Main Menu

«Так хочется жить…»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В Москве вышла книга Анатолия Юновидова «Одинокая война. Неизвестный подвиг 385-й стрелковой дивизии». Два ее экземпляра  подарили кыргызстанцам: Фаине Федоровне Осиповой — дочери капитана Федора Смирнова, призванного из с.  Мырза-Аки Узгенского района Ошской области и воевавшего в составе этой дивизии, и  Гульнуре Акказиевой, аспирантке МГИМО, внучке участника  второй мировой  войны.

385-я стрелковая дивизия была  сформирована  в августе-сентябре 1945 г. во Фрунзе.  Ее  штаб и политотдел находились в доме на углу улиц Краснооктябрьской (сейчас Тыныстанова) и Пушкина.  Об этом напоминает  мемориальная доска на здании.

Мой дядя  Насиб (по документам Насып) Аляскеров ушел на фронт 18-летним. Погиб, когда ему не исполнилось и  двадцати лет. Прошло  70 лет. С того времени, как в декабре 1943 г. дедушка с бабушкой получили от него последнее письмо,  нам почти ничего неизвестно о нем. Кроме того, что  воевал  в составе 1231-го стрелкового полка 371-й стрелковой дивизии, погиб в боях за  освобождение Белоруссии  14 февраля 1944 г., похоронен в деревне Михайловка Витебской области.  Так рассказали вернувшиеся с фронта его боевые товарищи. Однако домой пришло извещение, что его нет  ни среди живых, ни среди  мертвых — пропал без вести. Дедушка писал запросы до 1954 г., но умер, так и не узнав правды. Не дал результатов и наш поиск, возобновившийся в 2013 г. Медленно, очень мелкими  шажками продвигаемся вперед. Недавно получила письмо от Ларисы Наумовны Бруевой из Витебского регионального центра героико-патриотического воспитания молодежи «ПОШУК», которая ведет поиск  пропавших без вести солдат. Она сообщила, что дядя мог быть раненым и погибнуть во время переправы через реку Лучеса, на восточном берегу которой находились госпитали. «Лед был весь покрошен, — пишет она. — Все дно реки (когда размывали пять лет назад песок для подъема техники) был устлан черепами погибших солдат.»

Поэтому можно понять мое  состояние, когда,  взяв  в руки присланную из Москвы книгу, в первую очередь открыла страницу, где приводятся результаты  поисковых отрядов, работавших на территории Калужской области. Знаю, что фамилии дяди там не должно быть, ведь  воевал в        составе другой дивизии и погиб предположительно на территории иной области, но  все равно глаза скользят с надеждой: а вдруг!

Поэтому мне и многим-многим, находящимся в таком же положении,  понятна  ценность труда, проделанного Анатолием  Юновидовым — 50-летним москвичом, исследователем военной истории, который кропотливо изучил материалы Центрального архива Министерства обороны РФ в  Подольске. Почему он взялся за  путь именно 385-й стрелковой дивизии, сформированной наряду еще с тремя кавалерийскими дивизиями в Киргизии? И почему он назвал  книгу «Одинокая война». Почему назвал  подвиг 385-й стрелковой «неизвестным»?

1

Мы ответим на эти вопросы, но прежде расскажем об удивительной истории рождения книги. «Несколько лет назад, — пишут во вступительном слове Ольга Буторина (Москва) и Олег Стеценко (Одесса), —  Министерство обороны РФ создало электронную базу данных «Мемориал», в которой содержались сведения о погибших в годы Великой Отечественной войны. Благодаря этому уникальному ресурсу потомки бойцов 385-й стрелковой дивизии нашли друг друга. Каждый из нас когда-то набрал имя близкого человека в поисковой  строке и, волнуясь, прочитал донесение о безвозвратных потерях. С той минуты незнакомое число 385 — номер дивизии и вместе с ним номер полка или отдельного батальона — 1266, 1268, 1270, 948, 836, 665 стали паролем, ключом к сейфу с пожелтевшими листами военной истории. Эти числа превратились во что-то глубоко личное, без чего не мыслится собственная жизнь и жизнь своей семьи. Узнав номер дивизии, каждый из нас захотел выяснить — в каких боевых операциях участвовал и при каких обстоятельствах погиб его отец, дед или прадед. День за днем мы искали информацию в Интернете, читали книги о войне, запрашивали архивы и задавали вопросы на интернет-форумах. Сведений оказалось крайне мало. По  всем официальным данным получалось, что на том участке фронта, где  действовала 385-я дивизия в течение 1942 г., буквально ничего не происходило. При этом база данных «Мемориал» упрямо показывала длинные списки погибших — сотни, тысячи десятки тысяч имен и фамилий. Разум отказывался понимать, а сердце наполнялось чувством горечи, обиды и острым желанием найти правду».

Поиск в конце концов привел потомков друг к другу. Познакомившись через Интернет, они поняли, что их обида и боль  общие, и в мае 2011 г. создали «Сообщество 385-й стрелковой дивизии» (Ольга Буторина и Олег Стеценко — его члены, и вступительное слово к книге они написали по поручению сообщества).

…»Друзья! Мы же внучатые однополчане и должны держаться вместе!», — бросил клич один из искавших. Постепенно к  группе присоединились военные историки,  участники поисковых отрядов, представители  ветеранских организаций, сотрудники музеев. Летом того же года Анатолий  Юновидов принялся  изучать  архив в Подольске. Члены сообщества установили  связь с музеями и ветеранскими организациями Бишкека, попросив предоставить имеющиеся у них материалы о сформированной здесь дивизии. Для издания книги, естественно, нужны были деньги, и когда выяснилось, что государство не будет его финансировать, сообщество 23 февраля 2013 г., в День защитника  Отечества, объявило сбор  личных пожертвований. Деньги пошли со всего мира, и уже через месяц необходимая сумма собралась. Имена тех, кто внес деньги, приводятся в конце книги. Каждый из них это сделал в память об отце либо деде, прадеде, дяде… Причем многие из  бойцов  воевали в составе других соединений, а не именно 385-й стрелковой.  Например, Пандза Хуберт Альбертович внес пожертвование  «в память о всех жертвах войны и в знак примирения народов Европы».

Так почему же — «одинокая война»? Анатолий  Юдовинов объясняет:  “Великой  Отечественной войне посвящены уже тысячи  книг, сняты множество  фильмов, но тема Ржевско-Вяземской операции, начавшейся в январе 1942 года, освещена крайне скудно. А о действиях   385-й Кричевской Краснознаменной ордена Суворова II степени стрелковой дивизии в этой операции почти ничего не  написано. Сразу же поясним, что в начале войны она была просто 385-й стрелковой дивизией. Участие в Ржевско-Вяземской операции стало ее первым боевым испытанием после  переброски из Фрунзе. Остальные  свои славные наименования она приобрела на ратном пути. К примеру, звание «Кричевская»  присвоили за  освобождение белорусского города Кричева.

Но вернемся к  вопросу о  «неизвестности».  Дело в том, что Ставка Верховного главнокомандования на этом участке войны  допустила стратегическую ошибку. Вот почему официальная советская историография эту тему не  жаловала, и даже сами военачальники — участники тех сражений старались ее избегать, а если что и упоминали,  то жесткая цензура не пропускала.  Юдовинов приводит пример: через двадцать с лишним лет после окончания войны бывший начальник штаба дивизии, а впоследствии ее командир, генерал-майор М. Ф. Супрунов составил записку о краткой истории 385-й стрелковой. В ней он впервые упомянул о том, что весной 1942 г. «дивизия   хоть и нанесла сильные удары по немецким войскам, причинив немцам большой  урон, но и сама понесла  большие  потери и не выполнила поставленной задачи». Причинами неудач Митрофан Федорович  был вынужден назвать  лишь отсутствие боевого опыта и мифические «свежие сильные резервы противника». Но даже несмотря на предельно осторожную формулировку, эта записка никогда не была опубликована.

Стратегическая ошибка ставки состояла в том, что почти сразу после  контрнаступления наших войск под Москвой, когда фашистам нанесли первый сокрушительный удар, командующим  фронтами дали приказ немедля начать новое наступление, не дожидаясь сосредоточения ударных группировок советских войск на этом направлении.

«Следствием подобной спешки и ударов, наносимых недостаточными силами, — пишет А. Юдовинов, — стали четыре месяца упорных, кровавых и практически безрезультатных боев». Работая в архиве,  он обратил внимание, что документы военных лет  констатируют: за два с половиной месяца боев 385-я стрелковая дивизия потеряла 9 654 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести, но  при этом нигде ничего не говорится  не только о причинах таких больших жертв, но и об обстоятельствах, при которых они произошли.  Исследовав  страницу  за страницей журналов боевых действий, приказы, распоряжения и донесения, автор воссоздал цепь событий. В предисловии к своей книге он пишет, что рассказ о том, как нашим войскам приходилось воевать весной 1942 г., для многих может стать откровением, а, возможно, и потрясением. Но это открытие необходимо.

В такой же ситуации, как и 385-я стрелковая дивизия, в тот период оказались многие соединения Западного и Калининского фронтов. Тем не менее ее положение было по-своему  уникальным. «…Когда невероятным напряжением сил Советскому Союзу удалось остановить наступление самой мощной  армии мира, завоевавшей пол-Европы, и погнать ее назад, — пишет

А. Юдовинов, — невозможно было представить, что  разгромленные под Москвой части вермахта, почти не получая подкреплений, смогут остановить  советское наступление и обратить ситуацию в свою пользу. …У немецких войск оставался последний  козырь, который в тот момент оказался решающим — опыт. Огромный опыт войны в Европе помог им найти верное решение в создавшейся ситуации. Немецкие части смогли организовать продуманную систему очаговой обороны, опиравшейся на подходившие для этой цели и тщательно укреплявшиеся деревни, которые  были превращены противником в мощные опорные пункты. …И тогда выяснилось, что сил целой дивизии может не хватить для взятия одной  единственной деревни.  Простые русские деревни, занятые  малочисленными немецкими гарнизонами, почти не имевшими тяжелого вооружения, стали непреодолимыми препятствиями, о которые разбивались волны атакующих частей  и на подступах к которым гибли тысячи бойцов».

Хроника восстановленных на страницах книги событий показывает, как бойцы родившейся во Фрунзе дивизии ценою огромных жертв и невероятных усилий, почти  без помощи командования армии создавали новую тактику ведения боев. Например, отказались от лобовых ударов и перешли от дневных наступлений к ночным. Новые приемы боя оказались настолько успешными, что продолжали использоваться нашими войсками и много позже,  когда уже не испытывали недостатка в боевом оснащении. Поэтому Анатолий Юдовинов считает  несправедливым тот факт, что «вместе с тысячами погибших воинов оказался забытым тот подвиг, который они совершили во имя Родины». Ради того, чтобы  восстановить справедливость, он и написал  книгу.

Кифаят АСКЕРОВА. 

Фото автора.






Related News

Мы построим современный развитый Кыргызстан

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrint31 августа на центральной площади Ала-Тоо Бишкека прошли торжественные мероприятия по случаю празднования 30-летия независимостиRead More

Дефицит хлеба нам не грозит?

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintКаким будет новый урожай? Хватит ли стране муки и зерна? Не вырастут ли на нихRead More

Добавить комментарий