Main Menu

Куда и с кем: Россией, Китаем или Западом? Идеальные браки — те, что заключены по любви и расчету.

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Подобно тому,  как в ХIХ веке революционер-    демократ, философ и публицист Николай  Чернышевский мучался вопросом:  что делать России? —  Кыргызстан сегодня стоит перед выбором: куда идти и с кем? Несколько лет назад на  горизонте упорно замаячила перспектива  вхождения в евразийское интеграционное пространство, началом конкретного воплощения которой стал Таможенный союз трех государств — России, Беларуси и Казахстана. Новая власть в лице Атамбаева уже  через год после прихода официально заявила, что  она выбирает курс   на Таможенный союз. Однако если говорить о принятии народом страны  этой идеи, то у нас получается, как у Скарлетт из «Унесенных ветром», которая при возникновении каких-либо головоломок откладывала решение на потом: «Я подумаю над этим завтра». Но думать надо не завтра, а сегодня. Уже разработана «дорожная карта» присоединения к Таможенному  союзу, недавно она утверждена в Высшем Евразийском  экономическом совете  и  через  год — в 2015 г. — мы должны войти в ТС. 

Поэтому, на мой взгляд, был весьма полезен «мозговой штурм»,  организованный недавно в Бишкеке общественным фондом «Единство» совместно с россиянами (Институт русского зарубежья, г. Москва) и белорусами (Центр по проблемам европейской  интеграции, г. Минск). 

1

 Не манна небесная

Выступление Юрия Шевцова, пожалуй, ожидалось с наибольшим интересом, потому что он поделился опытом вступления в ТС  своей страны — Беларуси, географически   такой же  маленькой, как и наша, хотя экономически, конечно, гораздо более развитой (ВВП почти в 30 раз больше). Так вот, по мнению гостя,  ТС  привлекателен хотя бы по двум  причинам: он предоставит доступ к дешевым углеводородам и откроет дорогу инвестициям. «У вас море природных ресурсов,  которых у нас, к сожалению, нет», — говорит  аналитик. Однако нужно покончить с иллюзиями, что ТС — некая манна небесная. Мир изменился, и в том числе Россия,  это уже не СССР, который из соображений идеологии подставлял плечо той  или иной братской республике. По меткому выражению Шевцова, «Таможенный  союз — не способ присосаться к России и за красивые глазки получать преференции». Надо  четко просчитать собственные интересы и готовиться к схваткам, которые неизбежны в условиях жесткой рыночной  конкуренции. Беларусь  путь в ТС начала в 1998 г. с заключения соглашения только с Россией. За это время пришлось пройти  через торговые войны, чтобы обеспечить место своей молочной продукции на российском рынке — есть определенные условия, которые она должна выдерживать. Зато нефть и газ она теперь покупает по внутрироссийским ценам. К примеру, газ по $160 за тысячу кубов, тогда как большинству государств он достается по $450. В страну хлынул поток инвестиций. Стал  возможным проект строительства атомной электростанции, который по значимости равноценен каскаду гидроэлектростанций для Кыргызстана.

Шевцов предупреждает: надо быть готовым и к тому, что  в Кыргызстан могут прийти и компании с рейдерскими намерениями, чтобы завладеть тем или иным предприятием  для его уничтожения, а не развития. Таких надо отсекать,  чтобы не нас «эксплуатировали»,  а мы использовали  чужие капиталы в собственных интересах.  «Дордой» и «Карасуу» как оптовые рынки скорее всего закроются, поэтому необходимо заранее разработать привлекательные инвестиционные проекты, которые создадут взамен них новые рабочие места.

Чтобы выдержать все эти условия, надо быть сильным государством, потому что решения следует принимать   быстро. Лучше всего, по мнению аналитика, укреплять президентскую ветвь власти: «Без сильного президента Кыргызстан в Таможенном союзе сожрут, и никто не заметит потери».

 

Как стать сильным без хана

Юрий  Шевцов известен как убежденный сторонник  укрепления института   президента, однако приемлем  ли его последний совет для Кыргызстана? По мнению  члена-корреспондента Национальной академии наук, председателя диспут-клуба «Академические вечера» Кулубека Боконбаева, также приглашенного на дискуссию,  совет несколько запоздал: «Сильная президентская власть в Кыргызстане неизменно превращается в ханскую, поэтому мы и перешли к парламентской республике».

По словам Кулубека Джоомартовича, после распада СССР перед Кыргызстаном  нарисовалось несколько перспектив: 1) союз с тюркскими государствами; 2) уход под патронаж Китая; 3) партнерство со странами Запада; 4) раздел страны между Узбекистаном и Казахстаном (такая возможность не исключена и сегодня, поскольку между ними продолжается противоборство за лидерство в регионе); 5)  евразийская интеграция. У каждого направления в  стране есть сильное лобби. И какая из дорог окажется наиболее привлекательной — это еще вопрос. Сегодня Кыргызстан заявляет, что   выбирает евразийское партнерство, а завтра все может поменяться, говорит Кулубек Джоомартович, хорошо знающий перипетии внутриполитической борьбы в Отечестве, нестабильность в котором уже стала хронической болезнью.  Что касается самого ученого и общественного деятеля, то он — убежденный сторонник евразийского пути, считающий, что наши народы близки даже на генетическом уровне, потому как  на протяжении  многих веков  «варились в одном котле». Безусловный лидер  в процессе евразийского сближения — Россия, но там, к сожалению,  поднял голову  национал-шовинизм, отмечает  К. Боконбаев.  В последние годы Владимир Путин, осознав необходимость развития союзнических отношений со странами ближнего зарубежья, пошел на сближение, однако для успеха дела ему необходимо заручиться и широкой поддержкой населения.

 

Не хочу быть придатком

Доктор экономических наук Жумакадыр Акенеев уверен в преимуществе евразийской интеграции. Не случайно три года назад он летал вместе с Алмазбеком Атамбаевым (в то время премьером) в Минск, где Межгоссовет      ЕврАзЭС тогда впервые официально рассматривал заявку Кыргызстана о вступлении в Таможенный  союз. Сейчас профессор руководит общественным объединением «За союз Кыргызстана, России, Казахстана и Беларуси».

70% продуктов питания мы получаем не из Китая, а из стран Таможенного  союза. Если  убираются барьеры на пути торговли, то почему  цены на них должны подняться в 2-3 раза? Это не более чем страшилки, распространяемые Акылбеком Жапаровым и другими противниками вступления в  союз, считает Акенеев. Нынешнее положение просто опасно для Кыргызстана — мы превратились в придаток экономики Китая: сюда идет вал дешевых, но зато и некачественных товаров. «Китай заходит глубоко в тыл», по выражению профессора. Таможня докладывает об импортируемом объеме на сумму $700-800 млн., тогда как на самом деле он составляет  $10 млрд. Если бы учет был реальный, а не «нарисованный», только таможенных сборов в казну поступало около $2 миллиардов. Конечно, на этом наживаются и таможня, и перевозчики, и торговцы. Поэтому «Дордой» и «Карасуу» наиболее  активно сопротивляются вступлению в  Таможенный союз.

Незадолго до распада СССР на всесоюзном референдуме подавляющее большинство кыргызстанцев проголосовало за сохранение союзного государства. Если бы сейчас  провели референдум о присоединении к Таможенному  союзу, то большинство кыргызстанцев сказали бы «да». Мы 74 года жили в одном интеграционном пространстве,  и его основа еще сохранилась. Но не следует забывать и о новом поколении, обратил внимание Акенеев.  Эти ребята  «сварились» уже в другом  «котле», и сегодня они говорят: пусть Россия выплачивает нам компенсацию за 1916 год.

 

«Компот-асссорти» по-новому

 

У ученого историка, преподавателя кафедры истории и культурологии КРСУ Светланы Плоских есть ответ на вопрос, как быть с требованиями о кун-выкупе (ни много ни мало $ 100 млрд.) за события 1916 г. Во взаимоотношениях Кыргызстана и России, говорит она, были перекосы в ту или иную сторону, но всегда сохранялось динамическое равновесие. Пока не подросло новое поколение. СССР был «компотом-ассорти», варясь в нем, Кыргызстан (как и другие республики, добавим) приобретал многое от других народов. Но сейчас, когда его вынули  и поместили в отдельный раствор, он теряет многое из элементов взаимопроникновения. Надо проводить широкомасштабную идеологическую работу. В обществе должен быть создан благоприятный климат для вступления в Таможенный союз. Роль истории в этом неоспорима. Есть много фактов, которые можно вспомнить. Например, многие (особенно молодежь) не знают, что после Октябрьской революции  по указанию  Ленина  создали особую комиссию, которая договорилась с Китаем о выплате бежавшим туда кыргызам  компенсации (деньгами, стройматериалами и т.д.). Советская  Россия выделила для этого 100 млн. руб. Беженцам также дали возможность вернуться в родные края, предоставив землю. Это к вопросу о кун-выкупе.

 

Кто поведет через перевал?

Российская имперская политика, по словам Сергея Масаулова, руководителя Центра перспективных исследований,  в отличие от английской или китайской, не выкачивала ресурсов. В результате Кыргызстан стал аграрно-индустриальной страной. Это  первый  аргумент в пользу евразийской интеграции. Второй заключается в том, что в Центральной  Азии очень остро стоит вопрос о водноэнергетических ресурсах. Нужен большой объединяющий проект, под «крышей» которого республики могли бы взаимовыгодно договориться. Таможенный союз создает возможности для экономического возрождения Кыргызстана, убежден эксперт. Но для этого нужны, во-первых, четкая программа перехода, во-вторых, команда, которая поведет страну через  перевал, и, наконец, политическая воля — кто-то должен взять  на себя ответственность за вступление. Кто? Высшим органом власти является Жогорку Кенеш, но он вряд ли возьмет на себя  эту ответственность.

 

Разгадка Тянь-Шаня

 

Мало кто из кыргызстанцев знает, что у нас в стране есть Научная станция Российской академии наук, расположенная в предгорьях,  в с. Кой-Таш. Она изучает и прогнозирует землетрясения, сели, оползни и т.д.   На днях она отметила свое  35-летие. По  мнению директора станции, доктора физико-математических наук Анатолия Кузьмича Рыбина, главное богатство  республики  в том, что на ее территорию приходится большая часть Тянь-Шаня. Вот и Россия имеет здесь свою научную базу. К сожалению  ученого, очень мало кыргызско-российских проектов, которые осуществляются на деле, а не на словах. А вот сотрудничество Научной станции РАН с учеными Кыргызстана  в изучении геодинамики и геоэкологии Тянь-Шаня — реальное. К примеру, совместно с научно-исследовательскими институтами НАН КР выполняется проект «Геодинамический полигон». Анатолий Кузьмич дает совет: нам надо готовить      отечественных специалистов в области  геофизического мониторинга — здесь у республики полнейший пробел. А ведь начинаются мощнейшие проекты в  гидроэнергетике. Нужны свои умы, чтобы не привлекать зарубежные.

 

Сказать раздраю прощай

 Для российского политолога Андрея Медведева, исполнительного директора  независимого центра  «Политконтакт», приезд в Кыргызстан, где он бывал и раньше, был возможностью увидеть самому и ощутить, что происходит в стране, за которой он наблюдает с интересом  со стороны и которой посвящал не одну публикацию. Поэтому он в первую очередь поблагодарил за приглашение участвовать в дискуссии. На сей раз аналитик добросовестно исследовал  взаимоотношения России и Кыргызстана в новейшей истории, то есть за время независимости, попытавшись дать ответ на  вопрос: почему же, несмотря вроде бы на обоюдное стремление  друг  к другу,   проекты никак не перейдут от старта к исполнению? Андрей Николаевич пришел к выводу: уже к середине 1990-х годов была создана достаточная договорно-правовая база для  того, чтобы перейти от слов к делу: заключено примерно 130 межгосударственных и межправительственных соглашений в различных сферах.  Однако развитие отношений носило декларативный характер по двум причинам: наша страна, стремясь получить максимум дивидендов от конкуренции между Россией, Западом и Китаем, пыталась демонстрировать «политику многовекторности», да и Москва  чрезмерно увлеклась иллюзиями относительно ориентации на Запад. К примеру, в октябре 1995 г. было подписано межправительственное соглашение, по которому правительство  КР обязалось в течение месяца предоставить правительству РФ перечень предприятий, в восстановлении и развитии которых мы заинтересованы. После согласования списка планировалось определить объем инвестиций и пакеты акций по каждому предприятию, которые должны  были передать российской стороне в счет погашения     госдолга. Однако требуемую информацию так и не предоставили. И одна из причин заключалась в том, что российское предложение не создавало условий для личного обогащения высокопоставленных лиц Кыргызстана, где  спрут коррупции уже раскинул свои щупальца. Дело в том, что вопросы получения республикой иностранных инвестиций и оказания ей экономической помощи были сознательно выведены из компетенции правительства и отданы в исключительное ведение генеральной дирекции Государственной комиссии КР по иностранным инвестициям и экономической помощи (Госкоминвест). Вышеупомянутый список как раз должна была составить эта самая гендирекция (прародительница бакиевского ЦАРИИ), и для этого требовалось всего лишь личное указание  Аскара Акаева.

Характеризуя сегодняшнюю ситуацию в республике, Андрей Медведев дает интересное (но не оригинальное) определение выбранной  нами парламентской  форме правления.  Он называет это «весьма смелым экспериментом». Парламентаризм требует высокого уровня развития гражданского общества и его единства. А наши многочисленные политические партии, включая те, что прошли в Жогорку Кенеш, плохо умеют договариваться между собой и создавать устойчивые коалиции. Поэтому роль Алмазбека Атамбаева, с которой он, по мнению Андрея Николаевича, тяжело, но справляется, заключается в сохранении хрупкого политического баланса, так как сами по себе наличие многопартийности, свободы СМИ и широкий простор для деятельности иностранных фондов и НПО не являются гарантией политической стабильности и элементарного общественного порядка.

Россия продолжает рассматривать Кыргызстан как одну из важных составляющих безопасности Центральной Азии. Для Бишкека, несмотря на сохраняющуюся «многовекторность», курс на Россию был и остается одним из главных приоритетов, говорит Медведев. Таким образом,  союзнические отношения между нашими государствами взаимовыгодны. В последние три года Кремль проявляет  явное желание активизировать сотрудничество как в экономической, так и в гуманитарной сферах как на федеральном, так и на региональном уровнях. Но многое, по словам аналитика, зависит от Бишкека. Сохранение в республике внутренней нестабильности, дальнейшее снижение жизненного уровня населения, продолжающийся процесс разделения северян и южан, усиление криминализации представляют серьезную опасность для  отношений двух стран и перспектив  участия КР в евразийской экономической интеграции. Решить свои проблемы только за счет внешней помощи невозможно. Нужна ответственная политика всех ветвей власти, они должны объединиться, перестать руководствоваться личной выгодой и исходить из пользы для всей страны. Если Бишкек проявит себя как надежный партнер и сохранит стабильность внутри государства,  то такое сотрудничество имеет хорошие перспективы, заключает  Андрей Медведев.

 

 С открытыми глазами, а не вслепую

Десант российских экспертов в Кыргызстан, когда страна  вроде бы уже окончательно взяла направление и на хорошей скорости идет к  вступлению в Таможенный союз, конечно, не случаен. Маленькая своеобразная республика еще может продемонстрировать свое непостоянство. Хотя штурвальный, в данном случае  Атамбаев,  учитывая весь опыт предшественников,  старается  обойти рифы и мели и обеспечить кораблю долгожданное уверенное плавание. Но тут, пожалуй, одного Атамбаева мало, должны подключиться все здоровые силы общества. Кыргызстан действительно подошел к критической  черте. Ведь это же ненормально, если уже почти третья часть населения находится за рубежом на заработках, и этот процесс вымывания продолжается, забирая не только малообразованную молодежь сел, но и лучших выпускников вузов. Должен сработать инстинкт самосохранения. Сегодняшней  власти, которая взяла курс на  евразийскую интеграцию, конечно, необходима поддержка народа, чтобы он,  попросту говоря, гасил попытки расшатать относительную стабильность и взорвать ее третьей революцией. А народу в свою очередь нужна  полная  ясность: чем и почему выгоден Таможенный союз. Ведь это не только политическое объединение, но и в первую очередь  экономическое.

Одна из участниц    вышеприведенной дискуссии, экономист по специальности (к сожалению, не записала ее фамилии), очень верно подметила: необходимо увидеть  будущую модель экономики. Однако, к сожалению, до сих пор никто в Кыргызстане не исследовал, как, к примеру, изменится структура его экономики через 10 лет и какие действия надо предпринять, чтобы избежать нежелательного. Белорусский аналитик  Юрий Шевцов попал в  самую точку, советуя «четко просчитать свои интересы и готовиться к схваткам, которые неизбежны в условиях жесткой рыночной  конкуренции». С расчетами у нас как раз-таки неважно, невзирая на то, что с  самого апреля 2011 г. (когда  страна официально заявила о том, что будет вступать в Таможенный союз) на высших уровнях признается: надо просчитать все плюсы и минусы и четко заявить о  преференциях для Кыргызстана с его маленьким  ВВП и дефицитом бюджета. С  тех пор уже  сформировано третье правительство, но не  далее как две недели назад на бизнес-форуме  слышим из уст очередного первого вице-премьера: «Кыргызстан должен просчитать условия вступления в Таможенный союз, чтобы не получить шоковых эффектов».

На днях забрезжил огонек. Из материалов совещания, которое провел премьер Ж. Сатыбалдиев, узнаем, что исследование все-таки существует. Оно проведено по заказу Министерства экономики и показывает «основные аспекты влияния интеграционных процессов на макроэкономические показатели отечественной экономики в ближней и среднесрочной перспективе» (цитата из сообщения пресс-службы правительства). При этом установлены как положительные, так и отрицательные последствия от присоединения к договорной базе ТС. Премьер-министр уведомил, что переговоры продолжаются и республика намерена войти в союз при условии   соблюдения национальных интересов. Соответствующим министерствам и ведомствам дано указание внести необходимые изменения в проекты документов.

Очень хочется, чтобы исследование на самом деле было полное и глубокое,  а расчеты, сделанные на его основе,  исходили не из личной выгоды лиц, которые имеют влияние на содержание этих бумаг, а из национальных интересов. Страна  должна войти в Таможенный союз с открытыми глазами, а не вслепую, чтобы не вышло, как с Кумтором.

Кифаят АСКЕРОВА.

Фото Султана ДОСАЛИЕВА.






Добавить комментарий