Main Menu

Ах это сладкое слово «госзакупки»…

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Госзакупки составляют 35-40 % расходов  госбюджета,  ведь всем без исключения госструктурам — министерствам и ведомствам, бюджетным  больницам и детсадам —  требуются  как простые товары (бумага, авторучки, калькуляторы-компьютеры, столы-стулья, колеса-бензин, лекарства-бинты-шприцы и т.д.), так и сложные (например, разработка научных исследований и конструирование строительных объектов). Понятно, что  эти  миллиардные суммы должны расходоваться строго по целевому назначению, а сам вопрос организации госзакупок должен столь же строго и жестко контролироваться обществом.

Но при таком потоке расходов в нашей стране пока отсутствует, по утверждению экспертов Счетной палаты, эффективный государственный орган, ответственный за  осуществление   надлежащего  проведения процедур госзакупок в масштабе всего Кыргызстана.

Чтобы проверять, надо знать как

Рассказывает Илим Исаков, аналитик Счетной палаты Кыргызстана:
— Главной проблемой  в стране  до недавнего времени  было отсутствие методологии аудита госзакупок, в результате разные проверяющие ведомства применяли различные подходы. В  прошлом году  в СП КР наконец разработали такую методологию. Для чего? В первую очередь для экономии госресурсов, во-вторых, для последующего контроля процесса закупки. Недавно в Кыргызстане обнародовали итоги отчета, сделать который помогли Евросоюз и ПРООН в рамках поддержки правовой реформы.  По его данным, в 1997 г.  у нас проведено всего 50 тендеров, в 1998-м — 333, а в 2011-м — 4 152. Оказывается, у нас средние закупочные цены на один  и тот же товар варьируются до 65%, в частности, на медикаменты — от 2 до 72% в зависимости от объема продукции, расстояния до пункта доставки и прочих факторов!
Эксперт Счетной палаты рассказал, что методологию аудита закупок уже апробировали в Минсельводхозе, Минобразования, Киргостехуниверситете и Лебединовском айыльном округе Аламудунского района, и оказалось: по всем проведенным там тендерам отмечены типичные недостатки и нарушения. «Во-первых,  везде неправильно  ведется документация, нарушаются  процедуры закупок. Есть недочеты  при оценке конкурсных заявок, оформлении протоколов самих  процедур закупок, присуждении победы в тендере, в заключении договоров. Отсутствуют должное администрирование контрактов и  бланки стандартной документации. Участники торгов зачастую не соответствуют требованиям проведения тендеров, а протоколы закупок грешат  недостоверной информацией. Но главные нарушения — суммы контрактов превышают выделенный бюджет, победителям не    предоставляются гарантии обеспечения исполнения договора, протокол закупок не представляется в уполномоченный орган в указанный срок, не применяются штрафные санкции за просрочку поставки товаров или совершения услуг», —  отмечает участник процесса.

 

Особенно часты злоупотребления при закупках лекарств. Обычно в конкурсной документации препарат указывается в виде номенклатуры и подробно описывается состав. Зачастую это продиктовано не необходимостью купить лекарство с тем или иным элементом, а «заточкой» под отдельно взятый препарат — он есть только у одной фирмы, которая предоставит его в качестве единственного участника торгов без значимого понижения стоимости поставки.

А вот к системным нарушениям, отмечают аудиторы СП КР,  можно отнести закупку товарно-материальных ценностей без тендеров, недостаточную квалификацию специалистов  госорганов в сфере закупок. Нередко поставщики завышают цены, закуп часто делают не напрямую, от производителей, а через посредников, что, естественно, удорожает покупку.
Один из главных выводов: отсутствие в Законе «О госзакупках» уполномоченного госоргана, который бы осуществлял контроль над  закупками, приводит к неэффективному использованию госсредств.

Электронные торги — панацея против коррупции? 

Между тем не так давно в Министерстве финансов создано Управление по организации и проведению госзакупок. Еще в 2012 г. Минфин запустил интерактивный веб-портал госзакупок, который постоянно совершенствуется для удобства пользователей. По сведениям  МФ КР,  на 23 апреля т.г.  там разместили свои объявления 8 174 участника с предложениями  на общую сумму более 44,9 млрд. сомов, а в результате  тендеров  их победители (свыше 12 500 физических и юридических лиц) предоставили товаров и услуг на общую сумму 12,1 млрд. сомов. За два с небольшим года работы портала в план закупок включено 9,6 тысячи бюджетных организаций, их  намерения оценены на сумму, превышающую 68,5 млн. сомов.   За 2012-2013-й и на начало 2014 года   в МФ поступило и рассмотрено 140 жалоб по тендерам, из них  на портал — 85, а в письменной форме — 55. Интересно, что 20 из них касались ненадежных поставщиков, 5  оказались таковыми и теперь внесены в базу данных недобросовестных партнеров. На середину апреля на портале зарегистрировано 1 470 поставщиков, а закупающих организаций — 1 994.

 

Частым явлением ограничения числа участников в госзакупках является метод «фильтрации». Примером может служить  наделавший шума в России заказ на создание социальной сети для Минздравсоцразвития, ограничивающий время   выполнения работы всего 16 днями. Или госзаказчик может потребовать проведения  значительных строительных работ всего за пару месяцев. Невыполнимые требования могут предъявляться не только к реализации госконтракта, но и к претендентам. Например, определенный уставный капитал, финансовые гарантии, отсутствие нарушений обязательств по срокам поставки перед другими покупателями.

По словам главы отдела методологии Минфина Айбека Шайбылдаева, в ближайшее время  в министерстве готовится к выходу пилотный проект по электронным торгам, финансируемый АБР, и  уже в мае 2014-го он стартует. На первых порах  участвовать намерены пять участников — это сам Минфин, ОАО «Электрические станции», ОАО «Аэропорт  «Манас»,  НИИ кардиологии и мэрия Бишкека. Далее электронные торги предполагается внедрять поэтапно в других учреждениях.
Рассказывает Азамат Сыргаев, эксперт по закупкам проекта Всемирного банка в Кыргызстане: «Принципы госзакупок в мире одни и те же —  прозрачность, эффективность и экономичность. На сегодня ВБ и МФ тесно сотрудничают в организации электронных торгов, перенимая и внедряя прогрессивный опыт стран СНГ,  в частности Грузии. Тем самым минимизируются контакты покупателей и поставщиков, отсутствует пресловутый человеческий  фактор — на портале и те, и другие могут определить, кто, что и по какой цене может купить/продать. Мы намерены вместе с Минфином вскоре сделать презентацию по упомянутому выше пилотному проекту».
Но неужели дело только в несовершенстве нашего законодательства? Самат  Кылжыев, руководитель аппарата СП КП, считает, что причины коррупции в этой сфере не только в несовершенстве законов. «Законы должны укреплять правила, положения, нормы, регламенты применения. Т.е. нормативно-правовая база должна исчерпывающе описывать все случаи, которые могут возникнуть в системе госзакупок. Она везде в мире подвержена вероятности лоббирования тех или иных компаний, и электронные торги — способ борьбы с ним. Проблемы есть и  с законодательно установленной ответственностью должностных лиц. Немаловажны и сложности с техническим обеспечением процесса закупок —  портал как раз и создан для максимального доступа участников. Немаловажно и препятствовать сговору корпораций в установлении определенного уровня цен, что у нас случается. К сожалению, наше законодательство пока не может  определить признаки этого. Пример Сингапура и многих иных стран, у которых много опыта в борьбе с коррупционными схемами в госзакупках, для нас полезен.  В их законах оговорены такие ситуации и случаи, которые мы с нашим  недолгим опытом и предположить не можем. И участие общественности в этом процессе важно».

Так почему в Кыргызстане плохие дороги?

Эффективность системы госзакупок, отметил  С. Кылжыев, тесно связана с проблемой эффективности использования государственных финансов: «Это вопросы бюджетной политики — что важнее делать сейчас: строить школы, ремонтировать дороги или рыть каналы? Процесс госзакупок — реализация системы приоритетов государства, ориентирующегося на стратегические цели: чего хотим, каким путем достигнем и т.д. Но для этого нужно четко просчитывать,  какие лекарства, технологии, бензин и битум нам конкретно нужны. Такая работа только налаживается, следует определить, какие услуги  может сейчас предоставить государство, как  их эффективно реализовать, как спланировать финансы  для этого и как организовать закупки».
Шла речь и о  злоупотреблениях прежних лет в госзакупках.  Среди наиболее наглядных примеров — сфера строительства. Большой проблемой является низкая квалификация самих закупщиков — если они и не коррупционеры, а просто несведущие в своем деле люди, то могут закупить предлагаемые товары не того качества, какое требуется. Нарекания по качеству дорожного  строительства не высказывал у нас в стране только ленивый. В результате на первых порах все вроде бы неплохо, а через год капитально отремонтированные дороги, сданные в срок и с гарантией подрядчиков, начинают  катастрофически разрушаться намного раньше гарантийного срока.
Все помнят, каким стрессом для жителей столицы стал капремонт дорог в 2003-2004 годах. То одна, то другая важнейшая магистраль  надолго перекрывались  из-за ремонта. Особенно запомнился такой факт: вроде бы все, ура, завершили ремонт покрытия на Чуйском проспекте. Но чуть ли не через неделю вдруг началось дежавю — опять поквартально стали перекрывать главную городскую магистраль, чтобы на глазах изумленных жителей вскрывать новенький асфальт вокруг люков коммуникаций и укладывать эдакие метровые заплаты вновь, причем чуть выше уровня остального свежего покрытия.  Через год оказалось, что так следовало сделать сразу — в местах люков асфальт укатался до уровня всей дороги. Значит, если бы это не сделали «по горячим следам», то в этих местах образовались бы вмятины. Но почему это нельзя было сделать сразу? Так вот, в данном случае проблемы  отразили не только квалификацию подрядчиков-строителей, но и качество битума, к примеру. Может быть, следовало купить его более высокого качества, по более высокой цене, и тогда асфальт прослужил бы лет 10 без упрека. Но в нашем случае купили тот, которого и на три года не хватило, а сейчас, спустя десять лет, наши дороги почти повсеместно вызывают жалость и досаду. Так и хочется спросить, как классик: «Где деньги, Зин?».

 

В Советском Союзе злоупотреблений в системе госзакупок не было. Существовала  специальная система ГОСТов (государственных стандартов), в соответствии с которой определялось, в полном ли объеме реализован проект. Он считался выполненным только тогда, когда вступал в стадию не опытной, а промышленной эксплуатации, и его работу можно было наглядно увидеть в действии.

 

Стоит приглядеться и к российскому опыту борьбы с коррупцией в этой сфере. В марте2013-го Госдума приняла проект закона о федеральной контрактной системе, который сменил ранее действовавший закон о госзакупках. В частности,  теперь поставщики обязаны раскрывать информацию о своих конечных собственниках, соисполнителях и субподрядчиках. Всем исполнителям — поставщикам и подрядчикам — следует  открывать счета в одном банке. А правительство получило право ограничивать допуск к госзакупкам товаров, происходящих из иностранных государств, и услуг, оказываемых иностранными лицами. По мнению председателя комитета по инвестиционной политике Торгово-промышленной палаты РФ Антона Данилова-Данильяна, «принятие закона поможет уменьшению коррупции в сфере госзакупок, хотя и не сразу, а когда заработают институты обратной связи и возникнет навык применения закона, когда всем станет понятно, что происходит и как это происходит. Закон огромен — более 400 страниц, под него будет разработано множество подзаконных актов. Наверняка будет много жалоб, но стратегически закон очень важен. Нельзя поворачивать назад».

Елена МЕШКОВА.



(Next News) »



Добавить комментарий