Main Menu

Мастер

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Истинный художник всегда современен. Не тем, что его творчество можно легко вписать в стандарты того или иного времени, а, пожалуй, тем, что оно вопреки всему с простодушным упорством устремлено к идеалам гармонии и достоинства.
А это как раз тяжелее всего, ибо у каждого времени всегда свои ослепительные идолы, которые суррогатами мудрости и красоты гипнотизируют легковерные толпы.

Мелис Убукеев был истинным художником. Лет тридцать-сорок тому назад, прочитав киносценарий «Долгий путь домой», я  восхитился ёмким и образным письмом повествования и сказал Мелису: «Вы же прекрасный писатель! Почему не пишете прозу?». Он ответил, что прозой нужно заниматься всерьёз, а не между делом и этим, видимо, займется к старости, сейчас же ему недосуг, он должен реабилитировать эпос «Манас». Я удивился и заметил: «В чём реабилитировать? И без того об эпосе тонны определений и эпитетов превосходных степеней».  Мелис усмехнулся:  «К сожалению, большинство из  них  —  ни  к  чему не обязывающие комплименты воспитанных людей, а мы только повторяем их. Эпос — духовная родословная народа,  и  поэтому мы сами должны вгрызаться  в его глуби, а не заниматься систематизацией чьих-то высказываний, какие бы мировые величины их не высказывали»…
За точность фраз и слов не ручаюсь,  все-таки прошло столько времени, но смысл запомнил. Потому что для меня тогда существовали незыблемые авторитеты, на которых  я не посмел бы поднять глаза, а он говорил о них, как о соседях по коммунальной квартире. Это поразило. И ещё поразило его «Я должен». Масштаб взваливался на плечи, как мешок картошки. Что это,  непомерное самомнение или ответственность личности, осознающей собственные силы? Время показало, что второе предположение ближе к истине.
Чувством ответственности была продиктована вся творческая жизнь Мелиса Убукеева. Блестящий дебют — фильм «Трудная переправа», который в момент превратил амбициозного увальня в классика кыргызского кино,
Любовь партии и народа, доброжелательное внимание первых лиц республики, их дружеские советы. Господи, счастье-то какое! Садись на санки фортуны — подтолкнут, повезут с визгом, с ветерком  к деньгам, фанфарам, орденам и пожизненному памятнику у халупки детства…
Но Мелис предпочёл соскочить с роскошных санок фортуны и идти своим путём. Элементы декора и эпитеты вульгарной социологии в официальной истории Кыргызстана и его культуры приводили его в бешенство. Гласно полемизировать с этим в то время было невозможно, поэтому своё видение он излагал языком искусства. «Трудная переправа» — его первый ответ государственной идеологии. Потрясающая метафора Родины — слепая женщина, среди горя и унижений зачем-то пуще всего оберегающая своё достоинство. Мелис приступает к съёмкам фильма «Тайна мелодии» — готовится его второй ответ идеологии. Но государство не расположено к диалогу. Появляется куча советников, обладающих властью и званиями и чистосердечно полагающих, что винегрет из цитат и политических установок может  успешно заменить желание творца думать, чувствовать,  творческую потенцию наконец. Мелис уважал себя, чтобы вопреки себе принимать чьи-либо советы. На языке чиновников это именуется «строптивостью», и она рождает неудержимый зуд наказать, унизить. Мелиса на долгие десять лет отлучают от кино.
А потом… А что потом? Потом работа на износ, чтобы успеть…  Вначале, чтобы после долгого отсутствия тренажа вернуть уверенность почерка, Мелис снимает художественные фильмы «Жили-были» и «Провинциальный роман», и опять магнетическая стихия народного образа мира, великая тайна, как сумел выжить маленький народ в окружении больших и амбициозных народов в течение трёх тысячелетий и сохранить самоназвание.
А код расшифровки этой тайны — в эпосе «Манас». Полнометражные документальные фильмы «Сокровенное сказание», «Вселенная Манаса», книга-исследование «Вселенная Манаса» (издана посмертно), подготовка к съёмке новой картины об эпосе и истоках кыргызской творческой фантазии.
Смерть подстерегла на лету… 17 апреля Мелису исполнилось бы восемьдесят. Вот уже двадцать лет его нет с нами.      Незаменимых, конечно, нет, но Мелиса пока ещё никто не заменил. Некому взять нас за загривок, встряхнуть и показать на небо, сияние которого мы, насмерть озабоченные суетой за выживание, стали уже забывать.

Талип ИБРАИМОВ.

 






Related News

О нашей интеллигенции

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintЕсли брать латинский корень, то смысловое значение слова «интеллигенция» — это знание. И действительно, вRead More

Чужих детей не бывает

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПрезидент Садыр Жапаров ознакомился с условиями проживания и оказываемой помощью детям, возвращённым из Ирака.

Добавить комментарий