Main Menu

Аида Салянова: «В деле Ахматбека Келдибекова абсолютно нет политики». Об этом заявила генеральный прокурор в программе ОТРК «Итоги недели»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

По ее словам, следствие раздобыло доказательства того, что на какой бы должности А. Келдибеков ни находился, его работа была связана со злоупотреблением. 

"Это относится к его деятельности в качестве председателя Социального фонда в 2004-2005 годах, председателя Налоговой службы в 2009 году, а в 2010 году — торага Жогорку Кенеша. Никакой политической подоплеки в деле я не вижу. К примеру, являясь главой Налоговой службы, он передает функции государственного органа частной фирме. Никаких таких полномочий, ни в каком законе не предусмотрено. По его усмотрению и личной инициативе определяется конкретный человек, который стал этим заниматься. В результате всего за 2 месяца, согласно только акту Счетной палаты, недопоступления в республиканский бюджет составили более 2 млн. сомов. Что касается Соцфонда, то в 2004 году действовал закон, согласно которому всем застрахованным лицам следовало предоставлять сведения по их обращениям. Но по личной инициативе Келдибекова и его приближенных в 2005 году принимается закон, согласно которому всем застрахованным лицам вне зависимости от их обращения такие сведения  должны предоставляться за счет Соцфонда. Закон принимается в 2005 году, но сведения предоставляются за 2003-2004 годы. Хотя этого не нужно было делать. Тем более что сведения, которые бы предоставлялись в 2005 году, итак бы содержали  всю информацию за предыдущие годы. То есть распечатывать их за прошлые годы, тратить на это деньги в размере 24 млн. 300 сомов абсолютно никакой нужды не было. При этом мотивировка  звучала такая, что оборудование стоит очень дорого — порядка 200 тысяч евро", — сказала Аида Салянова. 

Генпрокурор признает, что многие справедливо задаются вопросом о том, почему дело "всплыло" только сейчас. "Я могу сказать, что 7 апреля 2010 года эти дела были утеряны, выкрадены. По данному факту кражи даже возбуждено уголовное дело. В деле, как все знают, необходимы только оригиналы документов, поэтому следствие с большой сложностью восстановило все эти документы. Все это время мы этим занимались", — пояснила Аида Салянова. 

Касательно вопроса спецпредставительства Жогорку Кенеша в бытность Келдибекова торага парламента Аида Салянова отметила, что данный вопрос действительно рассмотрел парламент. "У нас есть стенограмма, где Келдибеков говорит о расширении штата на 2-3 единицы, но не озвучивает  ни суммы, ни источника финансирования. Согласно закону, такой штат должен сформироваться только на общественных началах. Позже уже появляется постановление, подписанное Келдибековым, о совсем новой  структуре, которая называется "секретариат". Его штат уже состоял из восьми единиц, а их оклады приравнивались к окладам работников посольства Кыргызстана в России. Конечно, допущены многочисленные нарушения. На тот момент уже озвучивалась позиция МИДа, в которой говорилось о недопустимости такого шага, требующего аккредитации в МИДе России. Все эти нормы не были выдержаны. Отсутствовало и заключение Министерства финансов, выявлено нарушение ряда процедурных правил самого Жогорку Кенеша. Этот проект не рассматривался в отделе аппарата Жогорку Кенеша и комитетах. Когда его обсуждали в парламенте, то депутаты проголосовали за вынесение его на повторное обсуждение, то есть решение не было окончательным. Они лишь делегировали торага полномочия для того, чтобы он уже позже вынес его на рассмотрение парламента, выдержав все процедурные нормы.  Но этого не случилось", — сообщила Аида Салянова. 

Генпрокурор подчеркнула, что надзорный орган дает общественности всю информацию, чтобы она поняла, что в данном деле абсолютно никакой политики нет.  

Прокомментировала она и заявления адвоката Ахматбека Келдибекова  Азимбека Бекназарова, который говорит о том, что в данном деле следует допросить высшее руководство страны, принимавшее республиканский бюджет.  

"Во-первых, надо отметить, что обсуждение этого вопроса в Жогорку Кенеше проходило в закрытом режиме. В декабре рассматривается этот вопрос, а в январе уже принимается. Вы знаете, что Президент, согласно закону, не имеет права на внесение изменений в закон о бюджете, подписывая его. Тем более мало кто знал, каким образом данный закон принимался в парламенте. И только в ходе следствия выяснилось, что на обсуждение вынесли один вопрос, а приняли другой", — отметила Аида Салянова. 

Генеральный прокурор в эфире этой же программы заявила, что не согласна с заявлениями об избирательности работы надзорного органа.  В частности, по поводу привлечения  к ответственности депутата от фракции СДПК Мамата Орозбаева.

"Я абсолютно не согласна с этим утверждением. На данный момент не только представители оппозиции привлекаются к ответственности. Многие представители и властных структур даже отбывают наказание в местах лишения свободы. Есть такие люди. На сегодня к уголовной ответственности привлекаются мэры городов, акимы, заместители губернаторов — ставленники провластных партий. Есть, конечно, уголовные дела, где мы не можем инициировать уголовное расследование. Есть и такие факты. Приведу пример касательно депутата от фракции СДПК Мамата Орозбаева. Но нарушения, которые он совершил, приходятся на начало 2000-х годов. Только в силу того, что сроки давности истекли, мы не смогли привлечь его к ответственности", — сказала Аида Салянова, добавив, что для прокуратуры абсолютно нет никакой разницы, к каким политическим силам принадлежат  те или иные фигуранты уголовных дел. "На данный момент у нас есть материалы, по которым надо давать оценку и проводить работу. Они касаются как представителей оппозиции, так и правящей коалиции", — заключила Аида Салянова. 

 

  Соб. инф.






Добавить комментарий