Main Menu

Единый… Кыргызстан? Или союз регионов?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

     На днях в Бишкеке прошло общественное обсуждение проектов конституционных законов об избирательном законодательстве страны. Одно из предложений — введение региональных списков. «Если мы сейчас развернемся в сторону региональных списков, то получим ситуацию, при которой выборы станут фактически мажоритарными и не партии начнут между собой состязаться, а местные лидеры, которым политобъединение нужно только для того, чтобы пройти в парламент», — считает по этому поводу руководитель аппарата Президента Данияр Нарымбаев.

А отсутствие регионального порога для прохождения в Жогорку Кенеш может, предостерегает он, способствовать приходу в законодательную власть партий, сформированных из представителей только одного региона, что опять же приведет к усилению регионализма в стране.

Региональные списки: «за»…

     Лидер парламентской фракции «Ата Мекен» Омурбек Текебаев предлагает поправки в существующие законы, заверяя, что изменения усилят политические партии.
В качестве инициаторов соответствующего законопроекта, уже принятого Жогорку Кенешем в первом чтении, расписались также Ч. Турсунбеков, З. Жоошбеков, Т. Салимов, Э. Сакебаев, Г. Скрипкина, Г. Жамгырчиева, Э. Иманкожоева, К. Орозова, М. Мадеминов, Т. Туманов (СДПК), Ф. Кулов, К. Рыспаев, К. Туманов, К. Иманалиев, М. Тиленчиева, Т. Узакбаев, И. Гусаров, А. Калматов, Э. Исаков, З. Бекбоев, К. Омурбеков, Т. Левина, К. Осмоналиев, Н. Арипов, Ч. Султанбекова («Республика»), А. Баатырбеков, Ш. Абдыкеримов (гр. «Ынтымак»), М. Абдылдаев, Ж. Саматов, М. Султанов, А. Калмаматов, Н. Айдаров («Ата-Журт»).
Сегодня, отметил Омурбек Текебаев, один человек, то есть партийный лидер, находясь в Бишкеке, решает все вопросы партии. «Мы должны демократизировать партийную систему. Необходимы децентрализация, дерегламентация», — считает политик.
В предлагаемых им и другими инициаторами    законопроектах предусмотрен новый порядок формирования единого списка кандидатов политической партии для выборов депутатов Жогорку Кенеша: они будут состоять из двух частей — республиканской и региональной. Прописано и установление преференциального голосования; создание единой унифицированной правовой основы избирательного законодательства на базе действующих избирательных законов; внедрение в избирательную практику новейших автоматизированных технологий для идентификации избирателей (по биометрическим данным), подсчета голосов и подведения итогов голосования; увеличение размера избирательных фондов политических партий.
По словам Омурбека Текебаева, введение практики региональных перечней якобы приведет к тому, что «в регионах начнется  реальная борьба, конкуренция между партиями, исчезнет возможность использования административного ресурса». «В обществе высказываются опасения, что в региональных списках партий могут оказаться наркобароны, контрабандисты, люди, сколотившие состояние неправильным путем. «Что будет, если они придут к власти?» — задают вопрос. Да, такие опасения есть, — признает депутат. — Но риски можно минимизировать через увеличение региональных барьеров, все проблемы можно решить».
«Нынешняя избирательная система Кыргызстана выгодна СДПК и «Ата Мекену», — заявил законодатель. По его словам, эти именитые   политобъединения все знают, они обладают большими ресурсами. «Новым партиям приходится очень сложно. Чтобы развивать справедливую конкурентную борьбу, надо всем дать одинаковые возможности. Пришло время изменить избирательное законодательство в сторону демократизации. Разработанный метод составления республиканского и регионального списков как раз поспособствует этому. Сегодня у этого законопроекта много противников. Они говорят, что партии просто поделятся на регионы и возникнет слишком много региональных лидеров. Все это ерунда. И при нынешней системе партии делятся внутри себя на группы, возникает много лидеров. Они должны учиться находить компромиссы путем переговоров», — добавил Омурбек Текебаев.
По его словам, такой тип пропорциональной избирательной системы используется в Российской Федерации, Израиле, странах Южной Африки, при выборах в Европейский парламент, в странах Европейского союза.

… и «против»

     Непонятно, почему Омурбек Чиркешович приводит в пример эти страны и объединения, мы ведь не федерация?..
С одной стороны, идея выглядит неплохой. К примеру, может оказаться так, что в случае очередных выборов в парламенте не окажется ни одного выходца из Баткенской области. А значит, как бы некому будет поднимать в Жогорку Кенеше проблемы баткенцев. Получается, мы признаем, что регионализм и землячество у нас настолько неистребимы, что не станет уроженец одной местности душой болеть за другую. Иначе говоря, мы все, наши политики не воспринимаем всю страну  как свое Отечество, всех кыргызстанцев как своих земляков. Нет, мы только — таласские, чуйские, нарынские, ошские, а еще — северные, южные… Региональная принадлежность у нас преобладает над гражданской идентичностью. Отлично! Давайте еще введем родо-племенные списки! А то ведь если в депутатском корпусе не окажется ни одного представителя родов саруу или кытай, или саяк, или ичкилик,  кто же защитит их интересы? Кто же протолкнет их в правительство, в министерства, в Государственную налоговую службу? Давайте законодательно закрепим, что южане и северяне должны обладать в парламенте равным количеством мандатов, а спикером поочередно становиться представитель каждого региона.
Зачем же тогда вообще партиям ломать голову над своими доктринами, программами? Разве кого-то волнует, консерватор кто или радикал, либерал или социалист (а ведь и в самом деле подчас даже социалисты, социал-демократы показывают самые консервативные взгляды; так что такое — все эти платформы?)?
Но скажите: разве для решения проблем той или иной области, местности нет полномочных представителей правительства, органов местного самоуправления?
И по какой такой причине депутат-уроженец Таласской или Джалал-Абадской области может не принять граждан из Иссык-Кульской или Чуйской, не выслушать их просьбы и не постараться решить их проблемы? Разве в Конституции не указано: «Государство и его органы служат всему обществу, а не какой-то его части»?
Демократизация партий, децентрализация в них — это их внутреннее дело. Если какие-то региональные партийные ячейки недовольны политикой лидера или политсовета политобъединения, они могут высказать свои претензии на съезде или вовсе покинуть ряды партии. Что мешает включать в единый список кандидатов активистов из всех регионов?..
Проблемы лежат совсем в иной плоскости, и региональные списки — не их решение.
«Инициаторов законопроекта можно понять. Но данная схема не гарантирует того, что в высшую законодательную власть придут профессионалы, которых, по идее, нужно готовить с пеленок. У нас партии на выборах в первую десятку своих списков включали именитых людей, а после них уже шли богатые. Но потом, после выборов, кандидаты из первой десятки уходят. Получается, что в парламент попадают в основном бизнесмены. И в случае принятия данного проекта закона ситуация останется такой же. Но если в первом случае регионализм выглядел немного размытым, то во втором его будет уже больше», — сказал в СМИ политолог Марс Сариев.
«В условиях неразвитости нашего государства не породит ли это региональное лобби? — поделился он опасениями. — Не приведет ли это к кланово-земляческому диктату? Где амортизация, противовесы? Во власти, к примеру, от клана кыпчаков (Баткенская область) практически никто не представлен. И завтра кыпчакцы могут выйти и сказать, что и они хотят стать автономией. Иссыккульцы могут сказать, что они не намерены делиться прибылью от «Кумтора» со всеми, а Бишкек — кормить какой-то из регионов. Тогда наша страна просто начнет разваливаться».

О преференциях

     Другой парламентарий — Данияр Тербишалиев подробнее рассказал о предлагаемом преференциальном голосовании.
По его словам, выборы 2010 года вскрыли недостатки при составлении партийных списков. «Все мы стали свидетелями того, как проходил процесс их формирования. Он закрыт и осуществляется только лидером партии, ранжирующим фамилии кандидатов в зависимости от близости их к партийной верхушке и финансового состояния. Суммы стоимости мест в списках варьируются от 50 тыс. до 1 млн. сомов. Все это не способствует демократии и развитию партийной системы», — сказал он.
По его мнению, при преференциальном голосовании избиратели могут голосовать не только за политобъединение в целом, но и за кандидатов в их списке: именно от их волеизъявления будет зависеть, кто попадет в парламент, а вовсе не от прихоти лидера.
«Открытые списки или преференциальное голосование    создает внутрипартийную конкуренцию, повышает профессионализм партии и устраняет внутрипартийную коррупцию. Задачи законопроекта — предоставление избирателю возможности голосовать за 10 кандидатов из представленных в списке партии», — нахваливал Данияр Тербишалиев.
Для этого на выборах в избирательном бюллетене вместе с наименованием партии придется указывать отдельных кандидатов, занимающих со   2-го по 11-е места.
«К примеру, если партия получила 30 мандатов, то мандаты со 2-го  по 11-е распределяются преференциальным — в зависимости от полученных голосов избирателей. После 11-го места — по списку, утвержденному на встрече политпартии», — пояснил инициатор.
Еще одно предложение — сократить список кандидатов: не от 120 до 200 человек, как ныне, а от 65 до 120.
Между тем представитель партии «Мекен ынтымагы» Расул Тулеев опасается, что внедрение преференциального голосования приведет к несоблюдению норм о квотировании.
«Мне кажется, что квоты в ЖК были предусмотрены потому, что отдельные категории лиц не будут выбирать. Что будет, если проголосуют только за мужчин? Или только кыргызов? Также вы говорили, что партии коррумпированы. Скажите, какие партии коррумпированы?» — обратился он к Данияру Тербишалиеву.
Однако депутат продолжает считать свою инициативу благой: «Если вы, например, стоите в списке 119-м, каковы шансы на то, что вы вообще станете депутатом? При преференциальном голосовании вы, вне зависимости от места в реестре политпартии, можете быть избранным вторым или третьим, не давая взяток партийному руководству», — сказал он.
Попробуем разобраться. Да, с одной стороны, идея выглядит интересной. Если, к примеру, я хочу проголосовать за СДПК, но не желаю видеть в парламенте Данияра Тербишалиева, то могу отдать предпочтение какому-то другому кандидату. Но ведь выбирать-то мне, исходя из слов законотворца, придется только из тех, что занимают 2-11-е места в списке. Так что за 119-го я никак не смогу пролосовать, при всем преогромном желании. Так что, претендентам все равно придется подкупать партбоссов, чтобы попасть в заветную «верхушку» чарта, а не оказаться 20-м или 50-м. В общем, предложение Тербишалиева никак не помогает бороться с названной им внутрипартийной коррупцией. Смысл такие поправки могут иметь только для тех безнадежных политобъединений, что не рассчитывают получить в Жогорку Кенеше больше десятка мандатов. Да и то весьма небольшой.
На самом же деле и региональные списки, и преференциональное голосование — это выбор отдельных личностей, а не идеологических платформ партий. А значит, возвращение к мажоритарной системе. То есть в конечном итоге признание того, что мы абсолютно политически безграмотны (хотя и чрезмерно политизированны), что нам чужды понятия о демократии, социальном равенстве, либеральных и гуманистическх ценностях, экономических реформах и т.д., гораздо важнее, что кто-то там построил в моем селе клуб или мечеть, а другой раздал бесплатно сахар, а третий просто мой родственник… О каком развитии — политическом, экономическом, социально-культурном — можно говорить? О каком таком прогрессе? О какой парламентской демократии?.. Нет, это, увы, путь назад, в прошлое.

Алия МОЛДАЛИЕВА.






Добавить комментарий