Main Menu

О нашей поездке в Монголию

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

     Монголия сломала некоторые наши стереотипы о ней, и, как выяснилось, по некоторым аспектам — она впереди нашего Кыргызстана. Площадь этой страны в 7 раз больше нашей, но населения проживает на ней в два раза меньше, чем у нас. После поездки Монголия стала (для меня, по крайней мере) одним из самых привлекательных государств в азиатском полушарии нашей планеты.

mongolia_3500     … Всего 3,5 часа полета прямыми турецкими авиалиниями, и мы (7 студентов и я) расположились в центре Улан-Батора в хостеле, причем за небольшую плату нам предложили «монгольский» завтрак и самое главное — WiFi. Цель нашей двухнедельной поездки — студенческая полевая практика в столице Монголии, где у нас налажены хорошие профессиональные связи с кафедрой антропологии Национального университета Монголии.
Каждый студент разработал свой план проекта исследования, и уже на следующий день мы «ринулись в бой» — на поиски респондентов, чтобы окунуться в этнографию на практике, а не в теории.
Я знала, что Монголия была большим союзником СССР, не входя в его состав, тем не менее ее часто считали 16-й советской республикой. Однако во время наших интервью и наблюдений мы сделали вывод, что Монголия все-таки была независимым государством и предпринимала самостоятельные шаги.
Наши исследования можно поделить на несколько больших тем: молодежная культура Монголии, этносы и религиозная ситуация в стране. Например, Наргиз Солтоева, Михаил Лебедев, Арсений Писарев изучали современную историю в Монголии таких молодежных движений, как хип-хоп, рок, а также беседовали со студентами, которые проучились за пределами страны. Исследователей интересовало, как современные молодые люди формируют свои ценности посредством этих субкультур и выражают ли они чаяния и проблемы всей молодежи Монголии и общества в целом? Было очень интересно наблюдать «противостояние» между различными рок- и хип-хоп-поколениями страны, или как рэперы поют о патриотизме, призывая возродить кочевой образ жизни. Студентам удалось встретиться и взять интервью у известных местных рэперов и посетить различные тусовки, рок-клубы. Любопытству музыкантов не было предела: что здесь делают кыргызские студенты Американского университета?
Другие студенты — Виктория Аксютина и Гульнора Искандарова — изучали русских и казахов Монголии. Виктория обнаружила русскую диаспору в третьем поколении типично азиатской внешности! Как оказалось, в свое время еще при русском царе произошло очень много смешанных браков между русскими и китайцами, тувинцами и бурятами. Несмотря на это, члены диаспоры самоидентифицируют себя как русские. Другой интересный аспект:  русская община всегда сохраняла паспорта и гражданство сначала СССР, а потом Российской Федерации.
Гульнора работала с казахами Монголии, численность которых составляет несколько сот тысяч. У них непростая, но очень интересная история адаптации и проживания в этой стране. Казахи в основном осели на западе Монголии. Гульнора ездила каждый день в город Налайх, в нескольких часах езды от Улан-Батора, и даже провела несколько дней в одной семье.  Ее интересовали такие вопросы, как развитие скотоводства, пастбищное управление, а также религиозная ситуация среди казахов. Люди этой национальности, переселившиеся в Монголию в большей степени в конце XIX века с Алтая, плотно вписались в социальную структуру страны. Известно много случаев, когда они даже отказывались от казахстанской программы по возвращению соотечественников на историческую родину. А некоторые из уехавших туда спустя время все же не выдерживают и возвращаются обратно в Монголию. Мария Калинченко изучала устную историю социализма, отношение к капиталистической, неолиберальной системам. Ей было интересно сравнить, испытала ли Монголия ту же «шоковую терапию» в 90-е годы, что и Кыргызстан? И как социальные связи помогали людям и стране в целом пережить переходный период?
Айдай Кадыралиева постигала религиозную ситуацию в молодежной среде. В Монголии доминирует буддизм, но наряду с официальной религией активно практикуется шаманизм. Например, вокруг и даже внутри центрального буддистского монастыря Гандан расположены будки с шаманами и предсказателями. Буддизм очень толерантен к любым религиозным практикам.
Нам даже удалось взять интервью у проректора университета при этом же монастыре. По его словам, интерес к буддизму среди молодежи растет. Все больше юношей и девушек стремятся посвятить себя служению Будде, что также говорит о влиянии Далай-Ламы, который несколько раз посещал Монголию. Кроме того, в качестве эксперимента Айдай посетила сеанс шамана в юрте.
… Прошло совсем немного дней после нашего возвращения домой, а мы уже скучаем по Монголии, по новым друзьям и всем тем людям, которые помогли нам узнать и понять лучше ее историю. Монголия определенно магнетическая страна, сумевшая сохранить самобытность (наверное, в большей степени, чем мы). Например, юрты можно увидеть даже в столице. Люди любят и лелеют свою страну, а молодежь активно участвует в настоящих, а не бумажных реформах. Нам есть чему поучиться у Монголии. По крайней мере, культурные и исторические связи между двумя странами должны укрепляться и подпитывать нас.
Осенью этого года программа антропологии организует студенческую конференцию на общую тему «Внутренняя и Центральная Азия: исторические и культурные связи», где мы обязательно выступим с докладами о нашей поездке в Монголию.

Подготовила Нази ЖУНУСОВА, АУЦА.






Related News

«Невозможное — возможно, а возможное -должно!» Е. Поливанов

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintНемногие из учёных, занимающихся проблемами сравнительного языкознания и мечтающих о создании «общей грамматики всех языков,Read More

Так не доставайся же ты никому!

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintГибель Айзады Канатбековой от рук похитителя на минувшей неделе всколыхнула общественность страны. В Бишкеке иRead More

Добавить комментарий