Main Menu

ЭПОХА НЕ ОСТАВЛЯЕТ ВЫБОРА. К 60-летию академика А. Акматалиева

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Благородному человеку только кажется, что у него есть выбор. На самом деле выбора никогда нет.

Конфуций

Сегодня исполняется 60 лет члену многих уважаемых академий мира и вице-президенту Национальной академии наук Кыргызской Республики, председателю Отделения общественных наук НАН КР, заслуженному деятелю науки, лауреату государственной премии, автору бесчисленных научных трудов, перевернувших в тюркском мире представление о гуманитарной культуре Кыргызстана, обладателю бесчисленных наград и почетных званий разных стран, истинному поэту, моему давнему, с юности, другу Абдылдажану Акматалиеву — на мой взгляд (позволю себе улыбнуться), главному трудоголику литературоведения страны. 

1     В нашей стране есть несколько ученых-литературоведов мирового класса, это выгодно отличает Кыргызстан от многих государств тюркского мира. Но почти никто сегодня не смог, не решился  взять на себя инициативу организации масштабного научного процесса «от Манаса до Айтматова», подготовку академического обеспечения новых направлений, создание новых книг, формирование нового поколения ученых. Никто не рискнул поднять знамя, выпавшее из рук покинувшего нас Чингиза Айтматова, и за это взялся Абдылдажан Акматалиев — любимый ученик великого писателя, увидевший в этом свой долг и свой путь.
Мы живем в эпоху ширящегося культурного невежества — и на уровне сельских школьников, и на уровне высших чиновников, представителей государственной власти. Печальный парадокс: только-только в развертывающейся глобальной гласности и свободе «культуроисповедания» наступило время, когда писателю, историку, философу можно говорить все, что думаешь, — и общество замолчало. В Кыргызстане практически отвернулась от читателя большая литература, ушли классики — маяки духовных исканий, надолго, если не навсегда, замолчали поэты, творческая молодежь либо ушла в чужие инсталляционные игры, либо заслонилась наследием. И непонятно, способна ли наша культура прямо посмотреть в глаза общечеловеческой культуре или же ей так и суждено прятаться за спину духовных достижений предков, замыкаться в себе, становиться во всех смыслах моноязычной, терять кредиты, полученные в ХХ веке. И только одно способно спасти культуру — осознанный труд художников и ученых. Кто-то же ведь должен в Кыргызстане взять на себя эту ответственность — не имитировать творчество и научный труд, но говорить о своей стране целому миру на общечеловеческом языке искусства.
Главным наречием в этом языке было и есть писательское Слово, а главным рупором общества — Литература. Она, и только она, осталась в эпоху массового психоза глобальных сетей единственным тотальным выражением нравственной энергии.
С юбилейным удовольствием констатирую, что Абдылдажан Акматалиев — один из наиболее авторитетных не только на своей  родине, но и в необъятном тюркском мире и шире — в Евразии — ученый, литературовед с высокой международной репутацией, общественный деятель, он самоотверженно работает в науке более половины своей жизни — коль скоро уже мы остановились на вехе 60-летия. Он автор более 700 трудов, из них более 30 монографий, к сорока приближается число других книг и брошюр, полтысячи научных и публицистических статей. Эти труды изданы на русском, казахском, английском, французском, китайском, немецком, испанском, турецком, японском и других языках — и, значит, они уже сумели рассказать о Кыргызстане, его людях, его художественной культуре большей части культурного пространства планеты.
«Творчество Айтматова служит в работе Акматалиева тем элементом, что, будучи опущен в «раствор» безбрежного моря тюркоязычных литератур, содействует там конденсации и кристаллизации художественных идей в творческом сознании писателей… Если до сих пор Айтматов мог предстать для многих несколько загадочным феноменом, то проделанное Акматалиевым исследование позволяет представить творчество как пик в цепи хребтов».
     Георгий Гачев, доктор филологическимх  наук, 1991 (Москва):
Я помню, как почти 20 лет назад мы с моим другом и коллегой Абдылдажаном объединили усилия в совместном проекте «Кыргызская литература ХХ века в контексте связей и взаимодействий с мировой художественной культурой», как поддержка пришла из едва ли не десятка стран, как наша работа неожиданно получила Государственную премию КР 2000 года. Мы тогда были моложе, работали темпераментно и заинтересованно, о премии не думалось (все это возникло неожиданно и позже), и тогда я в полной мере оценил упорство и блестящую комбинаторику исследовательского ума моего соавтора. Выводы, к которым мы пришли, повлияли на формирование концепции кыргызской государственности (2002). Нашло поддержку и наше утверждение, что «одним из важнейших итогов формирования духовности кыргызского народа явился вековой путь интенсивного развития национальной литературы в контексте движения мировой литературной практики», что «литературный процесс в Кыргызстане имел отнюдь не периферийный характер, а кыргызская литература многое почерпнула из мировой сокровищницы и многое в эту сокровищницу внесла.
Этой счастливой поры соавторской работы с моим другом и блестящим ученым я никогда не забуду.
Еще недавно, десятилетие назад, академик Акматалиев был увлечен новым (и ранее — закрытым) материалом: тюркскими традициям, целостностью исторического ареала тюркского мира, многообразием выражений единой культурно-языковой доминанты, идущей от тюркского корня из незапамятных веков. Великий ученый ХХ века академик РАН М. Гаспаров сказал как-то: «Основной путь развития культуры — заимствование». Эта мысль может быть распространена на весь комплекс человеческих трудов. Для национальной литературы процесс заимствования, трансформации, перевоплощения, наполнения идей новой национальной энергетикой — процесс первостепенный. Поэтому изучение проблем взаимосвязей литератур всегда будет иметь большое научное значение. Проблемы литературных связей остаются актуальными и в наши «центробежные» дни, когда назрела необходимость как бы протестировать состояние национальных отношений культур и внести в эти отношения дух конструктивной толерантности, постараться изгнать из них неплодотворную тенденцию к радикальному самозамыканию нации в пещере мононационального мира и языка. Исследуя различные стороны историко-культурного развития народов Центральной Азии и их взаимосвязи, Акматалиев пришел к выводу, что каждый народ вносит свой вклад в развитие мировой культуры.
«Работы А. Акматалиева представляются мне трудами серьёзными, неординарными, по-новому освещающими пока никем не      изученные, чрезвычайно важные световые грани творчества Чингиза Айтматова — крупнейшего писателя нашего времени».
     Георгий Ломидзе, член-корреспондент РАН, 1991 (Москва):
Составитель книг «Манас», «Семетей», «Сейтек», «Словарь эпоса «Манас», «Великий сказитель», «Манас» — эпос-океан», «Калыгул — мыслитель», «Дженижок», 12-томника «Великие личности», «Абай», «Ызаат», «От «Джамили» до «Плахи» и многих других, один из авторов «Энциклопедии Манаса», ученый в течение многих лет делает важное, хоть и неброское дело — пропагандирует главное в культурном наследии своего народа. Вышедшие к читателю тома академического издания эпоса «Манас» по вариантам С. Орозбакова и С. Каралаева, пятитомник эпического наследия мансчи Джусупа Мамая, подготовленные по инициативе и под руководством А. Акматалиева, — это то, о чем культурная общественность мечтала много лет: наконец-то мы сможем иметь и предъявить миру записанный свод многоликого Эпоса не просто как сумму вариантов или отрывков, но как целостный единый Текст, академически подготовленный свод. Ему и суждено идти в будущее в виде своего рода национально-исторической библии (вспомним: «Библия» — означает «Книга», единственная, верховная, изначальная, каков «Манас» для кыргызов). Во многом усилиями Акматалиева как руководителя академического центра фольклора впервые вышли в свет рукописи таких сказителей, как М. Чокморов, Жусуп Мамай, Ыса Жумабек уулу, очередные тома серии «Народная литература», охватывающие варианты образцов устного народного творчества, изданы более 50 поэм — образцов малой эпической формы, снабженных комментариями, что усиливает их эвристическую энергию и образовательную полезность. По инициативе и под общей редакцией ученого издается серия «Залкар акындар» («Выдающиеся акыны»), где впервые к читателю пришли большие рапсоды прошлого — Калмурза, Эсенаман, Уметаалы, Женижок, Калыгул, Арстанбек, творчество которых ранее не было широко известно обществу. Записана серия «Мелодии комуза», куда вошли 125 замечательных образцов кыргызской народной музыки, опубликована в семи томах «История кыргызской литературы», составлен пятитомный сборник произведений Ч. Айтматова, 12 томов серии «Выдающиеся личности» — всего более трехсот изданий такого рода, неоценимых для современников и для языка своего государства.
Как редактор, академик Акматалиев сам выпустил в свет более 150 книг, составивших важнейшую страницу в формировании кыргызской художественной культуры: эта работа попросту не включена им в библиографический указатель его трудов, но иному бы хватило только этих усилий, чтобы гордиться потом всю жизнь.
Естественно, что в данном контексте особый интерес представляет творчество выдающегося писателя современности Чингиза Айтматова, его влияние на развитие литератур мира, и в первую очередь литератур Евразии. Сегодняшняя формула интересов исследователя и организатора науки — «От Манаса до Айтматова» — аккумулирует и общее в пути кыргызской культуры, и внутренние особенности и богатство процесса. Его айтматоведческие труды самых последних лет: «Кыргыз тили» (2013), сборник научных и публицистических статей, интервью на кыргызском и русском языках «Чингиз Айтматов: Живи и помни» (2015), «Мы все в одной лодке» (2015), наконец, «Этюды об Айтматове» — книга воспоминаний и дневниковых записей (1981-2007). Так что задача, выполняемая сегодня ученым, — дело для потомков: может, когда-нибудь будут вспоминать его, как вспоминают Юдахина и Тыныстанова сегодня: его вклад соизмерим с вкладом предшественников.
«Серьёзным выводом из анализа и наблюдений А. Акматалиева является утверждение о том, что Айтматов раскрывает в своих произведениях явления, не замеченные и не обнаруженные общественным сознанием. Акматалиев рассматривает творчество Айтматова в культурном контексте и во взаимодействиях с тюркоязычными литературами — азербайджанской, казахской, кыргызской, узбекской, туркменской, башкирской, татарской, каракалпакской, тувинской, чувашской, якутской, кабардино-балкарской, горно-алтайской, хакасской, карачаево-черкесской. Тем самым в литературоведческой обиход вводятся многие малоизученные литературные связи».
   Юрий Борев, доктор филологических наук, профессор, 2005 (Москва):
Ученый этими трудами вошел в мощную традицию тюркологов: история литературы тюркских народов от фольклора до произведений современных авторов ныне воплощена в 33-томном издании, которое издается в Анкаре, куда вошли виднейшие критики, литературоведы восьми тюркоязычных стран. Кыргызстан был представлен академиком Акматалиевым. Он член ряда других международных научных организаций, член редколлегии журналов «Билиг», «Тюркология», «Билге», «Тюрк ааламы», ряда зарубежных периодических изданий, а также — и это традиция среднеазиатской интеллигенции, встречающая у европейских коллег почтительное удивление, — поэт, автор нескольких книг стихов. Его своеобразное поэтическое дарование — дань классической традиции родной поэзии в сочетании с мышлением современного человека, с видением нынешнего мира. Не могу не привести отрывок (в моем, конечно же, переводе) — это основной мотив его творчества последних лет, печальная элегия о расставании кыргызстанцев с великим писателем и общественным деятелем современного мира Чингизом Айтматовым.

Только гению тяжкая власть суждена.
Он, в столетья сплавляя мгновенья,
Понимает: история — это стена,
Ею разделены поколенья.
Это ведал один лишь в моей стороне,
Но полжизни провёл он в скитаньях,
Жизнь он с Веком Двадцатым прожил наравне —
Несравненный наш мудрый наставник.
В лоно гор его звал крутизною карниз,
Бились молний слепящие кольца,
Но когда ему Время кричало: — Чингиз! —
Он его утешал: — Успокойся!..

А судьба была — грозный гремящий поток,
Космонавт в высоте задыхался,
Белый плыл пароход, красный реял
платок,
Иноходец, устав, спотыкался.

И всё глуше стучали людские сердца,
И всё громче — тайфуны и грозы,
И копились в усталых глазах мудреца
Безнадежные горькие слезы.

Он-то знал: горных рек не скудеет вода,
Но ей трудно дойти до колодца.
Мир незыблем — уходим лишь
мы навсегда.
Что же, что же от нас остаётся?..

     На фоне этого нелегкого вопроса ученый, поэт, иследователь — образец труженика, но отнюдь не Сизифа! Вспомним, что обреченный вкатывать огромный камень на вершину, трагедийный герой эллинского мифа, как известно, никогда не мог дойти до вершины: в самом конце камень срывался, и всё приходилось начинать сызнова. Акматалиев, как немногие из нашего поколения, свой груз до вершины донести сумел. Во времена нашей с ним молодости — советского «позднеклассического» периода, который можно сколько угодно ругать, мы имели как минимум грамотную и отзывчивую среду. Утрата этого качества все равно, что утрата памяти. Есть время собирать камни (как говорил библейский пророк), это пригодится потомкам — неважно, благодарным или неблагодарным.
Академик Абдылдажан Акматалиев к своему итоговому юбилею — 60-летию — собирает камни Прошлого и строит дом Будущего.
Время оценит его труд, поскольку не оставило ему выбора.

Вячеслав ШАПОВАЛОВ,
народный поэт КР, лауреат Государственной премии, Русской премии, заслуженный деятель
культуры КР, доктор филологических наук, профессор. 






Добавить комментарий