской глубинке дала Жапару, может, и слишком скромные, но обеспечившие начало вузовской учебы знания русского языка. Ведь по большинству предметов, которые ему довелось изучать в институте, учебников на кыргызском в ту пору не было. Школа обеспечила своего выпускника еще и таким стартовым капиталом, как язык математики, физических и химических формул. Этим «специфичным» языком академик Ж. Текенов владеет лучше многих.

Фундаментальные по характеру исследования молекулярных взаимодействий привели ученого и его многочисленных единомышленников к серьезным практическим результатам, получившим признание. Их имена находим  среди тех, кому было присвоено звание лауреата Государственной премии КР за цикл работ «Инновационные технологии использования отходов угледобычи и гумусных веществ». Базовая идея проста: при добыче этого вида топлива никакая его часть не должна пропадать. Брикетирование угольной мелочи, использование окисленных углей как ценного азотного удобрения вернули бы целой отрасли надежную рентабельность. Тем более что условия изготовления топливных брикетов, различные их рецептуры тщательно разработаны.

Научная деятельность академика Ж. Текенова сконцентрирована в более чем 150 его опубликованных работах. Хотя тиражи  обычно невелики, описываемые в них и теоретические, и прикладные результаты очевидны. Сложнее оценить заслуги ученого в сфере, которая ему не менее близка, — в образовании. Звание профессора, степень доктора технических наук — это, как говорится, регалии. Были, кроме них, и реалии, непрерывный, долгими десятилетиями труд подготовки для республики кадров высшего звена.

В портретной галерее ректоров Ошского технологического университета имени академика М. Адышева почти в самом ее начале видишь и Ж. Текенова. Вуз, кстати, отмечает 50-летие, ведя свой отсчет с 1963 года, когда молодежь юга Кыргызстана решено было приобщить к инженерному образованию, и с этой целью в Оше открылся факультет Фрунзенского политехнического института. Обучение здесь было трехлетнее, вечернее, завершать его предстояло в столице. С созданием в Оше в 1988 году Южно-Кыргызского учебно-научного центра Жапар Текенович, в то время уже кандидат физико-математических наук, становится заместителем директора по научной работе ЮКУНЦ, а возглавлял центр профессор, доктор технических наук Акматбек Сагинович Джаманбаев.

Двумя годами позже Ж. Текенов участвует в создании, становлении уже самостоятельной академической структуры — Института комплексного использования природных ресурсов (ИКИПР). Многолетнее (с 1991 г.) директорство в ИКИПР, руководство (1994-2013) Южным отделением Национальной академии наук республики составили важную веху в биографии академика Жапара Текеновича Текенова, а в истории самого ЮО НАН, без преувеличения, особую эпоху. Только накануне 20-летия ЮО и своего 80-летия Жапар Текенович передал бразды правления Южным отделением в достаточно надежные руки Биймырзы Айтиевича Токторалиева, академика, вице-президента Национальной академии республики.

У академической науки особый взгляд на проблемы южного региона, который на два десятилетия оказался в режиме выживания, а порой и в условиях, близких к экономической блокаде. В советские годы не ставилось задачи возможно более полного освоения территории республики, теперь оно неизбежно. Горные селения, известные со времен Марко Поло, воспринимались тогда как обуза, записывались в число бесперспективных. Интерес к ним, их судьбе в новом, XXI веке возвращается, хотя перспективы очередного горного саммита вновь туманны.

Социальная стагнация и политические потрясения последних лет привлекли особое внимание к межэтническим отношениям. Ими успешно занимается Институт гуманитарных исследований ЮО, в свое время (он назывался тогда Институтом общественных наук, позже — Региональным научно-образовательным центром) сыгравший ответственную роль в подготовке и праздновании 3000-летия Оша, а всего лишь в прошлом году открывший нам ряд малоизвестных страниц жизни  Алайской царицы Курманджан датки — одной из светлых личностей общего прошлого.

Традиции ИКИПР продолжает в Оше Институт природных ресурсов имени А. С. Джаманбаева. Ученые Института медицинских проблем успешно внедряют в фармакологию импортозамещающие технологии.

Два научных института у Южного отделения в Джалал-Абаде. И обоим приходится иметь дело с острейшими, неотложными проблемами. Институту ореховодства и плодовых культур — с нашими редеющими орехово-плодовыми лесами. Институту энергоресурсов и геоэкологии — с дефицитом генерирующих мощностей и обилием готовых к движению оползней.

На судьбу жаловаться не принято, и все же ученые могли бы намного больше делать при надежном финансировании их работ. В 1993-м, когда создавалось Южное отделение НАН КР, было много энтузиазма по этому поводу, и что-то действительно сбылось. Полон и портфель полезных новшеств, еще не востребованных производством.

Владимир МЯКИННИКОВ.

 Ош. 







Related News

Уроки октября

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintСкоро будем отмечать события, произошедшие 5-6 октября прошлого года. Казалось бы, совсем недавно — всегоRead More

Праздник бриллиантовых и золотых пар

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВо Дворце бракосочетания столицы чествовали бриллиантовые и золотые пары Ленинского района. Юбиляров поздравил аким районаRead More

Добавить комментарий