Main Menu

КТО ТЕБЯ ПОРОДИЛ, ТОТ С ТЕБЯ И СПРОСИТ!

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Роль парламента и премьер-министра значительно возросла с принятием в прошлом году новой Конституции, превратившей страну из президентской в парламентскую республику. Напротив, президентские полномочия заметно ослаблены. В связи с этим кандидаты на президентское кресло подогревают свою борьбу за вожделенную должность громкими заявлениями. Одно из них — публичные клятвы в случае прихода к власти изменить форму правления с парламентской на президентскую. А цель предельно ясна: увеличить полномочия президента, тем самым повысить его ответственность за судьбу народа и страны.
По их мнению, после печально известных апрельских и июньских событий 2010 года, когда Кыргызстан уронил свой имидж в глазах мирового сообщества, парламент разрывается изнутри от постоянных конфликтов, экономика находится в кризисном состоянии, социум на грани взрыва, стране необходим лидер, способный принимать конкретные решения, а не быть пассивным наблюдателем. Оппоненты же заявляют, что это не что иное, как заигрывание с определенной частью электората, ведь никто из них, за исключением единиц, не представил народу реальную программу действий.
Создается такое впечатление, что претенденты на должность президента не знакомы не только с действующей Конституцией, но и с проектом закона «О Президенте Кыргызской Республики», предложенным на рассмотрение Жогорку Кенеша лидерами парламентских фракций
К. Ташиевым,
Ч. Турсунбековым,
Ф. Куловым, К. Исаевым,
О. Текебаевым. Проект представляет собой расширенный комментарий к третьему разделу Конституции, касающемуся статуса главы государства и его полномочий.
На вопрос, чем вызвана необходимость принятия закона, который фактически дает понятие о содержании ряда статей Конституции, мы попросили ответить участника Конституционного совещания, ныне полномочного представителя Президента в Жогорку Кенеше Данияра НАРЫМБАЕВА.

— Действующая Конституция выстроена таким образом, что, с одной стороны, разделяет полномочия между важнейшими фигурами — президентом, парламентом и правительством, а с другой — обрекает их на поиск оптимальных путей согласованного взаимодействия и функционирования. Эта система для умных людей, которые должны понимать, что она устроена для того, чтобы никто из них не подминал под себя остальных.
По новой Конституции институт президента претерпел кардинальные изменения. Теперь полномочия президента совершенно не те, что были раньше, хотя внешний антураж остался тот же: глава государства избирается всенародно, действительно он представляет Кыргызскую Республику внутри страны и за ее пределами, олицетворяет единство народа, верховенство закона и власть народа. Власть народа  и раньше осуществлялась парламентом и президентом, и сегодня она обеспечивается двумя органами. Но принципиально изменилась сама природа президентской власти.
В каком смысле? Президент перестал быть инициатором появления исполнительной ветви власти, как это было раньше. А прежние руководители государства были инициаторами. Они из общей массы граждан нашей страны и политиков «вынимали» какого-то одного человека и сажали в кресло премьера. Затем этот премьер сооружал кабинет министров и собирал туда команду. Но очень часто премьер-министр, обязанный своим происхождением президенту, выполнял его команды, а впоследствии превращался в мальчика для битья и отставлялся… затем все шло по новому кругу. И получалось, что никто из них не нес ответственности перед народом — источником власти. Вот почему мы, собственно, и пошли на такие реформы.
Теперь инициатором является не парламент даже в целом. Парламент нельзя воспринимать как некий единый орган, он состоит из двух самостоятельных и противоборствующих друг с другом кусков — коалиции большинства и оппозиции: три фракции входят в коалицию большинства, и две — причем не вместе, а порознь — составляют оппозицию. Вот что такое сегодняшний парламент.
Часто говорим: у нас парламентская форма правления. Если быть юридически корректным, то у нас премьер-парламентская форма, потому что вся инициатива находится в руках премьера. А премьер рождается не целиком парламентом, а только его частью. Получается так: некое коалиционное большинство, то есть некая сумма фракций, объединившись, составив большинство депутатского корпуса, одного из себя — самого лучшего, достойного, как они считают, — назначают премьер-министром. Дальше он действует в соответствии с Конституцией, которая дает ему все рычаги инициативы.
Что делает премьер-министр? Единолично разрабатывает программу правительства, которая включает в себя государственную программу на ближайшую перспективу и которая содержит в себе основные направления внутренней и внешней политики государства. То, что раньше издавалось указами президента, то, что было у президента, теперь перешло к премьеру.
Затем для реализации своей программы он подбирает под нее структуру правительства, подчеркиваю, структура правительства — это система органов государственной исполнительной власти, призванная максимально эффективно реализовать поставленные программой задачи. Затем под утвержденную структуру подбираются конкретные министры. Конечно, это делается путем переговоров, компромиссов. Премьер должен считаться с требованиями фракций, составляющих коалицию большинства, выдвинувших и поддержавших премьер-министра, ведь это они сделали его таковым. Поэтому он идет с ними на компромисс, уступки и т.д. А все это время президент лишь наблюдает, он активно в этом не участвует.
— Таким положением главы государства как раз и недовольны некоторые кандидаты на должность президента. А как же быть с реализацией его функции арбитра между законодательной и исполнительной ветвями власти?
— Арбитрские функции его пока еще как бы спят, они включаются тогда, когда возникают конфликты между законодательной и исполнительной ветвями власти. В каких случаях они могут возникнуть? Например, когда правительство уже работает. Возьмем сегодняшнюю ситуацию — правительство работает вот уже почти год. По истечении года парламент требует у него отчета. Потому что оно подотчетно и подконтрольно создавшему его парламенту. По результатам отчета парламент может выразить недоверие правительству и принять решение об его отставке. Тогда включаются арбитрские функции президента. Он, согласно Конституции, имеет право согласиться с парламентом, сказать: да, действительно наше правительство не справляется, я его отправляю в отставку. Либо президент не соглашается с парламентом. В этом случае правительство остается и продолжает работать. Вот здесь он, президент, арбитр.
Но конфликт нельзя оставлять неразрешенным, нельзя, чтобы он тлел, иначе в конце концов приведет к взрыву или большому пожару. Поэтому, если ЖК выразил недоверие правительству, а президент возразил, не согласился, но парламент не отказывается от намерения отправить правительство в отставку, он в течение трех месяцев повторно может принимать решение о недоверии правительству. Тогда президент обязан отправить правительство в отставку, то есть он не должен это противостояние усугублять.
Приведу другой пример, когда функции арбитра явно выражены. Обратимся к статье 86 Конституции: не чаще одного раза в год премьер-министр может поставить вопрос о доверии парламента правительству. Причем он может сделать это, увязав с каким-то конкретным вопросом, решением.
— Какая-то подоплека здесь таится … Когда он не срабатывается со своими подчиненными? Или это какие-то конкретные случаи?
— Случаи самые разные. Возьмем реальную ситуацию. Ни для кого не секрет, что бюджет может оказаться  раздут при принятии в парламенте окончательной версии. Парламент, по-своему понимая интересы народа, хочет показать: вот, народ, мы издаем такие законы, что вас  обеспечим, дадим, что вы хотите. А исполнять эти законы будет правительство. А правительство же не самоубийца, оно видит, что бюджет нереализуемый и народ может за это его смести. Поэтому будет бороться за реальный, реализуемый бюджет.
И вот здесь может случиться некая конфликтная ситуация, и тогда правительство может поставить вопрос о доверии парламента правительству и сказать: вот мы представляем бюджет, если его утверждаете, то, значит, вы доверяете правительству. А если отказываете, значит, не доверяете, то есть отказываете в доверии. Если Жогорку Кенеш отказывается принять предложенный правительством бюджет, то президент в течение пяти рабочих дней принимает решение об отставке правительства либо назначает досрочные выборы в ЖК.
— Не ослабляет ли позиции президента то обстоятельство, что он не участвует в формировании правительства?
— Нет, не ослабляет. На практике мы убедились, что существующая действующая коалиция была создана благодаря решению Президента. Именно Президент, после того как попытка СДПК оказалась неудачной, хорошо обдумав, взвесив все за и против, проведя соответствующие консультации, поручила фракции от партии «Республика» создать коалицию, и она ее создала. Коалиция, если не считать ее внутренних проблем, оказалась жизнеспособной и позволила завести эту большую машину, так называемую парламентскую форму правления, и заставить ее двигаться.
Как бы ни говорили, что правительство плохо работает, парламент не справляется со своими функциями, но процесс идет. Законы издаются и исполняются, страна живет, и это говорит о том, что система работает. И уже видно, что Президент не пассивный, не сторонний наблюдатель, а активный участник политических процессов. И благодаря тому, что у нас сейчас не президентско-парламентская, а премьер-парламентская форма правления, Президент не может сконцентрировать в своих руках всю власть. Он как раз та фигура, от которой не исходит инициатива по всем вопросам. Вот это важно понять.
— Использовал ли Президент и где функции арбитра?
— Функции арбитра Президент Р. Отунбаева использовала в конфликте судебной власти с законодательной. А случилось следующее. Совет по отбору судей Кыргызской Республики, выполняя решение парламента, осуществил отбор претендентов на должности судей Верховного суда. Из 29 претендентов, отобранных советом, 14 Президент сочла достойными и внесла их в парламент на утверждение, а 15 вернула в совет с мотивированными возражениями. В это время Совет судей КР (а это орган судейского самоуправления, который избирается съездом судей и представляет интересы всего судейского корпуса) обнародовал на имя главы государства обращение, в котором акцентировал внимание на Законе «О статусе судей», где сказано, что конкурс может быть объявлен только на вакантные места, а Совет по отбору судей, игнорируя эту норму закона, объявил конкурс на места, занятые людьми.
Здесь, как вы знаете, возникла правовая коллизия. И только после этого данная проблема подверглась анализу не только со стороны Президента, но и двух комитетов ЖК — по судебно-правовой реформе и конституционному законодательству. Рассмотрев обращение Совета судей, пришли к выводу, что действительно правовая коллизия имеет место.
— В чем выразилась правовая коллизия?
— Она выразилась в том, что возникло противоречие в понимании принятых законов между судебной и законодательной ветвями власти — судейским корпусом и парламентом, его решениями.
Установку о том, что нужно объявлять конкурс на «живые» места, Совет по отбору судей получил от парламента, который обязал его за 60 дней в соответствии с законом отобрать претендентов на должности судей Конституционной палаты, ну и заодно сформировать и Верховный суд. Совет, поскольку он был утвержден парламентом, беспрекословно выполнил волю Жогорку Кенеша.
Совет судей с этим не согласился. Вот он, конфликт: с одной стороны — Совет судей, с другой — парламент. Именно в этом конфликте между судебной и законодательной властью ярко проявилась роль президента-арбитра, который не мог стоять в стороне от бурлящих в обществе процессов.
Изучив заключение Комитета по конституционному законодательству, убедившись, что действительно имеется правовая коллизия, Президент обратилась в парламент с отзывом одобренных 14 претендентов и рекомендовала устранить правовые коллизии. Что же делает парламент? Он решил настоять на своем. Принимает решение и поручает  Совету по отбору судей в кратчайшие сроки рассмотреть возражения Президента по 15 кандидатурам. Видя, что конфликт усугубляется, Роза Исаковна отозвала из совета возражения по 15 кандидатурам с рекомендациями не торопиться с отбором претендентов на должности судей до устранения правовой коллизии.
Страшно представить будущее Верховного суда, процесс формирования которого дает основание для признания его решений, которыми вершатся судьбы людей, нелегитимными! К счастью, это понял парламент. Он согласился с Президентом и принял законы с поправками, устраняющими коллизии, на которые указывали Совет судей, комитеты по конституционному законодательству и по судебно-правовой реформе ЖК. Эти законы находятся сейчас на экспертизе, отмечу, что в экспертной работе принимает участие и Совет судей. Мы особое внимание обратили на критерии отбора претендентов на судейские должности и включили в законы как раз те, которые были разработаны Советом по отбору судей.
Как видите, президентские функции арбитра уже работают.
— Если бы претенденты на должность президента понимали, насколько трудна и ответственна в нынешних условиях вожделенная должность, их количество было бы гораздо меньше!
— Да, у меня такое ощущение, что не все хорошо знают Конституцию, не говоря уже о том, что знакомы с законом о президенте. А в соответствии с ними избранному президенту необходимо научиться соучаствовать в управлении страной. Поэтому он должен быть настолько авторитетным, чтобы к нему прислушивались не по минимуму, а по максимуму. Это очень сложно, нужно доказать всему обществу чистоту своих помыслов, компетентность, наличие достаточного управленческого опыта, умение понимать и разбираться во внешнеполитических вопросах, правильно расставлять акценты и определять приоритеты. И тех полномочий, которые определены ему Конституцией, вполне достаточно, чтобы вести страну вперед.

Ирина СТЕПКИЧЕВА.






Добавить комментарий