Main Menu

НОВЫЕ РОССИЯНЕ

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

     Более четырех месяцев назад полуостров Крым вышел из состава Украины и присоединился к России. Это вызвало неоднозначную реакцию в мире. Одни назвали это решение свободным волеизъявлением крымского народа, другие — оккупацией России. Даже сегодня в СМИ идет жесткая пропаганда украинской или российской позиций, на фоне которой голос самих крымчан  практически не слышен. 

Все будет по-другому

4     Впечатления от Крыма, который переживает второе рождение, складываются  сразу после  приземления самолета. Аэропорт небольшой и практически не готов принимать тот поток туристов, о котором заявляют чиновники. Коллеги-журналисты, приезжающие в Крым еще с 80-х годов, не отметили никаких изменений: старые дороги и хромающий общественный транспорт, здания советской постройки и размеренная жизнь провинциального городка. Но местные жители считают, что все это останется позади.
— Вы видели наш город? Он застрял еще в Советском Союзе, — говорит продавщица магазина лекарственных трав Татьяна Берегина. — Раньше мы от Киева практически ничего не получали, но теперь  Путин обещал выделить деньги для развития. Тогда и экономика поднимется, и туристы к нам потянутся.
Возникает вопрос: если крымчане давно недовольны своим положением, то что мешало им провести референдум раньше?
— Мы не были готовы, а после майдана поняли, что нужно повернуть свою историю, — отвечает  Татьяна Берегина.
Вообще, надо отметить, что в Крыму  чувствуется подъем патриотических настроений. Буквально каждый житель связывает свое будущее с Россией, но при этом в первую очередь  считает себя крымчанином. И все, будь то водитель маршрутки или руководитель Академического театра, готовы часами говорить о политике и спасительной роли России. Общая риторика их рассуждений такова: в Киеве сидит хунта, Тимошенко и все остальные — зло, а Путин — спаситель.

Мина замедленного действия

     Однако не все благополучно складывается на полуострове. Главный редактор газеты «Ялта Times»  Сергей Сардыко рассказал, что жизнь до и после  референдума почти ничем не отличается. На руководящих постах сидят те же чиновники, что раньше клялись в верности и преданности Украине, а обещанное повышение заработных плат так и не произошло. Зато средний бизнес пострадал — многие частные предприятия на грани разорения из-за резко подскочивших цен на сырье и отсутствия спроса. Да и главный источник дохода полуострова — туризм — в этом году показывает крайне низкие результаты.      Кроме того, Россия, заручившись поддержкой крымчан,  не делает долгосрочных шагов в укреплении своего положения на полуострове, не ведет идеологическую работу с населением.
— Хотя почти все население поддержало Россию, есть и меньшинство. В будущем это грозит расколом в обществе. Власти уже сегодня должны понимать, что результаты референдума, пусть и положительные, будут иметь последствия. Ситуация доходит до того, что в школах некоторые дети отказываются петь гимн России, а разгневанные учителя ставят им «колы», — рассказывает Сергей Сардыко.

В поисках дома

11     В Севастополе  1 июня был открыт лагерь временного размещения беженцев.   Его деликатно называют «палаточным городком». Сюда в  основном  приезжают с юго-востока Украины — Луганска, Донецка, Славянска и из других городов, где проходят боевые действия.
Сотрудник службы управления гражданской защиты и по совместительству дежурный палаточного городка  Владимир Тягонян рассказал, что большинство беженцев нашли приют в детсадах, санаториях, школах и других административных зданиях, которые в летнее время не работают. Некоторых разместили в своих домах сами севастопольцы. В палаточном городке 16 июля, когда мы пришли туда, находились 577 человек, а всего по Севастополю около 8 тысяч беженцев. В городке в основном находятся старики и дети;  молодые мужчины и женщины,  устроившись на работу, переезжают на другое место. Рядом образовалась своеобразная биржа труда: на бетонных перегородках висят объявления о вакансиях,  а работодатели на машинах увозят наемников.
В лагере есть полевая кухня, медпункт, местные полицейские несут охрану территории. В палатках проживают по 12-16 человек. Жители приносят в городок кровати, постельные принадлежности и предметы быта, а питание, медикаменты и прочие необходимости обеспечивает муниципалитет.  При этом до конца августа людей уже должны переправить в более комфортные места на материке, так как городок не приспособлен к погодным условиям и служит лишь временным пристанищем. Тем временем количество беженцев растет.
Одна из постоялиц палаточного городка 53-летняя Светлана Валькова приехала из Луганска. В мирное время она работала на шахте, как и большинство жителей Луганска.  Вместе с родственниками Светлана уехала оттуда еще 4 июня — до начала бомбежек, поэтому удалось без проблем пересечь границу. Сначала на поезде они поехали в Ростов, но поскольку там уже не принимали беженцев, их направили в Севастополь. Здесь она живет вместе с дочерью, внучкой и пожилой матерью, планов на будущее — никаких.
5     — Мы ж не думали, что все так повернется:  останемся без дома, имущества и страны, — говорит женщина. —  Только Бог знает, когда сможем вернуться и вернемся ли. Сейчас по телефону общаемся с родственниками. Они рассказывают, что уже в подвалах сидят, город почти пустой, свет все время отключают. У нас там остались все.

Что дальше?

6     С 1 июня Крым полностью перешел на рубли, а гривна  стала иностранной валютой. Но, несмотря на это, некоторые виды сервиса, например услуги  мобильных операторов и интернет-провайдеров, еще исчисляются в гривнах. В частности, если пополнить баланс  мобильного телефона на 100 рублей, то на счет придет около 30 гривен.
По словам жителей, перерасчеты из украинской валюты в российскую сразу отразились на росте цен. Заметно подорожали продукты питания, поднялись  цены на социальные услуги и проезд на общественном транспорте. Но при всем этом заработная плата осталась на прежнем уровне. Водитель городского автобуса, например,  получает 4 тысячи рублей, а  работники заводов — около 7 тысяч. Прибавку сделали лишь для пенсионеров — их пенсия выросла почти в два раза.
Жители полуострова с надеждой ждут обещанных дотаций, а чиновники стараются всячески привлекать иностранных инвесторов.
С привлечением внимания  случаются казусы. То ли из-за провинциальной  наивности, то ли из-за слепого доверия Агентство стратегического развития  Севастополя заказало московскому PR-агентству разработать презентацию проекта развития региона до 2030 года. Столичные креативщики же подготовили презентацию с провокационной постановкой вопроса «Русская весна… что дальше?». Невзирая на поток жалоб горожан, эти баннеры в городе все же остались. Но с тех пор перед обществом актуальный вопрос: действительно, а что дальше? Ответ они узнают в будущем.

Немного субъективности и лирики

     После общения с крымчанами становится немного грустно, потому что надежды маленького народа на сильного соседа всегда вызывают тревогу. Этому научил опыт небольшого Кыргызстана.  Все эти слова о роли России, историческом выборе, светлом будущем  могут показаться  фанатизмом или наивностью. Слова жителей полуострова искренни, убеждения тверды, а аргументы основательны.   Хочется верить, что Крым действительно вернулся в родную гавань, ведь там,  где родные, не обижают.

4 3 2 3 2

Айдана АБДУВАИТОВА, наш спецкор.
Фото автора.

 






Добавить комментарий