Яндекс.Метрика });

ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Горький привкус сахара


На прошлой неделе правительство РФ официально заявило о запрете экспорта сахара до 31 августа 2024 года. Чуть позже такой же шаг предприняли власти Казахстана. Несколько дней граждане Кыргызстана и даже торговые сети были в шоке: неужели цена на сладкий продукт из-за дефицита взлетит вверх? Но угроза, слава Богу, миновала — сахар будет в необходимых объёмах, а вот проблемы свекловодческой отрасли в нашей стране, увы, останутся.

 

 

Теперь — подробности. Ежегодная потребность Кыргызстана в сладком продукте составляет 150 тысяч тонн. К слову, в старое время республиканские колхозы-совхозы, перерабатывающие предприятия производили 200 тысяч тонн сахара и даже отправляли его в братские соседние республики. Но сегодня страна обеспечивает себя этим продуктом всего лишь на 60 процентов, а потому без импорта мы уже обойтись не можем. Многие специалисты-аграрники, журналисты ежегодно задавались вопросом: почему некогда успешная отрасль быстро пришла в упадок. Во властных кабинетах не любили распространяться на эту тему, но доля импорта с 90-х до нулевых годов росла с каждым годом. Причина тому была до отвратительности банальная: предприниматели поставляли в республику более дешёвую продукцию, а Минсельхоз и правительство не заинтересовали крестьян в выращивании сладких корнеплодов и не помогали перерабатывающим предприятиям кредитами и душили налогами.

 

Были причины, скажем так, и локального характера. На одном из заводов действовала группа товарищей, которая не была заинтересована в увеличении производства, а преследовала свои цели, не имеющие ничего общего с благородным предпринимательством.

 

Впрочем, о существовавших проблемах отрасли можно рассказывать бесконечно, но речь не о них, а о насыщении внутреннего рынка сладким продуктом.

 

После сообщений о решении российских и казахстанских властей временно запретить экспорт сахара Минводсельхоз Кыргызстана поспешил успокоить граждан страны. По словам его руководителей, на складах республики в наличии имеется 70 тысяч тонн продукта. Этого объёма хватит до нового урожая. К тому же, Россия — добрая душа — согласно ранее утверждённой квоте, поставит в республику 28 тысяч сахара, выполнит ранее подписанные договорённости и Казахстан. Одним словом, старые и верные друзья нас в беде не оставят.

 

Несмотря на собственные трудности в производстве сладких корнеплодов, поддержат и нас. Так что повышения цен на сахар в обозримом будущем не предвидится. Во всяком случае, так обещают чиновники.

 

Кроме того, запрещён экспорт сладкого продукта и, наоборот, снижены импортные пошлины.

 

На этом можно было бы поставить точку. Но не хочется. Потому как вечно помогать нам даже старые друзья не смогут, да и самим, наверно, стыдно годами болтаться на импортном крючке. Мы что, сирые и убогие, не можем себя обеспечить продуктом, который в программе продовольственной безопасности называется одним из основных.

 

Да, по части разрушений мы впереди планеты всей. Ситуация в свекловодческой отрасли страны — тому подтверждение.

 

Начнём с того, что в 2010 году фермеры вырастили всего 200 тысяч сладких корнеплодов и обеспечили страну сахаром лишь на 20 процентов. Зато импортной продукцией были завалены прилавки всех отечественных магазинов. Отечественным производителям постоянно ставились палки в колёса. Занижалась сахаристость в свёкле, «резались» закупочные цены. У крестьян не было высококачественных семян, техники, да и на приёмных свекловичных пунктах осенью фермеров никто особо не ждал. И, правда, зачем было напрягаться заготовителям? Всё равно на всех парах уже «летел» к нам дешёвый импортный сахар. Естественно, никто из властей предержащих не спешил прийти отечественным крестьянам на помощь. Чиновников такое безумное положение вещей устраивало.

 

Почему? Остаётся только догадываться.

 

Ренессанс сахарной отрасли начался в 2011 году. Тогда в ОАО «Каинды-Кант» сменилось руководство. Новые руководители предприятия провели капитальный ремонт оборудования, закупили новые технологические линии, а также импортные сорта высокоурожайных семян для фермеров. А самое главное, договорились с полеводами о твёрдых расценках на сдаваемые сладкие корнеплоды. Ведь раньше каждый год возникали сотни конфликтов между крестьянами и хитрющими переработчиками. Заводчики использовали любой повод для снижения закупочных цен на завозимое сырьё. Крестьяне писали жалобы во все вышестоящие инстанции, приходили даже в редакции газет, но пробить каменную стену своих «партнёров» не могли. Но всё это, к счастью, в прошлом.

 

Дело в отрасли стало потихоньку сдвигаться с мёртвой точки. Если в 2012 году на предприятии было произведено всего лишь 20 тысяч тонн сахара, в 2015-м уже 50 тысяч тонн. То есть крестьяне поверили новым руководителям ОАО «Каинды-ант» и стали более охотно выращивать сахарную свёклу.

 

Дальше — больше. Руководители этого акционерного общества приобрели для крестьян 15 импортных высокопроизводительных свеклоуборочных комбайнов, несколько десятков сеялок и другую необходимую технику. Всё это удешевляло себестоимость выращиваемой полеводами продукции.

 

Кроме того, по инициативе руководителей каиндинского завода в Иссык-Атинском районе было создано несколько свекловодческих кооперативов. В итоге благодаря их поддержке урожай сладких корнеплодов в этих аграрных объединениях составлял 500 центнеров свёклы с гектара.

 

Ещё одной победой руководителей ОАО «Каинды-Кант» стало вовлечение в их, скажем так, сахарную орбиту фермеров Таласской области.
Откуда взяли средства руководители каиндинского предприятия? Очень интересный вопрос. Помог Кыргызско-Российский фонд развития. Он предоставил заводу семь миллионов долларов под четыре процента годовых, погашать кредит нужно было только через семь лет.

 

А через три года в Кыргызстане был возрождён ещё один свеклоперерабатывающий завод — «Кошой», что в Сокулукском районе.

 

Предприятие также обратилось за помощью в Кыргызско-Российский фонд развития и получило вскоре 10 миллионов долларов.
Согласитесь, такая конкретная помощь для небольшой страны с возрождающейся экономикой очень важна и эффективна. Наши экономисты не одно десятилетие говорят о бесполезности кредитов, взятых на так называемые стратегические цели и задачи нашего государства от западных партнёров. Ничего хорошего они не принесут, кроме ещё большего расцвета коррупции. Другое дело, когда страна просит поддержки на осуществление конкретного проекта. Здесь всё ясно, чисто, прозрачно и, самое главное, эффективно.
Итог: мощности двух предприятий способны произвести необходимые 150 тысяч тонн сахара.

 

Однако приходится признать, что, даже несмотря на ввод в эксплуатацию двух мощных предприятий, республика не может полностью обеспечить себя сахаром.

 

Причин тому несколько. По-прежнему вспыхивают конфликты между крестьянами и переработчиками по поводу расценок на сырьё. Не так часто, как это было раньше, но всё же «ругачки» имеют место быть. Крестьяне предпочитают получать за сданный урожай живые деньги, а не натурпродукт, то бишь сахар. Понятно, так им выгоднее. Стараются получить свои дивиденды в свою очередь и рабочие предприятий. Жизнь, она такая — каждый хочет иметь свою прибыль, желательно — максимальную. Поэтому ничью сторону в этом вопросе принципиально брать не будем. Просто лишь выдвинем идею: может, во время приёмки урожая имеет смысл создавать специальную независимую комиссию, имеющую современное оборудование для проверки сахаристости в сладких корнеплодах.

 

Горько говорить об этом, но нужно. Даже два относительно мощных предприятия не могут совместными усилиями выработать необходимые 150 тысяч тонн сахара. Ежегодно в среднем они производят от 60 до 80 тысяч тонн сладкого продукта. В благоприятные урожайные годы — 90 тысяч. Но всё равно этого мало. Выручает всё тот же импорт.

 

Искать причины не очень успешной работы отрасли долго не нужно. Они видны и невооружённым взглядом.

 

Необходимо признать: не все фермеры научились грамотно возделывать эту довольно сложную с агротехнической точки зрения культуру.

 

Сахарная свёкла требует огромного, кропотливого труда. Одна прополка чего стоит. Её нужно проводить вовремя. Ни одного сорняка не должно остаться на поле. Причём далеко не всегда поможет техника, пусть даже самая «умная». Ручной труд при возделывании сладких корнеплодов необходим будет всегда. В противном случае — урожай можно получить с гулькин нос.

 

Свёкле нужны регулярные обильные поливы. Причём своевременные. Даже трёхдневное опоздание губительно для неё. А у нас с обеспечением крестьянских наделов живительной влагой напряжёнка. Прошлогодняя засуха — тому подтверждение.

 

Не все крестьяне могут получить и высокоурожайные семена. Некоторые дехкане вынуждены покупать посевной материал на рынках, а это всё равно что кота в мешке приобретать. Такой «подарок» можно домой привезти — весь год страдать будешь. Наверно, именно поэтому урожаи наших полеводов скромны: они получают с каждого гектара максимум 500 центнеров сладких корнеплодов. А за рубежом — 600 и даже 800. Уровень отечественного семеноводства в отрасли, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

 

Себестоимость отечественного сахара очень высокая. Дорожают ГСМ, газ, те же семена. Поэтому крестьяне стараются каждый год продавать урожай подороже, но это переработчиков по понятной причине не устраивает.

 

Кстати, а как там у них, то бишь на Западе, с вопросом поддержки свекловодов? Шикарно! Немецкий фермер на гектар высаженной сахарной свёклы получает дотации в размере 700-800 евро, в Испании — 500, даже польский аграрий получает 500 европейских дензнаков.

 

В Кыргызстане ситуация диаметрально противоположная. Согласно официальным данным, в прошлом году лишь четыре тысячи 400 крестьян смогли получить льготные кредиты. А фермеров у нас в стране, напомним, 384 тысячи человек. Вот такая грустная арифметика получается. То есть действенную помощь со стороны государства может получить только каждый тысячный крестьянин. Раньше сумма, выделяемая на льготные кредиты, была ещё меньшей. Нынешние власти, как никто из их предшественников, понимают необходимость действенной помощи сельским товаропроизводителям. Но, увы, экономика страны пока не позволяет оказывать всем кыргызстанским фермерам действенную помощь. Но всё равно делать что-то нужно. В противном случае мы никогда не спрыгнем с импортного крючка. Сейчас у властей вся надежда на кластеры — производственные объединения крестьян, переработчиков, реализаторов готовой продукции.

 

Именно им в будущем году обещана солидная помощь со стороны государства. Отличная мысль! В свекловодстве кластер давно был создан. Предприятия лет десять, если не меньше, как мы уже говорили, помогают дехканам. Так, может быть, имеет смысл именно эту отрасль поддержать в первую очередь?

 

Другую проблему понять даже теоретически невозможно. Как утверждают специалисты Минводсельхоза, для производства необходимых 150 тысяч тонн сахара нам нужно «отпускать» под свёклу 20 тысяч гектаров поливной пашни. В позапрошлом году было отпущено 10 тысяч га. В прошлом — 14 тысяч. С таким прогрессом мы обеспечим себя сладким продуктом лет эдак через 10.

 

Может, хватит неуместной вольницы, вернее — анархии? Обеспечение страны сахаром входит в продовольственную программу страны. Так почему же власти закрывают глаза на эту сложившуюся парадоксальную ситуацию? По всем законам экономики землю нужно выделять в первую очередь на производство тех видов продовольствия, о которых говорится в государственной программе. Ах, да, у нас фермеры — свободные люди, теперь никто не имеет права приказывать, что выращивать. Понятно, но если не приказывать, а стимулировать дешёвыми и длинными кредитами, обеспечить по льготной цене техникой, семенами, удобрениями. Только таким образом мы сможем обеспечить кыргызстанцев самыми необходимыми продуктами питания. Другие варианты даже не просматриваются.

 

Вячеслав АНИКИН.

 

Автор: -

Дата публикации: 14:59, 14-05-2024

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АникинАрисоваАщеуловБорисенкоГоршковаНестероваСапожниковКенжесариевКирьянкоКовшоваКузьминЛариса ЛИнестПлоскихПрокофьеваРубанСидоровCтейнбергСячинТихоноваШепеленкоШириноваЮрий Кузьминых