ISSN 1694-5492
Основана 23 марта
1925 года

ЕДИНЫЙ КЫРГЫЗСТАН - ЕДИНЫЙ НАРОД

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА

Курултай, курултай, кого хочешь выбирай


Напомним, Указом Президента Садыра Жапарова на 25 ноября назначен курултай. А с 15по 25 октября пройдут собрания на местах. Народ изберёт участников общенационального съезда. Будут избирать и делегировать именно жители. Депутаты же местных кенешей (сельсоветов) проведут организационную работу. В каждом селе пройдут сходки, где обсудят проблемы республики и выберут посланцев, которые в свою очередь станут участниками айыл окмоту и городских курултаев и наконец приедут в Бишкек.

 

 

Созданный в августе оргкомитет ведёт работу по подготовке к всенародному форуму, на который соберутся 998 делегатов — представители айыл окмоту и городов страны.

 

Наш собеседник — член этого оргкомитета Кубанычбек Дуйшеев, известный в стране общественник по «Кырк чоро», «Элдик курултай», «Кыргыз чоролору».

 

— Ну что, Кубанычбек Турдумамбетович, сбылась ваша мечта, вынашиваемая с 2010 года?

 

— Похоже, да, сбывается. Ещё после той, апрельской, революции мы создали Народный курултай. Мы говорили, что неправильно идём, создавая, ничего не меняя. Мы должны выбирать не лидера, а путь. Власть поменялась, и… ничего не изменилось. Так и продолжался системный кризис. Мы предлагали вместе подумать, как выходить из ситуации. Подготовили концепцию Дастана Сарыгулова. Во всех областях провели курултаи. Тогда курултай был региональным и на общественных началах.

 

Почему такая форма волеизъявления, региональная? Потому что по принципу родов, как предлагалось, вело к трайбализму, местечковости, местничеству. Тогда как Кыргызстан — изначально современное светское государство. Какие вопросы рассматривали? Нужна была конституционная реформа, контроль за использованием недр. А что касается идеологии — преодоление духовного застоя, безверия в идеалы.

 

— Я даже помню, как после не апрельских, а мартовских событий 2005 года, после Акаева, страна будто встрепенулась. Коррупционные разоблачения, развенчание мифа акаевской демократии при «зяте всего кыргызского народа». А потом…

 

— А потом пришла своя бакиевская семейственность. Один сын там, другой — здесь, захватили и экономику, и политику. А ещё брат Жаныш — на госбезопасности. Развивалась, укреплялась новая элита, которой было наплевать на курултай как народный надзор. Под стать чиновничьей элите был и парламент — суть от сути элиты. Они власть превратили в бизнес. Только деньги всё решали: покупались должности в министерствах, места в партиях и парламенте. Если вложил деньги, их надо вернуть. Как? Через коррупцию, кумовство, ту же систему госзакупок.

 

Мы с 2010 года через общественное объединение «Кырк чоро» пытались оказывать антикоррупционное содействие. А толку? Трудно изменить то, что устраивает элиту. Общественное объединение «Кыргыз чоролуру» уже при Атамбаеве разоблачало махинации в департаменте лекарственного обеспечения. Так, министр здравоохранения Талант Батыралиев на нас в суд подал. И выиграл.

 

Приходило понимание, что для развития Кыргызстана как сильного государства необходимо не одно общественное движение, не 50-100 человек в нём числящихся, а именно курултай — не разовое мероприятие, а живой организм, самостоятельный и независимый от властных денежных подачек и привилегий.

 

— Но, позвольте, у нас же есть партии, которые могут сказать о себе нечто подобное.

 

— Да, 200-300 парторганизаций. Партии одного-двух состоятельных людей. Партии по интересам. До 2010 года я состоял в «Ак шумкаре». Сариеву верил, думал, он борется за народ, его чаяния. А оказалось, это партия одного человека, которому нужны были деньги. Когда шло состязание за места в парламенте, в числе первых кандидатов оказались состоятельные люди. Всё продаётся, всё покупается.

 

Этой идее — курултаю — более 20 лет. И всегда власть, при любом президенте, любом созыве парламента, была против. В проекте Конституции 2010 года была статья 52 — о курултае («предлагает и рекомендует»). В 2012 году парламент статью принял в первом чтении и на тормозах спустил. А существуй эта норма, не было бы октябрьских событий 2020 года. Мы с Азимбеком Бекназаровым и с другими ещё за год до этого собрали более 13 000 подписей «за курултай». Бекназаров встречался по этому поводу с Сооронбаем Жээнбековым.

 

Тот согласился. В ЖК сообщили: мы принимаем закон. Обещали, но не выполнили.

 

Понимаете, за народную власть (курултай) выступали и Атамбаев, и Отунбаева, а раньше — Бакиев и Акаев. Выступали, как пришли к власти, и ничего по его организации не делали.

 

— А что сейчас-то может измениться? Идут дискуссии — есть как сторонники, так и противники курултая. Да, в соответствии с Конституцией граждане КР имеют право участвовать в обсуждении и принятии законов, решений республиканского и местного значения. Они также вправе проводить курултаи, являющиеся исторической традицией кыргызов.
— По Конституции, продолжу я, народный курултай — общественно-представительное собрание. Президент может освобождать от должностей членов Кабинета министров и руководителей иных органов исполнительной власти с учётом предложений парламента и Народного курултая. Курултаю наряду с главами государства и Кабинета министров, десятью тысячами избирателей принадлежит право законодательной инициативы. Совет по делам правосудия формируется из числа судей, составляющих не менее двух третей его состава, а также представителей Президента, Народного курултая и юридической общественности, составляющих одну треть его состава.

 

— А оппоненты возразят: пока не будет закона с прописанными полномочиями и статусом курултая, он может восприниматься как совещательный орган, регулируемый временным положением, которое Президент страны и утвердил. А без закона представители народного курултая не смогут участвовать в формировании Совета по делам правосудия, оценивать работу Президента, Кабмина, Жогорку Кенеша.

 

— Это так и не так. Я уже говорил о бездействии в отношении какого-либо гражданского контроля при прежних президентах. А Садыр Жапаров оказался молодцом: он хочет эту идею довести до конца, то есть воплотить в жизнь. Он сам с ней рос как политик-депутат, как лидер страны. Ещё в феврале этого года он создал комиссию по подготовке соответствующего закона. Затем документ принялись обсуждать в комитете ЖК по госустройству, законодательству и чему-то там ещё. Из двенадцати членов комитета при рассмотрении проекта закона присутствовали восемь. Так вот, четверо были «за», и четверо — «против». И всё застопорилось: будто бы навалились другие важные вопросы, потом каникулы… Это как: хочешь сделать дело — ищешь решение, не хочешь — ищешь причину.

 

— Потом появились пояснения от советников Президента. Зачитываю: «Курултай — это совещательный представительский орган. Он не стоит над парламентом, как ошибочно полагают некоторые депутаты. Но все эти аспекты в первоначальном проекте закона, который отклонили, не были отражены». Не кажется ли вам, что идёт саботаж по проведению курултая? За буквой закона скрывается суть инициативы. Можно привести в пример Жогорку Кенеш, который работает с конца декабря, но до сих пор не имеет регламента — главного свода правил, упорядочивающего принятие решений.

 

— И я о том же. Понадобилась политическая воля Президента, чтобы назначить дату проведения Народного курултая. Понимаете, или он состоится сейчас, или не состоится никогда. И всё пойдёт по накатанной колее. Как было при каждом меняющемся президенте. Хотя за 30 лет независимости могли бы уже давно выбрать свой путь, не похожий ни на западный, ни на восточный, ни на пути соседних стран. Но, замечу, нечто подобное нашему курултаю присутствует в Монголии — Улуу Хурал, Китае — Всенародное Собрание.

 

Да, это будет нечто новое, можно сказать, революционное. Но не по смене режима и президента, а по созданию системы, институтов власти. Мы вышли из Советского Союза. Тридцать лет живём якобы при капитализме. Но каком-то своём, доморощенном, неэффективном, не с человеческим лицом. Тридцать лет спустя перед страной стоят, как и вначале, те же вопросы: защита суверенитета, социальная справедливость, защита детей и стариков, успешное использование водных и железорудных ресурсов. И так далее. Нужны институты (как система) семьи и материнства, аксакалов, позарез — трудовой миграции и всего, что с ней связано. Мы слышим обо всём этом из уст депутатов, видим по их делам…И мы будем добиваться принятия Жогорку Кенешем закона о Народном курултае.

 

— А ведь у слуг народа проявляется инстинкт самосохранения. Вдруг в будущем народные собрания трансформируются в верхнюю палату парламента, когда, допустим, произойдёт децентрализация власти. Впрочем, сторонники курултая называют это инсинуациями. А что если истина посредине?

 

— Может, и так. Я вижу много умных, грамотных, инициативных, активных людей. Почему они оказываются в стороне? А какие-то проходимцы — в больших начальниках. Недавно Садыр Жапаров снял сразу четверых министров. И это, наверное, не предел. Как они попали в министры, если за год в ведомствах ничего путного не сделано? Но знаю активнейшего организатора курултая у себя в Сокулуке, в айыл окмоту Крупской, — Галину Калюжную. Сам я, к слову, работаю сварщиком и этим зарабатываю на хлеб для семьи. Но не могу по своей природе, характеру проходить мимо несправедливости, несуразицы. И не хочу оставаться, как и Галина Калюжная, сторонним наблюдателем.

 

— Тут многие задаются вопросом: не превратится ли курултай, начиная с села, айыл окмоту, в привычный сбор «дежурных аксакалов», которые во всём будут соглашаться с Президентом, что только ему и на руку?

 

— Дело не в Президенте страны. Я просто знаю, что в каждом ацыле, каждом айыл окмоту люди выберут на съезд самых достойных. Все понимают, что это, может быть, одна-единственная попытка изменить наш мир.

 

И, когда соберутся в Бишкеке 998 делегатов, они не будут обсуждать свалку у своего дома, сухой арык на пашне или сгоревшую подстанцию. У многих появились вопросы, куда делись 19 тонн золота, если, действительно, как говорят, куда-то делись? Однако Президент утверждает, что всё до грамма контролируется. Пусть он и скажет об этом на курултае. Они потребуют отчитаться по делимитации и демаркации границ. Как будет с электричеством в республике в отопительный сезон. Предложат своё видение административно-территориального деления. Я лично считаю, что надо укрупнять айыл окмоту, чтобы было эффективное, не по мелочам, использование республиканских средств для выхода из разряда дотационных.

 

Чего парламентарии боятся? Что соберутся на съезд граждане по возрасту от 18 лет и по квоте на 30 процентов женщин и независимо от национальности, вероисповедания и затмят их собой? А народ и есть носитель власти. Чиновники, депутаты не справляются? Надо искать другие формы правления. Я так считаю.

 

— Это всё по содержанию. А по форме? Встретились, два дня поговорили и разъехались до очередного раза через год?

 

— Будет избран президиум курултая — 21 человек, действующий на постоянной основе. А сам курултай при острой необходимости может собираться и чаще, чем раз в год.

 

— А средства откуда?

 

— Предполагается — из президентского и премьерского фондов. Но я, если окажусь участником этого съезда, предложу все средства, предназначенные для нашего проживания, питания и проезда, перечислить в фонд помощи баткенцам. Это, считаю, будет по-человечески правильно. Тому, кто из делегатов сам не сможет себя на республиканском курултае содержать, пусть сельчане, соседи по микрорайону помогут. Тогда это и будет соответствовать значению «народный».

 

— Будем надеяться, курултай пройдёт на должном уровне. А дальше? Что должно измениться в сознании каждого кыргызстанца, чтобы улучшить страну?

 

— Каждый на своём месте должен вносить свою лепту. Считаю, с работой курултая станет более понятно, какая нам всем и каждому из нас предстоит работа.

 

Геннадий КУЗЬМИН.
Фото Нины ГОРШКОВОЙ.

Автор: -

Дата публикации: 15:57, 17-10-2022

ПОИСК ПО АВТОРАМ:

АбытовАйжигитовАщеуловБайджиевБеляковБиялиновБоконбаевВоропаеваГоршковаНестероваДосалиевСапожниковКенжесариевКовшоваКузьминПетровПлоскихПоповаПрокофьеваСидоровШаповаловШариповШевцовШепеленкоШириноваЭркебаев